Абрамовский С. С. Роль судебной экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела

Роль судебной экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела

The Role of Forensic Expertise in the Stage of Initiation of a Criminal Case

 

Абрамовский Станислав Сергеевич

Abramovsky Stanislav Sergeevich

магистрант  ВСФ ФГБОУ  РГУП, г. Иркутск

s.abramovskiy@mail.ru

Аннотация.  В статье описывается роль производства судебной экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела, а также ее ценность для уголовно-процессуальной деятельности в Российской Федерации. В статье описаны возможные пути реализации рассматриваемого процессуального действия.

Annotation. The article describes the role of forensic expertise in the stage of initiating a criminal case, as well as its value for criminal procedural activities in the Russian Federation. The article describes possible ways of implementing the procedural action under consideration.

Ключевые слова: судебная экспертиза; уголовный процесс; уголовно-процессуальное право; уголовно-процессуальный кодекс; уголовное законодательство.

Keywords: forensic examination; criminal process; criminal procedure law; code of Criminal Procedure; criminal legislation.

 Длительное время важным и обсуждаемым вопросом касающегося уголовно-процессуальной деятельности, является допустимость в стадии возбуждения уголовного дела назначения и производства судебной экспертизы. В начальной редакции от 22 ноября 2001 г., законодателем были внесены изменения, благодаря которым можно было сделать вывод о том, что это помогло решить проблему производства процессуальных действий, дав тем самым, назначать судебную экспертизу в стадии возбуждения уголовного дела. Если трактовать закон, то получается, экспертизу можно только назначать, а не проводить, поэтому возникает противоречие по главной составляющей в производстве процессуального действия, основная цель которого является установить наличие или отсутствие основания для возбуждения уголовного дела.

В процессе установления признаков состава преступления, одной из важных составляющих в этом процессе являются результаты исследований свойств самого предмета преступления, так как в нормах УК РФ сказано, что обязательным признаком состава преступления является сам предмет преступления. (наркотические и психотропные вещества, огнестрельное и холодное оружие и др.). Эти материальные вещи внешнего мира не только являются предметами преступлений, но и непосредственно могут быть использованы при совершении конкретных преступных деяний. В этих случаях вещи будут орудиями или средствами преступлений (например, огнестрельное или холодное оружие, используемые при разбое).

Закрепленные в особенной части Уголовного кодекса РФ проводимые следственные действия в стадии возбуждения уголовного дела, а именно, осмотр места происшествия в ходе которого могут быть обнаружены  предметы или средства преступлений, их процессуальный осмотр и  изъятие, могут быть недостаточными, для того, чтобы установить признаки конкретных составов преступлений. Для этого также требуется, прежде всего, провести на основе специальных познаний экспертное исследование предмета преступления до возбуждения уголовного дела.

В Республике Казахстан вопросы о процессе производства судебной экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела были решены положительно: в ч. 2 ст. 242 УПК РК сказано, что в случае, когда принять решение о возбуждении уголовного дела без проведения экспертизы нельзя, производство данного следственного действия осуществляется до возбуждения уголовного дела. В УПК Республики Беларусь говорится о том, что возможно проводить судебно-медицинскую экспертизу для того, чтобы определить  причину смерти, а также степень тяжести нанесенных телесных повреждений, в том числе проведение других экспертных исследований, выводы которых имеют важное значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Поэтому можно было ожидать от законодательной власти принятия решения о том, что возможно не только назначить, но и производить судебную экспертизу на стадии возбуждения уголовных дел. Но по стечению обстоятельств это решение не приняли, 5 июля 2007 г. из ч. 4 ст. 146 УПК РФ было решено исключить предписание о допустимости назначения судебной экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела. Вследствие чего, ряд известных ученых сформировали свои позиции, которые далее были  реализованы в законе, о недопустимости назначений и производств судебных экспертиз в стадии возбуждения уголовных дел.

Появились противники экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела, которые приводили свои аргументы по данному дискуссионному вопросу, они считают, прежде всего, что невозможно обеспечить законные права лиц, интересы которых затрагиваются при назначении и производстве экспертизы. Точкой зрения известного российского ученого-криминалиста Т.А. Седовой является то, что указанные лица не могут быть ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы, также они не могут воспользоваться своими законными правами на заявление ходатайств, содержащиеся в ст. 198 УПК РФ.[1]

Знаменитый Советский юрист В.М. Савицкий отметил тот факт, что если разрешить назначать экспертизу в стадии возбуждения уголовного дела, то основания (юридические, фактические, логические) для запрета производства любых следственных действий до возбуждения уголовного дела, перестанут иметь свою силу. Результаты таких действий не останутся незамеченными, процесс на досудебных стадиях начнет постепенно разрушатся.[2]

Также считается возможным учесть то обстоятельство, которое отметил кандидат юридических наук С.А. Саушкин, примерно 70-75%  преступных деяний совершенных преступниками-лицами, личность которых не установлена, в связи с чем при любых порядках назначения экспертизы, их права не могут быть полностью обеспеченными. Такая же ситуация имеет место быть с лицами пострадавшими от преступных деяний и не обратившимися с заявлениями в соответствующие правоохранительные органы, а информация о совершенных против них противоправных деяний дознаватель, следователь, прокурор получают из другого источника. Если не будет установлена личность потерпевшего-  обеспечение его законных прав в полном объеме будет невозможным. [3]

Советский криминалист Р.С. Белкин имел свое мнение по рассматриваемому вопросу, он считал, что при производстве экспертизы до стадии возбуждения уголовного дела, не могут быть ограниченными законные права лиц, которые заинтересованы в исходе дела (подозреваемый, обвиняемый, потерпевший). На данной стадии пока еще отсутствуют подозреваемый и обвиняемый, а потерпевшее лицо  (процессуальный статус которого тоже еще не закреплен), как правило, само заинтересовано в проведении этой экспертизы. В связи с этим нет никакого серьезного препятствия для законодательной власти принять решение о том, что возможно производить экспертизу до возбуждения уголовного дела. [4]

Правильная позиция у Т.В. Аверьяновой, отметившая тот факт, что производство экспертизы до начала возбуждения уголовного дела  необходимо для эффективного осуществления ряда функций в судебно-следственной практике, таких как: оперативность, используемая для расследования преступления на раннем этапе (по горячим следам), необходимость обоснованно решать вопросы о возбуждении уголовного дела; а также для максимального  использования возможностей судебной экспертизы». [5]

Не менее известный юрист Л.Г. Татьянина высказала свое мнение о том, что назначение и проведение экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела  устраняет потребность в проведении предварительных исследований, а также позволяет наиболее качественно сохранить доказательственные данные. [6]

Но не все судебные экспертизы могут быть разрешены на этой стадии. По мнению доктора юридических наук Ю.К. Орлова производство судебно-психиатрической экспертизы считается недопустимым, так как это сопряжено с большим количеством серьезных ограничительных мер (помещение подозреваемого в стационар и т.п.), а также будет требоваться большое количество времени на производство данной экспертизы.[7] Также необходимо учесть тот факт, что при назначении судебной экспертизы (бухгалтерская экспертиза, товароведческая экспертиза) ей могут предшествовать другие следственные действия (обыск, выемка, осмотр документов и т.п.), а проведение самой экспертизы будет достаточно продолжительным. В то же время, когда без судебной экспертизы не представляется возможным установить наличие оснований для того чтобы возбудить уголовное дело, ее производство должно быть регламентировано законом.

По мнению О.В. Волколупова, следует внести дополнения в ст. 144 УПК РФ, а именно правило, дающее право дознавателю, органу дознания, следователю и прокурору назначать и проводить судебную экспертизу, при условии, если при производстве этой экспертизы не будет требоваться применение меры принуждения к участникам уголовного судопроизводства, так как при производстве экспертизы может произойти нарушение прав и охраняемых законом интересов личности, а также влечет за собой применение мер процессуального применения к данным лицам.[8]

Стоит отметить нормы приведенные в ст. 28 ФЗ от 31 мая 2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» регламентирующая проведение судебной экспертизы в отношении живых лиц, возможность проводить данную экспертизу как по добровольному согласию лиц участвующих в деле, так и в принудительном порядке.[9] Для проведения судебной экспертизы в добровольном  порядке требуется наличие письменного согласия этого лица в государственном судебно-экспертном учреждении. 

Требуется законодательно регламентировать возможность назначать и производить судебную экспертизу в следующих случаях:

1) для возможности исследовать свойства обнаруженных предметов (орудий, средств) преступных деяний, прямо указанных в соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса;

 2) для производства судебной экспертизы в отношении живых лиц при наличии их письменного согласия;

3) для возможности установить причину смерти.

Также для этой цели, необходимо внести изменения в УПК РФ, а именно в ч. 4 ст. 146   в которой требуется совершить следующие действия, слова «назначение судебной экспертизы» заменить словами «назначение и производство судебной экспертизы» в случаях, предусмотренных ч.2 ст. 195 настоящего Кодекса.[10]

Также считается необходимым внести дополнения в статью 195 УПК РФ, а именно, добавить новую ч.2 в которой будет содержаться следующая норма: «2. Назначение и проведение судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела, может быть назначено в следующих случаях: если объектом исследования является предмет (орудие, средство) преступления, а также  в отношении живых лиц с их письменного согласия подвергнуться судебной экспертизе, либо для установления причины смерти». Считать части 2, 3 и 4 статьи 195 УПК РФ соответственно частями 3, 4 и 5.

Возможность производства судебной экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела, даст ряд следующих преимуществ: 1) повысит обоснованность решений о том, возбуждать или отказать в возбуждении уголовного дела; 2) даст возможность воспринимать данные, полученные на стадии возбуждения уголовного дела, в последующих стадиях уголовного процесса в качестве допустимых доказательств, исключив тем самым дублирование действий, имеющих один и тот же характер.

Для того чтобы реализовать предложение о возможности производства судебных экспертиз на стадии возбуждения уголовного дела, требуется совершить действия по изменению и дополнению следующих норм УПК РФ:

1) добавить в п. 1 ч. 3 ст. 57 УПК РФ право эксперта на возможность быть ознакомленным  не только с материалами уголовных дел, но и с материалами проверок сообщений о преступлениях;

2)В часть 1 статьи 80 УПК РФ, в которой дано понятие «заключение эксперта» внести дополнения, а именно после слова «ведущим» дополнить словами «проверку сообщения о преступлении»;

3)В статье 199 УПК РФ, в которой предусматривается порядок направления материалов для производства судебной экспертизы, убрать слова «уголовного дела».

Следует также внести поправки в уголовном законодательстве, а именно в статью 307 УК РФ в которой требуется предусмотреть ответственность эксперта за дачу им заведомо ложного заключения на стадии возбуждения уголовного дела, а также статью 310 УК РФ дополнить словами «за разглашение данных проверки сообщения о преступлении».

Предполагается, что данная совокупность законодательных норм, направлена то, чтобы урегулировать процедуру назначения и производства судебной экспертизы в процессе проверок сообщений о преступлениях,  а также повлияет на решение проблемы обоснованного принятия решения о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела.

Тем не менее, нельзя поддержать мнения ученых, которыми были выдвинуты предложения о расширении перечня проверочных действий за счет предварительного исследования объектов, так как есть предположения о том, что полноценную судебную экспертизу невозможно заменить только предварительным исследованием, в особенности, когда производство экспертизы является обязательным по закону.

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 9 отмечено: «Учитывая, что для определения вида средств и веществ (наркотические, психотропные, сильнодействующие и ядовитые), их названия и свойства, происхождение, способы изготовления или переработки, а также для возможности установить принадлежность растений к культурам, которые содержат наркотические вещества, требуются специальные познания, суды при рассмотрении дел данной категории должны располагать соответствующими экспертными заключениями, полученными в соответствии с методиками, утвержденными Постоянным комитетом по контролю за распространением наркотиков».[11]

При производстве предварительного исследования могут изменяться свойства объекта, а также это может привести к его расходованию (частичному или полному). Поэтому, в ведомственных нормативных актах предусмотрено следующее положение, что при отправлении в экспертное учреждение на исследование наркотического вещества, обязательно должна быть указана информация о возможности полного израсходования объекта исследования.[12]

При расходовании веществ в частичном объеме, препятствия к назначению и производству судебной экспертизы не возникают,  но по окончанию экспертизы количество вещества, подвергнутое экспертному исследованию, будет в меньшем объеме, чем в момент предварительного исследования. Этот факт может оказать влияние на квалификацию преступления, либо свидетельствовать о том, что предмет исследования вовсе отсутствовал. В случае, когда при предварительном исследовании произошло полное уничтожение вещества, в дальнейшем назначать и производить экспертизу становится невозможным.

Библиографический список:

  1. Седова Т.А. Уголовный процесс России: общая часть: учебник / под ред. В.З. Лукашеви­ча. СПб., 2004. – с. 248.
  2. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. М., 1975. – c. 111.
  3. Саушкин С.А. Производство экспертизы до возбуждения уголовного дела // Российский следователь. 2005. № 9.– c. 13.
  4. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. М., 1988.– c. 54.
  5. Аверьянова Т.В. Методы судебно-экспертных исследований и тенденции их развития: автореф. дис. д-ра юрид. наук. М., 1994.– c. 37.
  6. Татьянина Л.Г. Процессуальные проблемы производства по уголовным делам с участием лиц, имеющих психические недостатки (вопросы теории и практики): дис. д-ра юрид. наук. Ижевск, 2004.– c. 147
  7. Орлов Ю.К. Возможно ли производство судебной экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела? // Законность. 2003. № 9.– c. 20.
  8. Волколуп О.В. Система уголовного судопроизводства и проблемы ее совершенствования. СПб., 2003.– c. 79.
  9. Собрание законодательства РФ. 2001. № 23.– c. 2291.
  10. Бахтадзе Г. Процессуальные проблемы назначения и производства судебных экспертиз в стадии возбуждения уголовного дела // Уголовное право. 2006. № 5.–c. 92–93.
  11. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средства- ми, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» от 27 мая 1998 г. № 9 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 1.– c. 4.
  12. Приказ МВД РФ «О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения деятельности органов внутренних дел Российской Федерации» № 261-93 // СПС «КонсультантПлюс».