Барашева Е. В., Прилепова О. Д., Яковлева Д. А.Представительная демократия как одна из форм народовластия

Представительная демократия как одна из форм народовластия

Representative democracy as a form of democracy

Барашева Елена Викторовна

Barasheva Elena Victorovna

К.э.н, доцент ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

barahevaev@bk.ru

Прилепова Оксана Дмитриевна

Prilepova Oksana Dmitrievna

Студентка ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

prilepovaoksana@yandex.ru

Яковлева Дарья Алексеевна

Yakovleva Daria Alekseevna

Студентка ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

darialexeevna40@gmail.com

 

Аннотация. В статье формулируется определение понятия «представительная демократия», а также приведен анализ понимания представительной демократии в условиях современного конституционализма. Обосновывается необходимость различения представительства в частном и публичном праве, раскрываются основные свойства (признаки) публичного представительства, рассматриваются вопросы содержания и структуры представительной демократии в ее соотношении со смежными категориями, включая выборное представительство, народное представительство.

Annotation.The article formulates the definition of «representative democracy» and analyzes the understanding of representative democracy in the conditions of modern constitutionalism. The author substantiates the necessity of distinguishing representation in private and public law, reveals the main properties (features) of public representation, considers the content and structure of representative democracy in its relationship with related categories, including elected representation, popular representation

Ключевые слова: представительство; публичное (политическое) представительство; народный суверенитет; представительная демократия; конституционализм.

Keywords: representation; public (political) representation; people’s sovereignty; representative democracy; constitutionalism.

Проблемы, связанные с феноменом представительства в конституционном праве, являются дискуссионными, характеризуются отсутствием единства научных подходов. Это оправдывает необходимость вновь обратиться к анализу научно-теоретических и конституционно-правовых аспектов представительной демократии, имея в виду актуальные цели формирования общей теории публичного представительства.

Следует отметить, что представительная демократия, несмотря на разнообразие оценок относительно ее состояния и перспектив, включая весьма пессимистические оценки, прочно утвердилась в качестве составной части доктрины и практики современного конституционализма. Она рассматривается как одна из важнейших характеристик демократического государства, необходимый элемент организационно-правового механизма реализации народовластия. Нередко ее характеризуют как основную форму осуществления демократии, но такая оценка справедлива лишь отчасти.

В основе народовластия лежит единство власти народа, поэтому формы непосредственного и опосредованного народовластия не могут противопоставляться. Сама по себе постановка вопроса о приоритете одной из форм демократии несостоятельна, неизбежно приводит к принижению роли и значения одной из таких форм. Эффективное же осуществление власти народа возможно только лишь при сочетании прямой и представительной демократии. [1] Институты представительства так или иначе всегда сопутствовали публично-политической организации общества, что позволило Г. Еллинеку саму идею представительства отнести к числу первоначальных правовых воззрений человека. [2] Представительно-опосредованные формы управления просматриваются уже в условиях общинного самоуправления первобытного общества, в котором определенные распорядительные и юрисдикционные полномочия признавались членами коллектива в силу традиции и доверия за предводителями племен.

Осуществлявшие функции по организации совместной жизнедеятельности в племени эти лица действовали по сути в качестве облеченных публичным авторитетом представителей данной общности. В настоящее время идея представительного правления как одна из основ правовой демократии имеет широкое формально-юридическое признание.

Согласно ст. 21 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. каждый вправе участвовать в управлении своей страной непосредственно или через посредство свободно избираемых представителей, а воля народа должна быть основой власти правительства. Так наиболее емко, зримо, рельефно выражена идея неразрывной взаимосвязи публичного представительства и правовой свободы человека, важнейшей гарантией которой является всеобщее прямое и равное участие граждан в формировании органов публичной власти и управлении делами государства. В Уставе Организации американских государств 1948 г. и Американской 128 конвенции о правах человека 1969 г. значение представительной демократии рассматривается шире — как основы стабильности, мира и развития региона, признается также ее фундаментальное значение для обеспечения реализации прав народов. Договор о Европейском Союзе кладет принцип представительной демократии в основу функционирования Союза (ч. 1 ст. 10), имея в виду роль данного принципа в процессе европейской самоидентификации и интеграции. В конституциях Доминиканской Республики (ст. 2), Бразилии (ст. 1), Венесуэлы (ст. 1), Гватемалы (ст. 2), Никарагуа (ст. 10) представительная демократия закреплена как форма (система) правления государства, а Конституция Азербайджана устанавливает наряду с этим право представлять народ (ст. 4). Вместе с тем в отдельных странах (прежде всего Латинской Америки) осуществление суверенитета народа связывается только с представительной демократией (ст. 22 Конституции Аргентины. В Японии же Конституция утверждает принцип представительного правления как «общий для всего человечества» (преамбула).

В самом широком смысле представительство означает выражение чьих-либо интересов, принятие каких-либо решений и совершение действий в силу имеющихся оснований, опирающихся на закон, традицию, волю и т.п., при том что последствия, связанные с такими решениями и действиями, наступают для представляемого, как если бы он сам их принял или совершил.

В российской юриспруденции предпринимались попытки обосновать общую (межотраслевую) концепцию представительства и его универсальные характеристики. [3] Не ставя под сомнение важность подобных усилий, стоит отметить, что их плодотворность определяется необходимостью использования адекватной методологии исследования, разработкой комплексных, межотраслевых н теоретических подходов, позволяющих учесть вобъективно существующие особенности проявления институтов представительства в частноправовой и публично-правовой сферах.

Для формирования общей концепции публичного представительства, которой еще нет в российском праве, требуется, как верно замечено, доктринальное обновление конституционного права: разграничение свойств публичного представительства и представительства в частном праве, установление свойств и народного представительства как системообразующего, но не единственного вида публичного представительства в современном государстве. [4] Специфика, а публичного представительства определяется, прежде всего, его субъектным составом, объектами, формами и способами реализации представительства, а также характером регулятивно-правового воздействия на отношения подобного рода, различающимся в частном и публичном праве. 

Представительство как публично-правовой институт носит комплексный характер, связано с определенными публичными целями, принципами, функциями, компетенцией, имеет как публично-властное (организационно-управленческое), так и конкретно-личностное (субъективно-правовое) наполнение. В нем находит отражение диалектическое единство власти и свободы, получают свое развитие начала властно-управленческой (организационно-практической) эффективности во взаимосвязи и коллизионном соотношении со свободной самореализацией и самоорганизацией публичного сообщества.

Публичное представительство в отличие от представительства в частном праве складывается в своей основе по поводу интересов не отдельных индивидуализированных субъектов, а социальных групп, организаций, общностей, не всегда имеющих четкое субъектное выражение. Оно реализуется на основе сочетания и интегративного взаимодействия законодательно-нормативных и волевых начал применительно к достижению общего блага. Как таковое публичное представительство возникает на императивно-обязательной основе при наличии определенной конституцией и законом меры свободного усмотрения относительно конкретного вовлечения в него участников данных отношений. В публичном представительстве не всегда четко прослеживается и сам объект правоотношения6.

Публичное представительство проистекает не из неспособности народа вести свои дела самостоятельно. Напротив, именно возможность и необходимость самостоятельного осуществления народом всей полноты суверенных прав, предполагающая организационное единство народа, получающее свою реализацию через соответствующие организационно-правовые формы проявления народовластия, определяет становление институтов профессионально-представительного (опосредованного) публичного управления как важнейшего элемента системы народовластия и объективирования деятельностной свободы объединенных в народ людей. [5]

При этом не происходит перенос государственной власти от народа к его органам, а они приобретают лишь право осуществлять ее от имени представляемого ими народа, именно воля народа легитимирует государство, обязанное выступать действительным выразителем нужд общественного бытия, органом социального служения.

Вместе с тем отношения публичного представительства имеют принципиально-

правовой характер, возникают между соответствующими субъектами государственно-правовых отношений, и, соответственно, органы представительства народа — это не просто слепок народной воли. Применительно к органам своего представительства народ в той или иной форме выражает волю, связанную с их легитимацией, формальным признанием в их отношении доверия на осуществление публичной власти от имени народа и в соответствии с его правомерными интересами, притом исходя из ответственности перед нынешним и будущими поколениями. Органы представительства народа призваны не просто воспроизводить волю народа как нечто постоянно существующее, но и обеспечивать формирование этой воли, ее выражение, причем именно с тем содержательным наполнением, которое бы не расходилось с общими, конституционными и иными принципами права, национальными традициями и идеалами, конкретным социокультурным контекстом.

Эффективная реализация представительно-правовых отношений предполагает не только непосредственное участие граждан в деятельности органов представительства, но и необходимость активного вовлечения в осуществление функций публичного представительства различных субъектов гражданского общества, создание условий для реализации и развития в рамках единой представительной системы инициативных форм представительства публично значимых интересов.

Публичное представительство происходит главным образом из конституции, а не из выборности, обеспечивающей в основном отбор представителей, оно не тождественно выборному представительству. В условиях демократического строя само государство может рассматриваться как универсальная макросистема представительства народа. Принцип народного суверенитета означает, что нет публичной власти, исходящей не от народа, и каждый из ее органов входит в единый механизм народовластия. [6] Поэтому в осуществление функций представительства народа так или иначе вовлечены все структурные элементы организации публичной власти и каждый ее орган призван действовать от имени и в интересах народа, обеспечивать в качестве высшей ценности права и свободы человека, включая право на участие в управлении делами государства через своих представителей. Необходимо также различать представительную демократию и народное представительство, которое служит для нее основной, но не исключительной организационно-правовой формой воплощения. Атрибутом народного представительства является, в частности, коллегиальность, определяющая диверсифицированный и пропорциональный характер представительства, дискурсивно-согласовательный правовой режим деятельности соответствующего органа, что в наибольшей степени сближает его с народом. Поэтому и понятие системы институтов представительной демократии, охватывая в том числе избираемые единоличные органы публичной власти, по объему и содержанию шире, богаче понятия системы институтов народного представительства. [7]

Таким образом, можно заключить, что представительная демократия — это особая система и политико-правовой режим управления делами государства и входящих в его состав публично-территориальных образований, при которых на основе верховенства права, всеобщности, равенства, политического и идеологического многообразия и многопартийности обеспечиваются реальные возможности для граждан формулировать, выражать и отстаивать свои публично значимые интересы и участвовать в осуществлении народом своих суверенных прав через выборные и иные органы публичной власти, а также примыкающие к публичной власти институты гражданского общества, гарантируется адекватное выражение воли народа в деятельности органов публичной власти, их подконтрольность и ответственность перед народом.

Библиографический список:

  1. Кабышев В.Т. С Конституцией по жизни. Избранные научные труды. М., 2013. С. 79.
  2. Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб., 1908. С. 418.
  3. Невзгодина Е.Л. Представительство по советскому гражданскому праву. Томск, 1980. С. 7.
  4. Филиппова Н.А. Представительство субъектов Российской Федерации: доктринальные основы и особенности конституционно-правового регулирования: автореф. дис. д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2011. С. 4.
  5. Астафичев П.А. Народное представительство в современной России: проблемы теории и правового регулирования: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. СПб., 2006. С. 17-18.
  6. Рейснер М.А. Основные черты представительства // Конституционное государство: сборник статей. 2-е изд-е. СПб. 1905. С. 134..
  7. Комарова В.В. Механизм непосредственной демократии современной России (система и процедуры). М., 2005. С. 22.