Бендик А.С. Проблемы взаимодействия и процессуальной самостоятельности руководителя следственного органа и следователя

Материалы Всероссийской НПК «Право. Экономика. Общество» 1 апреля 2017 г.

Проблемы взаимодействия и процессуальной самостоятельности руководителя следственного органа и следователя

Problems of interaction and procedural independence of the head of the investigative body and the investigator

 

Бендик Алена Станиславовна

Bendik Alyona Stanislavovna

Студентка ВСФ ФГБОУВО РГУП, г. Иркутск

biendik95@mail.ru

 

Аннотация: В статье анализируются проблемы, возникающие в ходе взаимодействия руководителя следственного органа и следователя при расследовании уголовного дела, рассматривается вопрос процессуальной самостоятельности следователя.

Annotation: The article analyzes the problems arising in the course of interaction between the head of the investigative body and the investigator in the investigation of the criminal case, the issue of the procedural independence of the investigator.

Ключевые слова: взаимодействие, процессуальная самостоятельность, следователь, руководитель следственного органа, проблемы.

Keywords: Interaction, procedural independence, investigator, head of the investigative body, problems.

В литературе под взаимодействием понимается взаимная помощь и взаимное содействие в процессе расследования. [9] Взаимодействие руководителя следственного органа и следователя есть не что иное, как совместная деятельность указанных субъектов, объединенная общностью целей и задач, на основе которой происходит воздействие субъектов друг на друга и складываются определенные взаимоотношения. [11] Если проследить процесс формирования взаимоотношений в следственном подразделении, то начало их связано с подбором и расстановкой кадров руководителями, при которых необходимо учитывать квалификацию, компетентность, наличие соответствующего образования, стаж и опыт работы претендента на должность следователя.

Кадровая динамика в правоохранительных органах, по мнению В.В. Горюнова, имела место во все времена, однако в последние годы показатель «текучести кадров» очень высок. [8]

В последнее время все больше актуализируется вопрос о том, самостоятелен ли следователь в своих решениях.

Законодательно самостоятельность следователя закреплена в п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ. [1] В ее интересах были осуществлены мероприятия по созданию Следственного комитета РФ. Правда, существенной коррекции полномочий следователя не произошло. Надо сказать, что мнения ученых в вопросе о процессуальной самостоятельности следователя полярно расходятся. Одни авторы пишут о том, что, «несмотря на широкие возможности руководителя следственного органа влиять на течение предварительного следствия, следователь, тем не менее, лицо, процессуально самостоятельное» [5], другие же считают, что задача по усилению процессуальной самостоятельности следователя оказалась невыполненной, поскольку в действительности указанную самостоятельность приобрели не следователи, а их начальники. [15]

Не случайно в возникшей ситуации старший прокурор отдела по надзору за процессуальной деятельностью в органах СК РФ Забайкальского края В.В. Горюнов, соглашаясь с данными авторами по поводу их обоснованной озабоченности отдельными перекосами произошедшей реформы, задался вопросом о том, готовы ли сами следователи освоить формально предоставленную законом  самостоятельность и нести за нее ответственность, справедливо при этом считая свершившимся фактом зависимость следователя от руководителя следственного органа.

Что касается самостоятельности руководителя следственного органа, здесь необходимо опираться на мнение самих руководителей, 95% которых считают, что они не самостоятельны в своих решениях, говоря о недостаточном объеме предоставленных им прав, ссылаясь на то, что у прокурора остались рычаги воздействия на принятые ими решения, например такие, как:

– истребование и проверка законности и обоснованности решений следователя или руководителя следственного органа об отказе в возбуждении, приостановлении или прекращении уголовного дела;

– возвращение уголовного дела дознавателю, следователю со своими письменными указаниями о производстве дополнительного расследования, об изменении объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления и устранения выявленных недостатков и т.д.

Мы придерживаемся позиции тех ученых, которые считают, что «прокурор, осуществляя надзор, по общему правилу не вмешивается в процессуальную деятельность следователей. Принятие прямых мер…уже выходит за рамки полномочий прокурора». Заметим, что возникающие споры о положении руководителя следственного органа и о его процессуальном статусе не прекращаются и в настоящее время. Так, А.А. Чувилев и В.В. Кальницкий писали о руководителе как об организаторе работы следователя, осуществляющем ресурсное и методическое обеспечение расследования. [14] Между тем А.Н. Артамонов и Д.М. Сафронов называют руководителя следственного органа весьма властной фигурой [4], А.С. Александров, И.В. Кухта, И.В. Круглов говорят о руководителе следственного органа как о воплощении самостоятельности и независимости следственной власти, вертикаль которой подчинена непосредственно Президенту РФ [3], М.М. Муцалханов называет его «серьезной процессуальной фигурой» [10], В.А. Шарубин — полновластным «хозяином» предварительного следствия [16], а сущность его деятельности определяют через процессуальное властвование.

Доминирующее положение руководителя следственного органа в его взаимоотношениях со следователем особенно хорошо прослеживается в ходе реализации его возможности давать обязательные для следователя указания. Закон устанавливает весьма существенные и принципиальные требования о том, что «указания руководителя следственного органа по уголовному делу даются следователю в письменной форме и обязательны для исполнения» (ч. 3 ст. 39 УПК РФ).

Однако согласно ч. 3 ст. 39 УПК РФ следователь может обжаловать указания руководителя следственного органа, которые касаются изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресечения, производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению, а также направления дела в суд или его прекращения.

Необходимо отметить, что на основании изученных нами результатом опросов, можно сказать, что следователь, осознавая, что руководитель следственного органа «вмешивается» в его деятельность, не предпринимает никаких попыток заявить о своей самостоятельности. Наряду с этим следует согласиться с позицией В.П. Божьева, который, не разделяя восторгов корректировки ч. 3 ст. 39 УПК РФ, называет это нововведение законодателя «не самым лучшим решением» [7], так как задачей следователя является не дискутирование со своим руководителем в рамках обжалования его решений, не затягивание времени, а выполнение указаний по расследованию конкретного преступления. И в связи с этим заслуживает поддержки мнение С.А. Табакова, который считает, что в настоящее время утрачен механизм отстаивания следователем своего внутреннего убеждения. [12] У следователей подавляется чувство самостоятельности, поскольку их действия подвергаются тотальному многоуровневому контролю, а также повсеместному контролю подвергаются и их руководители, которые в силу сложившегося положения автоматически оказываются в атмосфере недоверия, поскольку правильность их действий и указаний по каждому уголовному делу проверяется в региональном аппарате. [6] И, конечно, трудно не согласиться с тем, что сложившаяся система оказалась раскоординированной.

Однако некоторые ученые считают, что существует необходимость в сужении полномочий начальника следствия и наделении следователей правом выбора, а именно введении новой, более демократичной формы  взаимоотношений между руководителем и подчиненным — «предложение к рассмотрению следователя», носящей рекомендательный характер. Ввиду этого напомним, что, согласно толковому словарю, под «руководителем» понимается «тот, кто направляет чью-либо деятельность, осуществляет руководство», «должность лица, заведующего чем-либо и кем-либо», и не случайно Л.Г. Татьянина называет уголовно-процессуальные отношения властеотношениями. [13] Мы разделяем позицию В.П. Божьева в том, что при реализации своих полномочий и руководитель следственного органа, и следователь должны «прежде всего обеспечивать единство, взаимодействие, ответственность, а не внутреннюю «состязательность».[7]

Думается, что руководитель следственного органа вправе давать письменные указания и на предварительном следствии, и при возбуждении уголовного дела. Тем более, что именно это положение указано в совместном приказе Генпрокуратуры России №147, МВД России №209, ФСБ России №187, СК России №23, ФСКН России №119, ФТС России №596, ФСИН России №149, Минобороны России №196, ФССП России №110, МЧС России №154 от 26.03.2014 [2], рекомендующем «в целях обеспечения всесторонности, полноты и объективности проверок сообщений о преступлениях и своевременного принятия соответствующих закону решений организовать систематический упреждающий процессуальный контроль за их проведением до истечения срока, предусмотренного ст. 144 УПК РФ», а также «изучать находящиеся на рассмотрении у подчиненных сотрудников материалы проверок до принятия по ним процессуальных решений, в случае необходимости давать письменные указания о проведении конкретных проверочных действий в целях установления обстоятельств, имеющих значение для вынесения законных, обоснованных и мотивированных постановлений».

Проанализировав исполнение приказа в части официального истребования материалов проверки сообщения о преступлении для осуществления контроля с дальнейшей дачей указаний по материалу, мы выяснили, что данное полномочие руководитель осуществлял лишь в 24% случаев, т.е. следователи, в том числе лишь недавно пришедшие на работу, возбуждали уголовные дела самостоятельно, оценив материал проверки сообщения о преступлении. С одной стороны, это логично, ведь законодатель наделяет их таким правом, с другой стороны — в 9% случаев уголовные дела были прекращены на стадии предварительного расследования за отсутствием состава преступления, в 15% — возвращались из суда прокурору по ст. 237 УПК РФ.

Одной из причин указанных обстоятельств можно назвать несвоевременный контроль со стороны руководителя следственного органа

Таким образом, наличие в уголовном деле (материале проверки сообщения о преступлении) указаний позволит вышестоящему руководителю следственного органа проконтролировать их законность и обоснованность; выяснить, осуществлял ли руководитель следственного подразделения свои обязанности по контролю за следствием; проверить, достаточно ли серьезно отнесся следователь к выполнению данных ему указаний и в какой мере он их выполнил; объяснить происхождение собранных им дополнительных материалов, а также причину принятого решения по делу. Письменная форма указаний «способствует укреплению законности в уголовно-процессуальной деятельности, так как она дает возможность установить персональную ответственность в случае нарушения законности».

В заключение следует отметить, что эффективность взаимодействия руководителя следственного органа и следователя невозможна без надлежащей правовой регламентации деятельности указанных участников уголовного судопроизводства, предполагающей сохранение их разумной процессуальной самостоятельности, дополненной процессуальной ответственностью каждого за принятые решения.

Список источников

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации : Федеральный закон от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 07.03.2017, с изм. от 16.03.2017) // Собрание законодательства РФ от 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.
  2. Об усилении прокурорского надзора и ведомственного контроля за законностью процессуальных действий и принимаемых решений об отказе в возбуждении уголовного дела при разрешении сообщений о преступлениях : приказ Генпрокуратуры России № 147, МВД России № 209, ФСБ России № 187, СК России № 23, ФСКН России № 119, ФТС России № 596, ФСИН России № 149, Минобороны России № 196, ФССП России №110, МЧС России № 154 от 26.03.2014 / Зарегистрировано в Минюсте России 04.08.2014 № 33432 [Электронный ресурс]. — URL: http://base.garant.ru/12187268 (дата обращения: 30.03.2017).
  3. Александров А.С., Круглов И.В., Кухта А.А. К вопросу о некоторых полномочиях руководителя следственного органа // Российский следователь. – 2007. – № 19. – С. 28-30
  4. Артамонов А.Н., Сафронов Д. М. Общие условия предварительного расследования : учебное пособие. – Омск : Омская академия МВД России, 2009. – С. 12.
  5. Артамонов А. Н. Прокуратура и прокурорский надзор в Российской Федерации : учебное пособие. – Омск : Омская академия МВД России, 2010. – С. 43.
  6. Арутюнян Д.А. Актуальные вопросы модернизации органов предварительного следствия России // Российский следователь. – 2011. – № 6. – С. 45-47.
  7. Божьев В.П. О властных субъектах уголовного процесса в досудебном производстве // Российский следователь. – 2009. – № 15. – С. 29-31.
  8. Горюнов В.В. Процессуальная самостоятельность следователя в свете реформы следственного аппарата // Российский следователь. – 2012. – № 19. – С. 13-16.
  9. Мешков М.В. Предварительное следствие в ОВД : учебник. – М. : ДГСК МВД России, 2011. – С. 45.
  10. Муцалханов М.М. Процессуальный контроль руководителя следственного органа за законностьювыполнения следователем процессуальных обязанностей // Юристъ-Правоведъ. – 2013. – № 1. – С. 46.
  11. Насонова И.А., Моругина Н.А. Руководитель следственного органа в системе обеспечения права на защиту участников уголовного процесса : монография. – Воронеж : Воронежский институт МВД России, 2011. – С. 73.
  12. Табаков С.А. Ведомственный процессуальный контроль за деятельностью следователей и дознавателей органов внутренних дел : автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Омск : Омская академия МВД России, 2009. – С. 5.
  13. Татьянина Л.Г. Уголовно-процессуальные правоотношения прокурора и руководителя следственного органа: проблемы и пути их решения // Уголовное судопроизводство. – 2010. – № 1. – С. 21-23.
  14. Чувилев А.А., Кальницкий В. В. Процессуальный контроль начальника следственного отдела // Советское государство и право. –1983. – № 4. – С. 69-73.
  15. Шадрин В.С. Желаемое и действительное в досудебном производстве российского уголовного процесса : выступление на международной научной конференции «Уголовная юстиция: связь времен», прошедшей в г. Санкт-Петербурге 6-8 октября 2010 г. [Электронный ресурс]. — URL: http://www.iuaj.net/book/export/html/536 (дата обращения: 30.03.2017).
  16. Шарубин В.А. О развитии полномочий руководителя следственного органа // Российский следователь. – 2013. – №14. – С. 7-8.

Добавить комментарий