Буданаева Е.А. Правила исполнения обязательств и их система

Материалы Всероссийской НПК «Право. Экономика. Общество» 1 апреля 2017 г.

Правила исполнения обязательств и их система

Rules of implementation of commitments and their system

 

Буданаева Елена Александровна

Budanaeva Elena Alexandrovna

Магистрант ВСФ ФГБОУВО РГУП г. Иркутск

elenab94@mail.ru

 

Аннотация: в данной статье приведен анализ применения правил надлежащего исполнения обязательств в современном гражданском обороте.

Annotation: This article analyzes the application of the rules of proper performance of obligations in modern civil circulation.

Ключевые слова: гражданское право, исполнение обязательств, правила исполнения, договор, субъекты обязательства, надлежащее исполнение обязательства.

Keywords: civil law, fulfillment of obligations, rules of execution, contract, subjects of obligations, proper performance of the obligation.

Под правилами исполнения обязательств следует, понимать институт порядка реализации (устных и письменных) договоров, которые развиваются многие тысячелетия.

В ст. 309 Гражданского кодекса Российской Федерации содержатся основополагающие для регулирования отношений, связанных с исполнением обязательств, нормы.

Также, ст. 309 Гражданского кодекса Российской Федерации не содержит определения исполнения обязательств, что соответствует юридической технике, использованной в большинстве других кодифицированных нормативных правовых актов. Это вызывает сложности в квалификации исполнения обязательства, которое определяют в качестве односторонней сделки, юридического поступка, сделкоподобного действия, договора, правореализационной деятельности и пр.

В ст. 309 Гражданского кодекса Российской Федерации зафиксирован принцип надлежащего исполнения обязательства. Он состоит в том, что обязательство должно исполняться в соответствии с юридической обязанностью, составляющей содержание обязательства. Следовательно, для признания исполнения надлежащим исполняемая юридическая обязанность должна существовать на момент исполнения, т.е. быть действительной, совершаемое действие должно точно ей соответствовать по всем критериям.

В ряду требований к исполнению обязательств, предусмотренных законом, стоят и общие требования к участникам гражданского оборота вообще и субъектам обязательства в частности, установленные ст. 1, 10, 307 Гражданского кодекса Российской Федерации. Так, при исполнении обязательства субъекты должны действовать добросовестно, не допускать злоупотребления правом, с учетом прав и законных интересов контрагента, содействуя друг другу, обеспечивая друг друга необходимой информацией.[1]

В долгосрочных отношениях сторон в соответствии с п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 14. 03. 2014 года № 16 «О свободе договора и ее пределах» для определения требований к исполнению обязательства используется также обычная практика отношений сторон. В отличие от правовых обычаев и деловых обыкновений, обычная практика отношений сторон распространяется только на отношения контрагентов договора и не имеет характера источника права.[2]

Надлежащее исполнение обязательства – это универсальный, нормальный, естественный результат заключения договора, устанавливающего обязательство. Посредством надлежащего исполнения обязательства, как правило, правовые цели сторон достигаются наиболее адекватным образом. Надлежащее исполнение вряд ли уместно рассматривать в качестве принципа права (пусть даже не отраслевого, а институционального), поскольку требование надлежащего исполнения адресовано отнюдь не законодателю, а субъектам обязательства. Это обстоятельство справедливо подчеркивается в литературе теми авторами, которые исполнение обязательств рассматривают как процесс, деятельность субъектов обязательства, а вовсе не как нормы права или их совокупность. Надлежащее исполнение представляет собой исполнение, по всем характеристикам отвечающее основанию своего возникновения (например, договору). Сведение характеристики исполнения как надлежащего к набору его свойств (надлежащему лицу, в установленный срок, установленным способом, в надлежащем месте и пр.) не вполне корректно. Это наиболее распространенные требования к исполнению обязательств, но ими не охватывается вся многовариантность свободы усмотрения субъектов, способных установить любые характеристики исполнения. Стремящийся к бесконечности объем понятия «надлежащее исполнение» сводит его содержание к пустому (неопределенному) понятию (это известное правило оперирования логическими понятиями – расширение объема ведет к уменьшению содержания и наоборот). Данное свойство понятия «надлежащее исполнение» нетрудно заметить, проанализировав юридические исследования в этой части. О надлежащем исполнении как таковом – самостоятельном правовом феномене – практически ничего не говорится, за исключением отнесения его к принципам права (видимо, для того, чтобы подчеркнуть его значимость, но не в связи с признанием неких особых свойств соответствующей нормы права) и сопоставления надлежащего исполнения с реальным. После этих общих фраз исследователи переходят к уже более содержательному анализу отдельных характеристик надлежащего исполнения обязательства (субъектов, срока, места и т.п.).

Можно говорить о надлежащем исполнении конкретного обязательства, поскольку в данном случае характеристики исполнения уже выбраны субъектами в основании обязательства, но нецелесообразно говорить о надлежащем исполнении вообще.

Надлежащее исполнение обязательства – это основное правовое средство достижения организованных договором противоположных правовых целей, которое, однако, не является универсальным.

Характеристика надлежащего исполнения обязательства в качестве правового средства требует раскрытия таких его характеристик, как: 1) направленность (предназначенность) для достижения правовой цели субъектов; 2) применение исключительно по собственной инициативе субъектами права; 3) соответствие правовой норме.

Целесообразность надлежащего исполнения очевидна и вытекает из самой конструкции обязательства, предполагающей его исполнение, причем именно такое, какое соответствует условиям договора.

Инициативность надлежащего исполнения обязательства заключается в том, что никто и ничто, кроме самих субъектов права, не может привести к надлежащему исполнению обязательства – только их активные, осознанные действия могут привести к достижению искомого блага. Не совершение должником активных действий по исполнению обязательства не может быть восполнено – принудительное исполнение или совершение действий иным лицом за счет должника не является надлежащим исполнением обязательства, а является реакцией на отсутствие такового – ненадлежащее исполнение или отсутствие исполнения. Ни правовые предписания, ни условия договора не могут заменить активных действий должника по преобразованию окружающей действительности для получения блага кредитором. Отметим, что надлежащее исполнение нельзя свести исключительно к деятельности должника. Независимо от того, является обязательство взаимным или односторонним, надлежащее исполнение предполагает действия как должника, так и кредитора. Это обстоятельство справедливо подчеркивается в литературе и ранее нами подробно проанализировано в разделе о сотрудничестве.

Исполнение кредиторских обязанностей, сотрудничество в иных формах и составляют участие кредитора в деятельности по надлежащему исполнению обязательства, подчеркивая инициативный ее характер, что и отличает правовые средства от иных правовых явлений.

Соответствие надлежащего исполнения обязательства правовой норме очевидно – это прямо предусмотрено ст. 309 ГК РФ, установившей требование о надлежащем исполнении обязательства.

Таким образом, надлежащее исполнение обязательства выступает основным правовым средством достижения согласованных договором противоположных целей субъектов правореализационной деятельности, для которого характерно совершение должником и кредитором активных целенаправленных действий по преобразованию окружающего мира, полностью соответствующих условиям договора. [3]

Нормы Гражданского кодекса Российской Федерации (ст. 310) о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства тоже определенным образом скорректированы.

Осталось неизменным положение о том, что односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законодательством.

Изменения, внесенные в данную статью, указывают на то, что в одностороннем порядке изменение условий или отказ от исполнения обязательства позволены только стороне, не осуществляющей предпринимательскую деятельность.

Право на односторонний отказ от исполнения обязательства или изменение его условий сторонами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, может быть обусловлено по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства.

В новой редакции Гражданского кодекса Российской Федерации уточнено положение о том, как принимается исполнение обязательства (ст. 312). В частности, указано, что должник вправе потребовать того, что исполнение обязательства принимается самим кредитором или специально уполномоченным им лицом.

При этом если полномочия представителя кредитора не отражены в самом договоре между кредитором и должником и не доведены в письменном виде непосредственно до должника, то он вправе не исполнять обязательство до предъявления нотариально заверенной доверенности. [4]

Таким образом, требования к надлежащему исполнению обязательств в гражданском праве имеет не только теоретический, но и практический интерес со стороны ученых, студентов вузов, практикующих юристов.

Список источников

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (Часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (принят ГД ФС РФ 21.10.1994) (ред. от 22.02.2017) // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.
  2. Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» // Вестник ВАС РФ. – 2014. – № 5.
  3. Филиппова С.Ю. Частноправовые средства организации и достижения правовых целей. – М.: Статут, 2011. – С. 320.

Куницына В. Новые нормы Гражданского кодекса об обязательствах и договорах // Учреждения образования: бухгалтерский учет и налогообложение. – 2015. – № 7. – С. 30 – 38.