Чекмезов В.И. Социальное государство и местное самоуправление: основы взаимодействия

Материалы Всероссийской НПК «Право. Экономика. Общество» 1 апреля 2017 г.

Социальное государство и местное самоуправление:  основы взаимодействия

Social State and Local Government: Basis for Cooperation

 

Чекмезов Владимир Ильич

Chekmezov Vladimir Ilуch

К.ф.н, доцент, Научный руководитель ЦМП ИЭиП(филиал)  АТиСО, г. Севастополь

severyanin27@yandex.ru

 

 Аннотация. Статья посвящена проблемам формирования в нашей стране социального государства и развития местного самоуправления. В ней обозначены особенности психологической восприимчивости населения к указанным видам публичной власти. Ставится задача проведения административной и муниципальной реформ.

Annotation. The article is devoted to problems of formation of the social state and development of local government in our country. It points out the specific psychological susceptibility of the population to these types of public authority with the perspective of administrative and municipal reforms.

Ключевые слова: социальное государство, местное самоуправление, социальная справедливость, социальная благотворительность, муниципальная реформа.

Keywords: social state, local government, social justice, social charity, municipal reform.

 

Мир в своем развитии шагает собственными противоположностями, словно ногами. Подобным образом формируется и государство.  Так, в частности, монархию сменила республика. Сходным образом на смену полицейской державе приходит правовая. А на место либерально скроенного государства претендует социальное. В том числе и в нашей стране. При этом налицо ставшее тенденцией совершение левого «оверштага», выражаясь морским языком, то есть возврата к своей противоположности. Чем обусловлено  изменение вектора развития в этом последнем случае? Поиск «земного рая» с его благополучной жизнью велся непрерывно. Продолжается он и сейчас. Поскольку мир изначально несправедлив, а социальная справедливость для людей оказалась чрезвычайно значима, она и была признана общественным идеалом. Справедливость содержит требование соответствия деяния и воздаяния (то есть прав и обязанностей, труда и вознаграждения, заслуг и признания, преступления и наказания). Наконец, в справедливость верят, поскольку на страже ее стоит Создатель. Все было бы хорошо, но справедливость сама оказалась противоречивым явлением и, образно говоря,  флагу французских коммунаров подобна. Флагу, на котором было начертано: «свобода, равенство и братство»! Со временем  эти святыни, получившие статус социальных ценностей, стали принадлежностью  разных знамен из-за «неуживчивости». Там, где царствует свобода, там нет места равенству, а  где господствует равенство, невозможна свобода. Ибо свобода, уже по определению своему, есть право на неравенство. Они как два царства (два рая) – для бедных и для богатых, для простых и знатных, для слуг и  господ. В силу этого и братство между людьми за пределами коммуны перестает существовать.

Различие в положении указанных групп людей  привело к осознанию  различия и их интересов. Общественные интересы образуют основу политики. При этом все земные интересы имеют «небесные» одежды. Ими являются политические идеологии. Идеология, базирующаяся на свободе, называется либерализмом, а основанная на равенстве – социализмом. «Богом» либерализма является индивидуальная свобода человека. Идеалом же социалистической идеологии стало равенство между людьми и, в первую очередь, – в материальных ресурсах («хлеба горбушку – и ту пополам»). Недаром первый этап  в становлении социального государства получил название социалистического. Для своего осуществления справедливость нуждается в ряде условий. И первое из них связано с обострением социальной напряженности в обществе, при котором индивидуальная свобода теряет свою значимость и уступает место социальному равенству, требующему от государства перейти от роли «ночного сторожа» к роли «кормильца». И это требование многих. В такой обстановке и родилась идея социального государства, которая сейчас получает все большее признание и воплощение в практике современных государств. В концепцию она превратилась в конце 19-го – начале 20-го столетий. В соответствии с ней целью социального государства должно стать обеспечение достойного уровня жизни своих граждан посредством эффективного регулирования социально-политических и финансово-экономических отношений в обществе и установления в нем социальной справедливости (в отличие от либеральной) [1]. Однако как всякая концепция, основывающаяся на крайней позиции,  она нуждалась в выработке компенсаторных механизмов либеральной направленности для обеспечения сбалансированного развития общества и формирования государства. Поэтому в ходе своего становления и практической апробации концепция социального государства прошла ряд этапов, в том числе: правового социального государства, государства социальных услуг, государства всеобщего благоденствия и, наконец, либерального социального государства.

Первым свою державу назвала социальным государством Германия. Вслед за ней скандинавские страны к настоящему времени вобрали в себя черты, характерные для государств, о которых идет речь. К ним относится и нынешняя Финляндия,  когда-то входившая в состав Российской империи. Рядом — соседняя Швеция, являвшаяся для Финляндии длительное время объектом для подражания. [1]

«Шведский социализм», о котором заговорили полвека назад, обязан местному самоуправлению. Успех скандинавских стран в том, что они отнеслись к самоуправлению всерьез. И благодаря его заслугам, например, родина для финнов перестала быть «приютом убогого чухонца». Местное самоуправление в Финляндии  после двух революций 1917 года не исчезло, а, наоборот, с предоставлением финскому государству независимости, получило возможность самостоятельного развития. Прошло 100 лет — время, с которого самоуправление в Отечестве нашем прервалось. К указанному рубежу, изначально свойственная нашим соотечественникам социальная благотворительность, превратилась в одну из базовых ценностей. Опыт отечественного благотворения показывает, что им занимались все слои населения и все уровни власти. Но координация усилий осуществлялась органами местного самоуправления. Почему? Во-первых, для них локальная хозяйственная деятельность была главной. Во-вторых, основным источником муниципальных налогов являлось самообложение, не связанное с государством. И, наконец, муниципальная власть обладала высокой осведомленностью о реальных нуждах населения. Следующей уникальной способностью русских людей оказалась привычка довольствоваться малым в удовлетворении материальных потребностей. На ее основе закрепилось нестяжательство как признак духовной жизни наших соотечественников («нет счастья в богатстве, оно покупается чужим страданием» — суждение, закрепившееся в общественном сознании). Данное качество делает русских людей способными к сопротивлению в лихую годину и долготерпению в мирной жизни. Стоит отметить также, что важным показателем психологии русского человека является его интуитивное ощущение принадлежности себя к чему-то гораздо большему, чем он сам. Он видит смысл своей жизни в служении более значимому началу (например, Богу, царю, народу …). Данной чертой характера объясняются особенности поведения и судеб немалого количества русских людей. Если норвежца, финна или шведа, например, интересует главным образом индивидуальное, тихое и спокойное счастье, то русскому человеку есть дело до всего. Он чувствует ответственность за судьбу всей страны. Благотворительность, нестяжательство и жертвенность де-факто способны составить ментальную основу как социального государства, так и местного самоуправления в России. Разумеется, описываемые феномены «русскости» проявляют себя только как тенденция, прокладывая себе путь через множество препятствий иной психологической природы (через алчность и эгоизм, коррупцию и казнокрадство).

Стоит отметить, что любое государство, прежде всего, представляет собой публичную власть. Основной функцией социального государства является решение задач, обеспечивающих гражданский мир и материальное благополучие населения страны. Местное самоуправление также квалифицируется как публичная власть. Разница между ними определяется масштабами их полномочий и ресурсов, а также природой возникновения. Если государство возникло как институт власти, выделившийся из общества, то местное самоуправление является непосредственно основным институтом общества. Его составляют жители населенных пунктов (городов, поселков, сел), образовавших городские сообщества или сельские общины. [2] Указанные муниципальные субъекты возлагают на себя решение вопросов местного значения, исходя из интересов большинства жителей самоуправляющихся единиц (муниципальных округов). Социальная функция является для местного самоуправления основной по определению. Базовой социальной ценностью для него также является равенство, обеспечивающее одинаковые требования ко всем членам сообщества (общины) и равный доступ к объектам благоустройства, несущим общественную пользу. Оно пусть малая, но претендующая на самостоятельность публичная власть с полагающимися ей атрибутами: налогами и бюджетом, обязанностями и порядком. При этом местное самоуправление чрезвычайно зависимо от внешних условий. Считается, что более комфортное существование  ему способно обеспечить федеративное государство, нежели унитарное. Таким  же образом наиболее благоприятным внешним условием для него может стать социальное государство, решающее сходные задачи. Социальное государство и местное самоуправление являются родственной природы институтами публичной власти.  Для их деятельности характерна, как минимум, однонаправленность. И потому «разделение труда» между «большой» и «малой» властями способно  осуществиться с меньшими трудностями и в более короткие сроки. А оно необходимо. Ведь местному самоуправлению присущ ряд «неделегируемых» полномочий. Передача же их кому-либо способна привести к существенному снижению эффективности управления, выражающемуся в усложнении, удорожании и ухудшении качества оказываемых услуг, поскольку имеется жесткая связь между субъектом управления и присущими ему полномочиями. В силу этого требуется проведение как административной, так и муниципальной реформ.

В   содержательном    смысле    всякая    реформа    связана   с    возвратом государства  к  старым  испытанным  формам  управления  и ведения хозяйства, подобно   тому,   как   от   потерявшей   нормальный    образ   жизни     (ставшей «безобразной»)    общество   стремится   избавиться   путем   возврата    (словно «блудный  сын»)   к   прежнему   (достойному)   образу  жизни. Возврата в иных условиях  и  на  новой  основе.   Потому  и   напомнил  о себе  сейчас  порядком подзабытый   «закон   двойного   отрицания»,   сформулированный     немецким философом   Георгом   Гегелем   еще   двести  лет  назад.   Конечно,  «к старому возврата  больше нет»!  Стране Советов  не  возродиться.  Но Россия не Европа. Социальная,   а  не   либеральная  природа  закладывалась  веками  в  основу  ее формирования и управления.

Список источников

1.​ Олейникова Е.Г. Основы социального государства / Учебно-методическое пособие – Волгоград: Изд-во Волгоградского филиала ФГБОУ РАНХиГС. – 2014. – с. 41.

2.​ Говоренкова Т.М. Читаем Велихова вместе.// Библиотека муниципального работника. — М.: РИЦ Муниципальная власть». — 1999. – с. 57.

 

Добавить комментарий