Барашева Е. В., Верещагина А. В., Тюкавкин С. В.Конституционно-правовая ответственность главы субъекта РФ

Конституционно-правовая ответственность главы субъекта РФ

Constitutional and legal responsibility of the head of the RF subject

               

Барашева Елена Викторовна
Barasheva Elena Viktorovna

К.э.н., доцент ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

barahevaev@bk.ru

Верещагина Алина Вячеславовна

Vereshchagina Alina Vyacheslavovna

Студентка ВСФ ФГБОУ ВО РУП,  г. Иркутск

alinarabb:@mail.ru

Тюкавкин Сергей Владимирович

Tyukavkin Sergey Vladimirovich

                                                                             Студент ВСФ ФГБОУ ВО РУП,  г. Иркутск

1345ab@mail.ru

 

Аннотация. В данной статье анализируются понятие и виды конституционно-правовой ответственности высшего должностного лица субъекта РФ. Так же систематизированы различные точки зрения на правовую природу конституционной ответственности должностных лиц. На основании данных исследований сделан вывод о недостатках регулирования поставленного вопроса.

Annotation. This article analyzes the concept and types of constitutional and legal responsibility of the highest official of the subject of the Russian Federation. Also the different points of view on the legal nature of the constitutional responsibility of officials. On the basis of these studies the conclusion is made about the shortcomings of the regulation of the question posed.

Ключевые слова: конституционное право, конституционно-правовая ответственность, негативная ответственность, глава субъекта, конституционный деликт.

Keywords: constitutional law, constitutional and legal responsibility, negative responsibility, the subject’s head, constitutional tort.

 

Конституционно-правовая ответственность в механизме конституционно-правового регулирования выступает необходимой мерой публичного принуждения. Она является одним из видов юридической ответственности, под которой в доктрине понимается государственное принуждение к исполнению требований права за правонарушение, каждая из сторон которого обязана отвечать за свои поступки перед другой стороной, государством и обществом. Своеобразие конституционно-правовой ответственности заключается, прежде всего, в санкциях, которые не затрагивают личной свободы субъектов конституционно-правовых отношений, их имущественного статуса, а направлены на поражение только специального статуса органа, должностного лица, организации, индивида или иного субъекта, признаваемого нормами конституционного права.

В науке ярко выражены два основных вида конституционно-правовой ответственности: позитивная и негативная. Позитивная ответственность понимается как обязанность выполнять определенную регламентированную нормами права деятельность, характеризующуюся элементами правосознания и законности. Под негативной ответственностью понимается наступление неблагоприятных последствий вследствие невыполнения возложенных функции и нарушение законодательства. Мы считаем необоснованным рассмотрение конституционно-правовой ответственности с позитивной точки зрения, так как это ведет к заблуждению ввиду подмены понятия надлежащего исполнения должностных обязанностей. Здесь важно понимать что на главу субъекта в связи с его положением накладываются определенные обязанности и ответственность за их невыполнение или ненадлежащее выполнение и является самой конституционно-правовой ответственностью, в этом вопросе мы согласны с Н.М. Колосовой, которая определяет ее как необходимость наступления неблагоприятных последствий за невыполнение субъектами права своих конституционных обязанностей и за злоупотребление своими конституционными правами. [1]

Существует интересная точка зрения  И.Н. Барцица, который понимает ответственность органов государственной власти субъектов Российской Федерации как последствие нарушения федеральной дисциплины и ненадлежащего осуществления публичной власти. Он различает политическую ответственность, которую несут руководители субъектов Российской Федерации за качество осуществления ими управления субъектами Российской Федерации, государственными органами последних, и конституционную ответственность, которую несут должностные лица субъекта Российской Федерации за выполнение требований Конституции РФ, федерального законодательства, актов Президента РФ и Правительства РФ, Конституционного Суда РФ. [2]

 С.И. Некрасов, в свою очередь, предлагает выделять только политическую (конституционно-политическую)ответственность субъектов конституционно-правовых отношений. [3] Мы считаем, что применительно к высшим должностным лицам субъектов Российской Федерации (руководителям высших исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации) следует говорить исключительно о конституционно-правовой ответственности. Политическая составляющая может влиять на аргументацию выбора поведения субъектом конституционно-правовых отношений, которая может привести к наступлению конституционно-правовой ответственности. В то же время мотивы (политические или иные), которыми руководствуется субъект при избрании способа поведения, приводят к нарушению конституционных предписаний, что и является основанием привлечения к конституционно-правовой ответственности.

С учетом действующих порядка наделения полномочиями высшего должностного лица субъекта Российской Федерации с участием Президента РФ и законодательного (представительного) органа субъекта Российской Федерации (ст. 18 Федерального закона от 6 октября 1999 г. (с изменениями на 27 февраля 2018 г.) «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации») [4], а также процедуры применения мер воздействия на высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации; ст. 19, 29, 29.1 указанного Федерального закона) наступление политической ответственности навряд ли возможно, т.к., во-первых, указанные субъекты не связаны политическими правами, обязанностями, целями, программами; во-вторых, установлены правовые основания наступления ответственности (утрата доверия, нарушение Конституции РФ); в-третьих, политическая ответственность не носит репрессивного характера и не ущемляет специального правового (юридического) статуса высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации). В этой связи представляется справедливым мнение Н.М. Колосовой о том, что основанием конституционно-правовой ответственности для высших должностных лиц субъектов Российской Федерации (руководителей высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) является нарушение ими своих конституционных обязанностей, тогда как политическая ответственность означает только то, что занимающее высшую государственную должность лицо может лишиться политической поддержки в силу определенной причины. [4]

Итак, исходя из негативной точки зрения на конституционно-правовую ответственность, для её наступления необходимо правонарушение, конституционное правонарушение, или конституционный деликт. Конституционный деликт – это противоправное деяние субъекта конституционных правоотношений в соответствующей сфере общественных отношений, приведшее к определенному общественно вредному результату, за которое предусмотрено применение санкций нормами конституционного права. Иными словами, конституционный деликт – это деяние, не отвечающее должному поведению и влекущее за собой применение мер конституционно-правовой ответственности. По справедливому замечанию В.О. Лучина, не соответствует должному поведению любое деяние (действие или бездействие), отклоняющееся от конституционной модели, нарушающее запреты, выходящее за дозволенные пределы либо противоречащее общим началам (принципам) и смыслу Конституции РФ. [5] Конституционный деликт, отмечает Т.М. Пряхина, – это всегда виновное деяние, т.к. субъект осознает общественную вредность совершаемого поступка и сознательно идет на совершение конституционного правонарушения или допускает его совершение. [6]

Вышеизложенное позволяет сделать следующее определение конституционно-правовой ответственности высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации). Конституционно-правовая ответственность высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) – это неизбежно наступающие негативные последствия, определенные в установленной законом конституционно-правовой санкции, в отношении высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) в случае совершения им виновного (умышленно или по неосторожности) конституционного правонарушения(конституционного деликта).

В субъектах Российской Федерации уровень правового нигилизма высших должностных лиц (руководителей высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) сохраняет высокую степень, что возможно преодолеть через конституционно-правовой институт конституционно-правовой ответственности.

Конституционно-правовая ответственность главы субъекта Российской Федерации требует формализации, четкого законодательного закрепления составов конституционно-правовых нарушений, установления конституционно-правовых санкций. Отсутствие системности в понятийном ряду, а порой и подмена понятий, разрушают основы общей теории правонарушения и юридической ответственности, что возможно преодолеть через нормативное регулирование. Возможно специальный федеральный закон позволит урегулировать следующие вопросы: понятие и принципы конституционно-правовой ответственности, основания ее наступления, субъекты и виды ответственности, механизмы реализации, понятие конституционного деликта, способы защиты от неправомерного привлечения к ответственности, сроки и иные элементы.

Библиографический список:

  1. Колосова Н.М. Конституционная ответственность в Российской Федерации: ответственность органов государственной власти и иных субъектов права за нарушение конституционного законодательства Российской Федерации // М.: Городец – 2000. – с. 192.
  2. Барциц И.Н. Институт федерального вмешательства в России: перечень мер // Субъекты Российской Федерации: Законодательство, организация власти и управления: Сб. науч. тр. М. – 2000. – с. 41-58.
  3. Некрасов С.И. Конституционно-правовая ответственность субъектов внутрифедеративных отношений в Российской Федерации: специфика состава конституционного деликта, применяемых санкций, классификация // Государство и право – 2005 – № 8 – с. 5-13.
  4. Колосова Н.М. Конституционная ответственность – самостоятельный вид юридической ответственности // Государство и право. 1997 № 2 С. 86–91.
  5. Лучин В.О. Конституционные деликты // Ежегодник российского права – 2001 – с. 21.
  6. Пряхина Т.М. Конституционная доктрина Российской Федерации // Науч. ред. В.О. Лучин. М.: ЮНИТА-ДАНА; Закон и право – 2006 – с. 323.