Демина В. А., Зедгенизова И. И., Кушеева Т. М. Проблема пропаганды криминальной субкультуры в Российской Федерации

Проблема пропаганды криминальной субкультуры в  Российской Федерации

Problem of propaganda of criminal subculture in the Russian Federation

 

Демина Валентина Александровна

Demina Valentina Aleksandrovna,

студентка ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

demina-valya99@mail.ru

Зедгенизова Ирина Ивановна

Zedgenizova Irina Ivanovna

к.э.н., доцент ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

54irina@bk.ru

Кушеева Туяна Мункоевна

Kusheeva Tuyana Munkoevna,

студентка ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск
kusheevat@mail.ru

Аннотация. За последние годы в России активно распространяется криминальная субкультура. Это явление берет свое начало с 90-х годов прошлого столетия, когда страну настиг глубокий социально-экономический кризис. В данной статье раскрыто понятие «криминальная субкультура», дана оценка ее общественной опасности, а также методы по ее минимизации и борьбы с нею.

Ключевые слова: криминальная субкультура, уголовный жаргон, тюремная романтика, социальная проблема.

Annotation. In recent years, the criminal subculture is actively spreading in Russia. This phenomenon originates from the 90s of the last century, when the country was overtaken by a deep social and economic crisis. In this article, the notion of «criminal subculture» is disclosed, its general danger is assessed, and methods for its minimization and control are given.

Keywords: criminal subculture, criminal jargon, prison romance, social problem.

В Российской Федерации законодательством запрещена пропаганда и распространение таких негативных и опасных для общества явлений как наркотики, суицид и идеи экстремизма. Кроме того, к отрицательным явлениям в жизни общества, а особенно в жизни современной молодежи, можно отнести криминальную субкультуру. Однако речи о  запрете в нашей стране пропаганды преступного образа жизни на законодательном уровне не было до тех пор, пока в ноябре 2017 года в Госдуму не был внесен законопроект, запрещающий пропаганду криминальной субкультуры в интернете и СМИ. Данное решение было  принято в связи с активной  популяризаций преступного образа жизни, который имеет отнюдь не меньшую степень общественной опасности, чем экстремизм, рэкет и другие нарушениями законности и правопорядка.

Стоит заметить, что именно в последние десятилетия произошли существенные перемены в отношении общества к преступности и ее проявлениям. Криминальная субкультура, о которой раньше предпочитали молчать, в настоящее время получила легальный статус наряду с общей культурой. Это произошло в силу ряда причин. Главной из них является глубокий социально-экономический кризис, поразивший российское общество в 1990-е годы. Кроме того, в результате деятельности исполнительной власти в России криминальный мир получил возможность распространить свое влияние на широкую сферу социально-экономической деятельности. Именно экономика стала основной областью, куда устремились преступные элементы. Разворовывание государственной собственности, которое не влекло за собой наказуемых последствий, привело к созданию больших региональных преступных сообществ, состоящих из коррумпированных чиновников и авторитетов преступного мира. В итоге произошло укрепление позиций преступности в высшей страте общества.

Криминальная субкультура представляет собой совокупность духовных и материальных ценностей, норм, традиций, ритуалов, регламентирующих криминальную деятельность преступных сообществ, способствующих их сплоченности и организованности, осуществлению преступной деятельности и избежание уголовной ответственности, живучести и преемственности поколений правонарушителей и криминальных групп. [1]

Криминальная субкультура по сути своей носит агрессивный характер. Она вторгается в культуру официальную, взламывая её, девальвируя её ценности и нормы, насаждая в ней свои правила, атрибутику.

Криминальная субкультура отличается от обычной культуры криминальным содержанием норм, регулирующих взаимоотношения и поведение членов группы между собой и с посторонними для группы лицами. Они прямо, непосредственно и жестко регулируют криминальную деятельность, преступный образ жизни, внося в них определенный порядок. В ней отчетливо прослеживается:

  • Резко выраженная враждебность по отношению к общепринятым нормам и криминальное содержание субкультуры;
  • Скрытность от непосвященных;
  • Игнорирование прав личности, выражающееся в агрессивном, жестком и циничном отношении к «чужим» слабы и беззащитным;
  • Отсутствие чувства сострадания к людям, в том числе и к «своим»;
  • Обесценивание результатов человеческого труда, выражающееся в вандализме;
  • Неуважение прав собственников, выражающееся в кражах. [2]

Для реализации криминальных ценностей, их поддержки и наказания виновных в преступной среде вырабатываются криминальные нормы (правила) поведения.

Специфическим элементом криминальной субкультуры выступает криминальное общение и, в частности, такие средства, как жаргон, жесты, татуировки и прозвища (клички). Именно этим элементам становится все проще и проще проникать в повседневную жизнь общества. На сегодняшний день русский язык оказался весь пронизан терминологией уголовного жаргона, на котором охотно говорят как подростки, так и представители власти. А ведь утрата чистоты национального языка – серьезнейший симптом нарастания процесса глубокой криминализации общества. Особо важно подчеркнуть, что эта криминализация в первую очередь затрагивает подрастающее поколение, как наиболее активную в криминальном отношении часть общества и наиболее чуткую по своим возрастным особенностям к языковым инновациям.

Проникновение криминального образа жизни в жизнь современной молодежи обусловлено формированием новой опасной молодежной культуры, известной в стране под аббревиатурой АУЕ, которая дословно означает «Арестанский уклад един» или «Арестанское уркаганское единство».  За последнее десятилетие она распространилась почти по всей территории страны, повсеместно внедряясь в школы, интернаты, средние профессиональные учебные заведения. Основной контингент – дети в возрасте от 10 до 17. Собственно, основной посыл её идеологии отражён в названии – это фактически культ тюремных ценностей и идеалов, тюремной романтики, стилизованный под молодёжную культуру. Впервые о нём заговорили на федеральном уровне год назад, когда банда подростков, приверженцев данной субкультуры, атаковала полицейский участок в Забайкалье. Подобные инциденты, связанные с этой частью молодежи, в недавнее время происходили и в Челябинске, Краснодарском крае, на Дальнем Востоке и в ряде других регионов.

Собственно, масштабы, с которыми криминальная субкультура проникла в жизнь общества, поражают. Особенно заметно это в интернете. В социальных сетях существуют сотни специализированных групп, посвящённых АУЕ. Например, в социальной сети «ВКонтакте» было насчитано более 40 таких сообществ с количеством подписчиков примерно в 1,5 млн. человек. В «Одноклассниках» найдено 1,5 тыс. сообществ, в которых состоит не менее 650 тыс. человек, в YouTube количество просмотров каналов с соответствующим контентом превышает 24 млн.

В первую очередь это связано с низким уровнем социального благополучия и неконтролируемостью подобной информации в СМИ и сети Интернет, благодаря чему криминальная субкультура способствует одурманиванию молодёжи воровской романтикой, втягиванию несовершеннолетних в преступную деятельность.

Профилактика криминальной субкультуры должна происходить наряду с предупреждением и противодействием преступности. Необходимо охранять исторические, этические и нравственные ценности, способствовать их интеграции в среду молодежи. Главным инструментом в этом деле может выступить патриотизм, осуждение вседозволенности и распущенности, а также пропаганда здорового образа жизни, уважение к труду и негативное отношение к паразитическому существованию, борьба с социально-негативными явлениями, связанными с преступностью (алкоголизмом, наркоманией, проституцией, бродяжничеством, попрошайничеством, безнадзорностью несовершеннолетних). [3]

По нашему мнению, минимизация преступных традиций должна быть связана с воздействием на причины и условия их существования, необходимо также привлекать к ответственности лидеров и авторитетов уголовной среды по ч. 4 ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии). [4] Также большие надежды возлагаются на дальнейшее продвижение законопроекта запрещающего пропаганду криминальной субкультуры в интернете и СМИ, а вследствие — принятие эффективного закона.

Библиографический список:

  1. Пастушеня А. Н. Криминальная психология : учебно-методическое пособие. – М.: МИУ, 2007. – 176 с.
  2. Еникеев М. И. Основы общей и юридической психологии : Учеб. Пособие. – М. : Юристъ, 1992. – 640 с.
  3. Хисамутдинов Ф. Р., Шалагин А. Е. Криминальная субкультура и ее предупреждение // Вестник КЮИ МВД России — — № 2(20)2015. – с. 46-52. – https://cyberleninka.ru/article/n/kriminalnaya-subkultura-i-ee-preduprezhdenie / Дата обращения: 15.02.2018 г.
  4. Уголовный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 13.06.1996 №63 — ФЗ ( в ред. от 19.02.2018 ) // Собрание законодательства Российской Федерации — 1998. — №7