Капустин В. А. Особенности классификации уголовно-правовых норм

Особенности классификации уголовноправовых норм

Features of the classification of criminally-legal norms

Капустин Виталий Александрович

Kapustin Vitaly Aleksandrovich

магистрант ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

kapustin3003@yandex.ru

Аннотация. Автор рассматривает особенности классификации уголовно-правовых норм в законодательстве Российской Федерации. Так же в статье рассмотрены вопросы их соотношения и исследовано особое значение санкций среди прочих уголовно-правовых норм.

Annotation. The author considers the peculiarities of classification of criminal law norms in the legislation of the Russian Federation. Also, the article discusses the issues of their correlation and explores the special significance of sanctions among other criminal law norms.

Ключевые слова: диспозиция, санкция, гипотеза, уголовное право, Уголовный Кодекс Российской Федерации.

Key words: disposition, sanction, hypothesis, criminal law, Criminal Code of the Russian Federation.

Уголовно-правовая норма – это общеобязательное, закрепленное в Уголовном кодексе Российской Федерации (далее УК РФ) правило поведения, предоставляющее участником уголовно-правовых отношений юридические права и возлагающие на них юридические обязанности, направленные на регулирование общественных отношений и их охрану от преступных посягательств.

Анализируя имеющиеся в теории определения уголовно-правовой санкции, полагаем, что важным аспектом в понятии санкции выступает не только карательные меры воздействия, применяемые к лицам, совершившим преступление, но и их роль, стимулирующая надлежащее (правомерное) поведение.

Наиболее очевидной функцией санкции традиционно считается ее роль в определении вида и размера наказания. Другое значение санкции заключено в том, что она в значительной степени устанавливает пределы наказуемости, устанавливает для суда рамки судейского усмотрения.

Важным аспектом рассмотрения уголовно-правовой санкции являются ее форма и содержание. Так, в качестве формы уголовно-правовой санкции допустимо рассматривать определенную часть нормы (статьи) уголовного закона. В нормативном тексте формой выражения уголовно-правовой санкции выступает законодательно оформленный способ фиксации последней. Он находит свое отражение в особенной части УК РФ во втором абзаце статьи (части статьи), содержащий базовый перечень уголовно-правовых мер стимулирования выполнения уголовно-правового запрета, с четким указанием на их виды и размеры [4].

В свою очередь, необходимо отметить, что между уголовно-правовой санкцией и наказанием существует тесная взаимосвязь и взаимообусловленность, благодаря чему в санкции могут быть включены только те виды наказания и лишь в тех размерах, которые установлены Уголовным кодексом РФ.

В Общей части Уголовного кодекса указываются цели наказания, содержится описание видов наказания, определены условия и порядок их применения, а также условия и порядок освобождения от наказания, а санкция уголовно-правовой нормы отражена исключительно в Особенной части Уголовного кодекса РФ и начинается со слова «наказывается».

Нормы уголовного полномочия допускается систематизировать разным способом. По содержанию правоотношений их допускается разбить на управомочивающие, обязывающие и запрещающие. Образцом управомочивающей нормы, т. е. предоставляющей возможность функционировать или согласно собственному усмотрению, или установленным в законе методом, представляется введенная в ч. 5 ст. 73 «Условное осуждение», в соответствии с которой суд, определяя условное осуждение, способен возложить на условно осужденного выполнение установленных прямых обязанностей: не изменять постоянного места жительства, работы, учебы, не посещать некоторые зоны, пройти курс излечения от пьянства, наркомании либо токсикомании и т. п. [5]

Обязывающие нормы подразумевают вознаграждение участников правоотношений какими-либо четко установленными прямыми обязанностями, неисполнение которых может спровоцировать вторжение со стороны страны. Образцом обязывающей нормы работает закрепленная в ч. 1 ст. 78 УК РФ «Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности», в соответствии с которой человек подлежит избавлению от уголовной ответственности в случае истечения поставленных в уголовном законе сроков со дня совершения правонарушения и вплоть до времени вступления приговора в легитимную силу.

Примером запрещающей нормы представляется ч. 5 той же статьи, в которой определено, что к личностям, осуществившим преступления против мира и безопасности человечества, сроки давности не используются.

По нраву предписаний, содержащихся в уголовно-правовой норме, допускается особо отметить императивные и диспозитивные нормы.

В императивной норме причины и содержимое правоотношений четко установлены законодателем, при данном не разрешается уклонение участников правоотношений от определенных законных предписаний.

Диспозитивные нормы, как норма, дают участникам правоотношений вероятность действовать согласно собственному усмотрению, правда употребительно к уголовному праву необходимо заявлять о подобных диспозитивных нормах, что выделяются сравнительной определенностью регламентации. [7]

Как особенный тип выделяют кроме того бланкетные нормы. Черта подобных норм заключается в том, что они включают изменяющийся компонент — принципы, что находятся в иногда обновляемых нормативных актах (правилах дорожного движения, правилах безопасности при проведении установленных работ, санитарных правилах и т.п.).

В уголовно-правовой литературе довольно досконально исследованы трудности поощрения в области посткриминального поведения. Казалось бы, самое «наказательное» из имеющихся сфер права — уголовное — обязано включать только лишь наказания санкции, однако изучения научных работников подтверждают наличие в уголовном праве поощрительных наказаний. [1]

Поощрительные санкции в уголовном праве объединены с освобождением субъекта от ответственности или с сокращением размера правоограничений. Полный комплекс взаимозависимых норм уголовного права носит поощрительный вид, в таком случае принимать особенность уголовного права заключается не в отсутствии поощрительных наказаний, а в специфике их проявления. Так, в свойстве наказаний поощрения в науке уголовного права оценивают освобождение от уголовной ответственности в случае совершения обоснованных деяний, сориентированных на согласие с пострадавшим (ст. 76 УК РФ), активное раскаяние (ст. 75 УК РФ) и др.

К содержанию уголовно-правовой санкции применима и категория «уголовно-правовое воздействие», ибо санкция оказывает влияние, направляет активность лиц в нужное русло, стимулируя надлежащее поведение и препятствуя преступным проявлениям. Рассмотрение природы санкций в контексте уголовно — правового воздействия предполагает уточнение вопроса о дифференциации, индивидуализации последнего, что заключается в разработке на уровне закона такого набора мер уголовно-правового воздействия, который в наибольшей мере соответствовал бы разнообразию вариантов преступного поведения и характеристик индивидов, вступающих в конфликт с уголовным законом. В этом смысле законодатель фиксирует определенный спектр вариантов реакции на преступление [2].

Говоря о дифференциации санкций, необходимо отметить, что единодушного мнения правоведов по поводу видов санкций не существует. Так, Л.Л. Кругликов выделяет санкции простые и кумулятивные, единичные и альтернативные, относительно определенные и абсолютно определенные, с чисто уголовно-правовым содержанием и с указанием на иные меры воздействия, непосредственно определенные и опосредствованно определенные [6].

А.П. Козлов полагает, что относительно определенными следует признавать санкции, которые не являются абсолютными. При этом он предложил термин «размероотносительные санкции». По его мнению, размероотносительные санкции — это разновидность относительно определенных санкций, связанная с дифференциацией размера наказания в них (минимум и максимум либо только максимум). Ту же разновидность уголовно-правовой санкции, которую обычно называют кумулятивной, А.П. Козлов считает суммирующей, поскольку происходит сложение воздействий нескольких видов наказания.

Основополагающим признаком, характеризующим санкцию, является государственное принуждение. Общеобязательность как признак, несомненно, определяет право в целом, но в отношении санкции неоднозначно. С одной стороны, санкции обязательно устанавливают в нормах, регламентирующих ответственность за преступление того или иного вида; с другой — законодатель создает определенный круг норм, исключающих или ограничивающих применение санкции (ст. ст. 62, 64, 73, 75 УК РФ). [3]

Объективность санкции определяется их социальной обусловленностью и обоснованностью. Социальная обусловленность санкции воздействует на правосознание граждан, воспитывает у них чувство должного поведения. Нередки случаи, когда граждане воздерживаются от совершения преступления либо из-за страха строгости санкции, либо из-за уважительного отношения к нормам, закрепленным Уголовным кодексом.

Субъективность является неотъемлемым признаком санкции, поскольку последняя — это преломленная в сознании определенных представителей общества неизбежность защиты существующих общественных отношений и мера интенсивности воздействия на психологию преступника. Уголовно-правовая санкция — это обязательный структурный элемент уголовно-правовой нормы, отражающий неблагоприятные последствия деяния, содержащий вид и размер наказания, закрепленные в Особенной части Уголовного кодекса РФ. Формой выражения уголовно-правовой санкции выступает законодательно оформленный способ фиксации последней в УК РФ, а содержанием — зафиксированный перечень уголовно-правовых мер, стимулирующих выполнение уголовно-правового запрета, с четким указанием на их виды и размеры.

Библиографический список:

  1. Бабаев М., Пудовочкин Ю. «Мертвые» нормы в Уголовном кодексе: проблемы и решения // Уголовное право. 2014. N 6. С. 9.
  2. Васильев П.В. Автоматические санкции в российском праве (теория, практика, техника): Монография / Под ред. В.А. Толстика. М.: Юрлитинформ, 2016. С. 2
  3. Волженкин Б.В. Российское уголовное право: традиции, современность, будущее. СПб., 2012. С. 20
  4. Демидов Ю.А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. — М., 1975. — С. 68.
  5. Конев А.Н. Идеологические основы жизненного воплощения принципа презумпции невиновности // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2015. N 4(32). С. 120.
  6. Кругликов Л.Л. Виды юридических конструкций в уголовном праве // Юридическая техника. — 2013. — №7-2. — С. 53.
  7. Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Криминология и проблемы декриминализации // Журнал российского права. 2012. N 4. С. 106.