Андреева Екатерина Викторовна Проблемы внедрения судебной неустойки (астрент) в правовую систему России

Проблемы внедрения судебной неустойки (астрент) в правовую систему России

Problems of implementation of judicial penalty (astreint) in the Russian legal system

 

Андреева Екатерина Викторовна

Andreeva Ekaterina Victorovna

магистрант ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

katya20893@yandex.ru

 

Аннотация. В статье автор ставит цели и задачи на рассмотрения проблемы и пути внедрения института судебной неустойки (астрент) в Российскую правовую систему. Судебная неустойка представляет собой денежную сумму, определенную судом в своем решении на случай его неисполнения, и предусматривается п. 1 ст. 308.3 ГК РФ. Утверждается, что судебная неустойка – это межотраслевой институт, в правовой природе которого, явно прослеживается, не только материально-правовая, но и процессуальная составляющая.

Annotation. In the article the author sets goals and tasks for the consideration of the problem and ways of introducing the institution of judicial penalty (astrient) into the Russian legal system. The forensic penalty is the amount of money determined by the court in its decision in case of its non-execution, and is provided for by Cl. 308.3 of the Civil Code of the Russian Federation. It is argued that the forensic penalty is an interdisciplinary institution, in the legal nature of which, clearly traced, not only material and legal, but also a procedural component.

Ключевые слова: судебная неустойка, астрент, исполнение обязательства в натуре, обеспечение исполнения не денежного обязательства, неисполнение решения суда.

Keywords: a judicial penalty, astrent, execution of the obligation in nature, ensuring execution of the non-monetary obligation, judgment non-execution.

В современном обществе сложилась отрицательная практика по исполнению должниками судебных актов, вследствие чего, случаи нарушения прав и интересов кредиторов участились, даже после применения наиболее действенного средства защиты нарушенных прав – судебной защиты. Отсутствие ожидаемого результата от использования самого регламентированного способа защиты своих прав, приводит к ослаблению правовой культуры и правового сознания общества за счет утраты доверия к суду – государственному органу, осуществляющему правосудие, и являющимся, De facto – крайним способом защиты и восстановления нарушенных прав.

Приведенная выше точка зрения показывает, что Российской правовой системе необходим механизм стимулирования и контроля исполнения судебных актов. Наиболее разумным способом считается усиление вышеуказанного правового механизма, а именно развитие недавно вживленного института судебной неустойки, иначе называемого – астрент. [1]

Институт судебной неустойки (от фр. Astreinte – штраф) – плод французской судебной практики, который представляет из себя присуждение ответчика к уплате истцу определенной денежной суммы за каждый день (или иной период) неисполнения должником судебного решения, присуждающего совершить ему какое-либо действие, либо наоборот, воздержаться от совершения определенного действия.

Широкое распространение на современном этапе данный институт получил во Франции, Нидерландах, Бельгии, Португалии и Италии. Кроме того, получив закрепление в ст. 7.2.4 принципов УНИДРУА (Международный институт унификации частного права), астрент стал неотъемлемой частью международного частного права, что в очередной раз доказывает значимость и эффективность института судебной неустойки [2].

4 апреля 2014 года было опубликовано Постановление Пленума ВАС № 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта», который впервые установил право Арбитражных судов стимулировать должника к исполнению судебного акта путем присуждения кредитору определенной суммы денежных средств за каждый день просрочки исполнения судебного акта.

В настоящее время данное Постановление Пленума утратило силу в связи с принятием Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств». Указанный Пленум ВАС вызвал достаточно сильную волну критики в научном мире, в связи с тем, что на момент его принятия фактически отсутствовала реальная норма закона, регулирующая подобные правоотношения, ведь основным аргументом ВАС было положение п. 4 ст. 1 ГК РФ (далее – ГК РФ) – «Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения».  [3]

Конечно же, толкование данной нормы может быть крайне различным, в зависимости от вида толкования и ситуации, к которой это толкование применяется в текущий момент, а соответственно, признать аргумент ВАС состоятельным, было затруднительно. Однако начало внедрению института судебной неустойки было положено, и, в последующем, законодатель поддержал инициативу ВАС, приняв Федеральный закон от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» [5], которым в Гражданский кодекс Российской Федерации была внесена ст. 308.3 «Защита прав кредиторов по обязательству».

Согласно п. 1 ст. 308.3. ГК РФ, если есть место неисполнению должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства. «Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму на случай неисполнения указанного судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения».  [6]

Главной целью астрента можно считать тот факт, чтобы исполнение судебного акта оказалось для ответчика явно более выгодным, чем его неисполнение – это же также будет считаться принципом определения размера астрента.

В российском праве астрент является в какой-то мере компенсацией за ожидание исполнения судебного акта. Как явствует из нормы закона, астрент применим только к требованиям об исполнении обязательства в натуре. Исполнение обязанности в натуре означает, что «нарушитель по требованию контрагента должен реально выполнить действия, которые он обязан совершить в силу обязательства, связывающего стороны». К примеру, это требования о передаче индивидуально-определенной вещи, выполнении работы, освобождении помещения, воздержании от совершения определенных действий, то есть все те требования, денежная оценка которых невозможна и которые подразумевают реальное исполнение. «Также астрент может применяться как способ стимулирования ответчика к скорейшему исполнению решения по негаторному иску, то есть иску собственника недвижимого имущества об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения».  [4]

Процессуальные особенности рассмотрения требования о применении к должнику астрента следующие. Суд определяет, может ли исполнение в натуре  быть объективно возможным. Затем суд устанавливает срок, в течение которого решение должно быть исполнено (ст. 206 ГПК РФ, ст. 174 АПК РФ). Срок определяется  как периодом времени, так и указанием конкретной даты. При установлении указанного срока суд учитывает возможности ответчика по его исполнению, степень затруднительности исполнения судебного акта, а также иные обстоятельства.

Например, в резолютивной части решения суд указывает обязать ответчика в срок до 31.12.2016, но не ранее даты вступления в законную силу решения суда, исполнить в натуре обязательства по договору». Сам размер астрента суд определяет, руководствуясь принципами справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения. Также учитывается степень затруднительности исполнения судебного акта, возможности ответчика по добровольному исполнению судебного акта, его имущественное положение, в частности размер его финансового оборота, а также иные заслуживающие внимания обстоятельства». В одном деле суд решил, что астрент, который был определен в виде процентов по средней ставке банковского процента по вкладам физических лиц, начисленных на всю взысканную сумму за каждый день просрочки с даты вступления судебного акта в законную силу, соответствует принципам справедливости и соразмерности. А, например, в другом  деле суд пришел к выводу о невозможности определения размера компенсации в твердой сумме 4 000 000 рублей, пояснив, что определение размера компенсации должно стимулировать ответчика к исполнению, но не должно приводить к его разорению и банкротству. При этом суд исследовал финансовую документацию общества – должника, с которого астрент взыскивался.

На наш взгляд главной проблемой на современном этапе является отсутствие необходимого количества судебной практики, которая позволила бы процесс наложения судом соответствующей меры стимулирования должника ускорить, а также свести к минимуму разногласия в толковании соответствующих норм права. Также, стоит отметить, что «действующая  норма об астренте не раскрывает сущности  в полной мере и не предусматривает полноценного алгоритма действий как кредитора с должником, так и суда, что опять же, в отсутствие судебной практики, вызывает затруднения в применении данной нормы» [2].

Таким образом, нельзя сказать, что институт судебной неустойки успешно внедрен в Российскую правовую систему, в связи с нехваткой возможностей его практической реализации. Отсюда следует, что деятельность законодателя по введению астрента не должна останавливаться. Успехом будет считаться активное использование данного института на практике и, соответственно, искоренение описанных выше последствий его отсутствия. Учитывая вышеизложенное, необходимо усовершенствование и развитие норм о судебной неустойке, с помощью внедрения правового механизма применения астрента, в котором будет подробно указан порядок действий кредитора, должника и, соответственно, суда.

Библиографический список:

  1. Буланова Д.С. Правовая природа астрента / Д.С. Буланова, Р.В. Кравцов // Инновационная экономика: перспективы развития и совершенствования. – 2017. – № 2 (20). – С. 28-32.
  2. Головчанский Н.В. Внедрение судебной неустойки (астрент) в российскую правовую систему / Н.В Головчанский // Гражданское законодательство РФ: современное состояние, тенденции и перспективы развития: сборник научно-практических статей II Международной научно-практической конференции. – Краснодар, – С. 52-55.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации: Часть первая: Федеральный закон от 30.11.1994 г. № 51 ФЗ (ред. от 29.12.2017) // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.
  4. Лагунова Е.А. Практические вопросы применения института астрента судами российской федерации / Е.А. Лагунова //  Альманах современной науки и образования. – 2017. – №  1 (115). – С. 60-63.
  5. О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 08.03.2015 г. № 42-ФЗ // Собрание законодательства. – 2015. – № 10. – Ст. 1412.
  6. Потапенко С.В. Судебная неустойка / С.В. Потапенко // Юридический сетевой электронный научный журнал. – 2017. – № 2. – С. 84-96.