Терещук Я. А. Квалификация деяний соучастников при эксцессе исполнителя

Молодежь. Образование. Общество:  материалы Международной НПК (Иркутск, 02 мая 2017  г.)

Квалификация деяний соучастников при эксцессе исполнителя

Qualification of the acts of accomplices in excess of the performer

 

Терещук Яна Александровна

Tereschuk Yana Aleksandrovna

магистрант ВСФ ФГБОУВО РГУП, г. Иркутск

tereshuky@mail.ru

 

Аннотация: В статье рассмотрены проблемы определения степени уголовной ответственности соучастников при эксцессе исполнителя преступления. Приводятся варианты квалификации действий соучастников при эксцессе исполнителя преступления.

Annotation: The article deals with the problems of determining the degree of criminal responsibility of accomplices in the excess of the perpetrator of a crime. The options for qualifying the actions of accomplices in the excess of the perpetrator of the crime are given.

Ключевые слова: преступление, эксцесс исполнителя, количественный эксцесс, качественный эксцесс, ответственность соучастников преступления.

Keywords: crime, kurtosis of the perpetrator, quantitative excess, qualitative excess, responsibility of the accomplices of the crime.

 

В жизни нередко встречаются ситуации, когда исполнитель уже в процессе совершения преступления отступает от ранее достигнутого уговора. Другие соучастники при этом не знают и не предполагают, что исполнитель будет действовать иначе, чем было оговорено и согласовано всеми участниками. Умысел организатора, подстрекателя и пособника при разработке преступного плана был направлен на другое, нежели совершил исполнитель.

В настоящее время, согласно ст. 36 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) за эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не несут. Несмотря на закрепление в уголовном законе нормы об эксцессе, до настоящего времени нет единообразного понимания данного уголовно-правового явления. Это выражается в допускаемых ошибках при квалификации преступных деяний, в частности, во вменении всем соучастникам действий, не охватывающихся их умыслом, либо в неправильной уголовно-правовой оценке содеянного соучастниками при установлении эксцесса исполнителя преступления. [1]

Все эксцессы в зависимости от того, в каком направлении деятельность исполнителя уклонятся от замысла соучастников, в теории уголовного права делятся на количественные и качественные. Это различие имеет определенное практическое значение, поскольку влияет на квалификацию, в частности и на квалификацию действия исполнителя. [3]

Количественный эксцесс – это такой выход исполнителя за рамки сговора соучастников, когда он совершает более тяжкое однородное преступление либо тождественное преступление, но сопряженное с обстоятельствами, отягчающими ответственность. При количественном эксцессе действия исполнителя квалифицируются по той статье Особенной части УК, которая предусматривает ответственность за фактически совершенное им преступление, а действия других соучастников подлежат квалификации как покушение на преступление, которое охватывалось их умыслом, если исполнитель совершил иное однородное преступление. [2]

В развитие этого законодательного положения применительно к кражам, грабежам и разбоям в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г. № 29 (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. № 7) говорится, что в тех случаях, когда группа лиц предварительно договорилась о совершении кражи чужого имущества, но кто-либо из соисполнителей вышел за пределы состоявшегося сговора, совершив действия, подлежащие правовой оценке как грабеж или разбой, содеянное им следует квалифицировать по соответствующим пунктам и частям статей 161, 162 УК РФ. [5] Например, кража и грабеж являются однородными преступлениями. Если подстрекатель склонил исполнителя к совершению кражи, а исполнитель совершил грабеж, то в данном случае подстрекатель должен отвечать за приготовление к краже, а исполнитель – за реально совершенное преступление, то есть за грабеж.

Примером количественного эксцесса, связанного с совершением преступления при квалифицирующих обстоятельствах, не охватывающихся умыслом других соучастников, может быть следующее дело. Бугаев и Першин, предварительно договорившись о совместном совершении преступления, умышленно, из корыстных побуждений, в целях хищения чужого имущества, осознавая, что противоправный характер их действий очевиден для потерпевших Крапивиных, открыто завладели, принадлежавшим Крапивиным имуществом. Кроме этого Бугаев применил насилие, не опасное для жизни или здоровья к Крапивиным, выразившееся в нанесении им ударов металлическим ведром. Судом установлено, что применённое Бугаевым насилие не охватывалось совместным умыслом Бугаева и Першина. Действия Першина судом квалифицированы по п. «а» ч. 2 ст. 161, а действия Бугаева – по п. «а» и «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ. Применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, является эксцессом со стороны одного из соисполнителей, в связи с чем другой соисполнитель уголовной ответственности за это не подлежит.

В случае количественного эксцесса исполнитель преступления несет ответственность за фактически совершенное им оконченное или неоконченное преступление при квалифицирующих или привилегирующих признаках. Остальные соучастники несут ответственность за соучастие в оконченном или неоконченном преступлении, но при отсутствии указанных квалифицирующих или привилегирующих признаков. Аналогичным образом распределяется ответственность при количественном эксцессе в виде совершения исполнителем однородного преступления: исполнитель отвечает за фактически совершенное деяние, остальные соучастники – за преступление, которое изначально охватывалось их умыслом.

Что же касается качественного эксцесса, то здесь необходимо отметить следующее. Качественный эксцесс представляет собой такую ситуацию, при которой соучастник совершает деяние, не только выходящее за рамки умысла остальных участников преступления, но и совершенно разнородное с теми, относительно которых существовал сговор. Преступление при нем остается совместным, за исключением непредвиденных отягчающих или смягчающих обстоятельств. Причинная и виновная связь деяний соучастников в условиях такого эксцесса по основной части преступления сохраняется, что позволяет применять к нему нормы о соучастии.

При качественном эксцессе происходит посягательство на иной объект. Деяние при качественном эксцессе вполне может совпадать по времени либо по месту совершения с преступлением, задуманным совместно с другими соучастниками, но это деяние не будет находиться в причинной связи с действиями, допустим, подстрекателя. Остальные соучастники не имеют какой-либо доли во всем событии, образующем качественный эксцесс. Здесь прерывается причинная и виновная связь деяний двух или более лиц, что исключает возможность квалификации их преступлений по правилам о соучастии.

Примером качественного эксцесса, выраженного в совершении исполнителем наряду с преступлением, охватывающимся умыслом других соучастников, еще и иного умышленного преступления, не охватывающегося их умыслом, служит следующее уголовное дело. 24 ноября 1998 г. Кузнецов, Левченко и Дукаев договорились совершить нападение на квартиру Локотко с целью завладения его имуществом, разработали план нападения, распределили роли каждого: Левченко должен был как знакомый Локотко позвонить в квартиру и обеспечить проникновение группы в жилище, а Кузнецов и Дукаев, одетые в маски, напасть на потерпевшего, связать его и Левченко, а затем завладеть имуществом. 25 ноября 1998 г., когда Локотко, узнав Левченко, открыл дверь, Кузнецов ворвался в квартиру, напал на потерпевшего, повалил его на пол лицом вниз, связал руки и ноги шнуром. Дукаев помог Кузнецову его связать, а Левченко оставался у входной двери. Затем Кузнецов и Дукаев перенесли Локотко в ванную комнату, где Кузнецов, заклеив потерпевшему рот имевшимся у него для этой цели скотчем и приставив револьвер к его голове, стал требовать у него деньги, но, убедившись, что денег нет, не посвящая в свои намерения Левченко и Дукаева, решил убить потерпевшего. Подобранным в квартире молотком нанес Локотко удары по голове, причинив открытую черепно-мозговую травму, от которой потерпевший скончался на месте. Суд первой инстанции квалифицировал действия Левченко по п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ как совершение разбойного нападения с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой, неоднократно. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ переквалифицировала действия Левченко на п. п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.) как грабёж, совершённый группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, указав на отсутствие в материалах дела данных о том, что они договорились о применении к потерпевшему насилия, опасного для его жизни и здоровья. Поскольку телесные повреждения, опасные для жизни и здоровья, были причинены потерпевшему Кузнецовым, который принял такое решение самостоятельно, что было установлено судом и о чём указано в описательной части приговора, это свидетельствует о наличии в его действиях эксцесса исполнителя данного преступления (разбоя), что согласно ст. 36 УК РФ исключает уголовную ответственность Левченко за разбой, то есть за действия Кузнецова, которые не входили в предмет их договоренности.

Уголовная ответственность за эксцесс исполнителя и за преступление, совершенное или планируемое к совершению в соучастии, наступает раздельно. Основание уголовной ответственности соучастников исчерпывается только тем преступлением, которое исполнитель совершил, пытался совершить или должен был совершить в рамках общего с соучастниками умысла. Если исполнитель, допустивший эксцесс, по не зависящим от него обстоятельствам не довел до конца преступление, оговоренное с другими соучастниками, последние, а также сам исполнитель должны нести ответственность за соучастие в неоконченном преступлении. Кроме того, исполнитель отвечает еще и за допущенный им эксцесс. При добровольном отказе исполнителя от совершения преступления в соучастии и имеющемся эксцессе с его стороны остальные сообщники несут ответственность за неудавшееся соучастие. Исполнитель в этом случае несет ответственность только за имеющийся с его стороны эксцесс. [4]

Список источников:

  1. Барановская А.С., Грамматчиков М.В. Проблема определения уголовной ответственности соучастников при эксцессе исполнителя преступления // Молодёжь Сибири – Науке России. – 2015. – с.16–20;
  2. Бошукова Е.В. Специальные вопросы соучастия //Актуальные проблемы юридического обеспечения прав человека. – 2015. – с. 23–26.
  3. Иванова Л.В. Эксцесс исполнителя преступления // Вестник Томского государственного университета. – 2007. – № 305. – с. 5;

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 (ред. от 24.05.2016)  «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое». – http://www.garant.ru/

Добавить комментарий