Вассерман Наталья Владимировна Комиссии по урегулированию конфликта интересов на государственной гражданской службе: проблемы законодательного регулирования и практической деятельности

Комиссии по урегулированию конфликта интересов на государственной

 гражданской службе: проблемы законодательного регулирования

и практической деятельности

Commission for the settlement of conflicts of interest in the civil service: problems of legislative regulation and practice

 

Вассерман Наталья Владимировна

Vasserman Natalia Vladimirovna

Ст.  преподаватель ФГБОУ ВО БГУ, г. Иркутск

Vassermannv@mail.ru

 

Аннотация. Изменения в законодательстве о противодействии коррупции и государственной гражданской службе продолжаются, касается это и такого узкого вопроса как организация  работы комиссий по урегулированию конфликта интересов на государственной гражданской службе. В статье рассматриваются основные сложности законодательного регулирования работы таких комиссий, а также анализируются проблемы их практической деятельности.

Annotation. Changes in the legislation on combating corruption and the civil service continue, and this applies to such a narrow issue as the organization of the work of commissions to resolve conflicts of interest in the civil service. The article deals with the main difficulties of the legislative regulation of the work of such commissions, as well as the problems of their practical activities.

Ключевые слова: комиссии по урегулированию конфликта интересов на государственной гражданской службе, конфликт интересов, независимые эксперты, противодействие коррупции.

Keywords: commissions on settlement of conflict of interests in the civil service, conflict of interests, independent experts, anti-corruption.

Активное реформирование системы государственной службы, начавшееся в 2003-2004 гг. продолжается и в настоящее время. За этот период выявились определенные трудности, прежде всего это проблема предотвращения и пресечения коррупции в системе государственной службы, нарушение государственными служащими требований к служебному поведению, а также возникновение конфликта интересов при прохождении государственной службы.

В Федеральном законе от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе» [1], впервые в законодательном порядке вводилось такое понятие как конфликт интересов. На первый взгляд, если разделить это понятие на «конфликт» и «интерес», то смысл их ясен и очевиден, но все выражение в целом достаточно сложное и многогранное понятие, которое используется как в международном, так и в отечественном праве. Так, согласно части 1 статьи 19 вышеназванного федерального закона,  «конфликт интересов – это ситуация, при которой личная заинтересованность гражданского служащего влияет или может повлиять на объективное исполнение им должностных обязанностей». Однако, Федеральным законом от 05.10.2015 г. 285-ФЗ [2]были внесены некоторые корректировки в данное определение,  и теперь под «конфликтом интересов понимается ситуация, при которой личная заинтересованность (прямая или косвенная) лица, замещающего должность, замещение которой предусматривает обязанность принимать меры по предотвращению и урегулированию конфликта интересов, влияет или может повлиять на надлежащее, объективное и беспристрастное исполнение им должностных (служебных) обязанностей (осуществление полномочий)». Очевидно, что определение конфликта интересов было существенно дополнено и расширено законодателем и перенесено в Федеральный закон от 25.12.2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии  коррупции».  [3] Однако, суть этого понятия не поменялась, по прежнему конфликт интересов – это «не типичная» ситуация, которая должна пресекаться и наказываться, а государственному служащему должно быть «некомфортно» и «неприлично» находиться в состоянии конфликта интересов. В самой внутренней  среде государственных служащих должно сформироваться стойкое негативное отношение к противозаконным действиям своих коллег. По мнению автора, наблюдается некая громоздкость и запутанность этого понятия в части того, кого следует понимать под «лицами, замещающего должность, замещение которой предусматривает обязанность принимать меры по предотвращению и урегулированию конфликта интересов»?  Где содержится этот перечень и является ли он исчерпывающим? Можно ли относить к ним лиц, не являющихся государственными и муниципальными служащими?

Механизм же разрешения конфликта интересов теперь нашел отражение как в Федеральном законе «О государственной гражданской службе РФ», так и Федеральном законе «О противодействии коррупции». В целом, эти два нормативных акта в части урегулирования конфликта интересов   дублирует положения друг друга.

Для решения вопроса о наличии или отсутствии  конфликта интересов в действиях государственного служащего, в каждом государственном органе создаются специальные комиссии по соблюдению требований к служебному поведению гражданских служащих и урегулированию конфликтов интересов. Их цель – выявить и пресечь ситуации конфликта интересов, а также принять меры для предотвращения возникновения его в будущем. Начиная с 2008 года, их создание стало обязательным не только в органах государственной власти, но и в органах местного самоуправления.

На практике, их часто называют «конфликтными комиссиями», деятельность которых регулируется специальным положением о комиссиях, утвержденным Указом Президента РФ от 1 июля 2010 года «О комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов» [4]. Согласно вышеназванному указу Президента РФ, в состав комиссии входят представитель нанимателя и (или) уполномоченные им гражданские служащие, в том числе из подразделения по вопросам государственной службы и кадров, юридического (правового) подразделения и подразделения, в котором гражданский служащий замещает должность гражданской службы, представитель соответствующего органа по управлению государственной службой, а также представители научных и образовательных учреждений, среднего, высшего и дополнительного профессионального образования, деятельность которых связана с государственной службой. [5] Число независимых экспертов должно составлять не менее одной четверти от общего числа членов комиссии. Однако, следует учесть, что основным субъектом, наделенным правом выявлять и пресекать ситуации конфликта интересов, коррупционные правонарушения является представитель нанимателя, т.е. руководитель соответствующего органа.

Необходимость участия независимых экспертов – это принципиальное нововведение, заложенное федеральным законодателем. Вполне понятно, что независимые эксперты, составляющие всего лишь одну четверть от числа членов комиссии, не могут реально повлиять на принимаемые ею решения. В то же время их участие позволяет в реализовать принцип открытости государственной службы, поставить ее под контроль гражданского общества. Очевидно, что именно они должны обеспечить объективное и непредвзятое рассмотрение дела по существу, а также исключить попытки формального отношения руководителя к создавшейся конфликтной ситуации. Логично, что личные персональные данные экспертов при этом не указываются, так как ситуации конфликтов интересов носят сугубо индивидуальный характер.

Отдельно хотелось бы затронуть вопрос, касающийся оплаты труда независимых экспертов в составе подобного рода комиссий. В Постановлении Правительства РФ от 12 августа 2005 г. N 509  «О порядке оплаты труда независимых экспертов, включаемых в составы аттестационной и конкурсной комиссий, образуемых федеральными государственными органами» [6] установлена почасовая ставка оплаты труда в размере 80 рублей в час. Данная ставка не повышалась более 10 лет и, несомненно, требует индексации. Однако, данное Постановление Правительства РФ затрагивает лишь работу независимых экспертов в составе конкурсных и аттестационных комиссий и никак не регламентирует оплату труда в составе комиссий по урегулированию конфликта интересов на государственной службе. Таким образом, труд независимых экспертов в составе комиссий по урегулированию конфликта интересов на государственной гражданской службе вообще никак не оплачивается. В этой связи не совсем понятна логика федерального законодателя, который с одной стороны хочет привлечь в качестве независимых экспертов высококвалифицированных специалистов научных и образовательных организаций в области государственной гражданской службы, а с другой стороны их работа является безвозмездной. Заседание конфликтной комиссии может длиться несколько часов, необходимо изучить все документы, имеющие отношение к рассматриваемой ситуации, вникнуть в суть конфликта. Совершенно очевидно, что при работе таких комиссий возникнут проблемы, связанные с привлечением независимых экспертов в их деятельность. Также отсутствует механизм отбора и приглашения таких «независимых» представителей, не предусмотрены гарантии их независимости, наступление ответственности и т.д. На практике нередки случаи, когда руководители государственных органов приглашают знакомых и лояльных экспертов, чтобы обеспечить нужное решение комиссии и соблюсти все формальности. Труд таких экспертов оплачивается « в конверте», таким образом, «независимый эксперт» попадает в разряд «зависимых». К тому же, число независимых экспертов по действующему законодательству не должно превышать 25% от членов комиссии, а это всего лишь одна четверть. Как справедливо отмечает С.Е Чаннов, «независимые эксперты, составляющие 25% от числа членов комиссии по урегулированию конфликта интересов, не могут реально повлиять на принимаемые ею решения».  [8] Опыт работы в подобного рода комиссиях показывает, что необходимо более тщательно подойти к законодательному регулированию их статуса, полномочий, порядка деятельности, а также, безусловно, ввести достойную оплату труда привлекаемых специалистов. Без этого, качественная и прозрачная работа таких комиссий будет невозможна.

Нельзя не согласится с мнением Ноздрачева А.Ф. о том, что  отсутствуют требования по образованию независимых экспертов, очевидно, что это должно быть высшее профессиональное образование (специалитет, магистратура), а также ученая степень. [7] Возникает вопрос также о наличии опыта преподавания и в целом стажа работы привлекаемого специалиста. Все это требует внимания со стороны федерального законодателя.   

Еще одна проблема это своего рода «пассивность» конфликтных комиссий, так как их работа напрямую зависит от поступивших обращений. В большинстве органов власти они работают «в спящем» режиме ожидания. Думается, что активное сотрудничество и обмен информацией конфликтных комиссий с правоохранительными органами и иными государственными органами способствовало более успешной работе в сфере противодействия коррупции  тех и других. В настоящее время, это направление практически не реализуется.

Низкая активность конфликтных комиссий также обусловлена слабым методическим обеспечением, особенно на муниципальном уровне, а также недостатком квалифицированных кадров. Специальное обучение и повышение квалификации в этой области председателей и членов таких комиссий и вовсе отсутствует в большинстве субъектов Российской Федерации, не говоря уже о муниципальном уровне. Возникает вопрос о качественном уровне подготовки таких экспертов. Ведь спектр возникающих ситуаций может быть разным, и, являясь специалистом в одном вопросе, он может совершенно не ориентироваться в другом. Как показывает практический опыт кадровый вопрос один из наиболее острых в работе таких комиссий. Если внимательно изучить положение о работе конфликтных комиссий, то ни на федеральном, ни на региональном и тем более местном уровне нет требований к численному  составу комиссии. Это говорит о том, что определённые трудности с привлечением независимых экспертов все же присутствуют, и чаще всего это происходит в небольших муниципальных образованиях и сельских поселениях. Возможным решением данной проблемы могло бы быть создание единой общей комиссии на районном или межрайонном уровне, с передачей ей полномочий от органов поселений по рассмотрению материалов, поступивших в отношении всех муниципальных служащих данного района.

Комиссии по урегулированию конфликтов интересов формируются таким образом, чтобы, в свою очередь, была исключена возможность возникновения конфликтов интересов внутри самой комиссии. В комиссию представляются материалы, подтверждающие нарушение гражданским служащим требований к служебному поведению или наличие у него личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов. Перечень ситуаций возникновения конфликта интересов достаточно обширный. Председатель комиссии в 10-дневный срок со дня поступления указанной информации должен вынести решение о назначении даты заседания комиссии. При этом дата заседания комиссии не может быть назначена позднее 20 дней со дня поступления указанной информации.

В случае если в комиссию поступила информация о наличии у гражданского служащего личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, председатель комиссии немедленно информирует об этом представителя нанимателя в целях принятия им мер по предотвращению конфликта интересов. В частности такими мерами могут быть: усиление контроля  за исполнением гражданским служащим его должностных обязанностей, отстранение гражданского служащего от замещаемой должности гражданской службы на период урегулирования конфликта интересов или иные меры.

Дата, время и место заседания комиссии устанавливаются ее председателем после сбора всех необходимых материалов. Заседание комиссии проводится в присутствии гражданского служащего или его уполномоченного представителя. Если гражданский служащий не может участвовать в заседании комиссии  по уважительной причине, то оно переносится. В случае необходимости могут приглашаться должностные лица государственных органов, органов местного самоуправления, а также представители заинтересованных организаций.

На заседании комиссии заслушиваются пояснения гражданского служащего, а также рассматриваются материалы, относящиеся к вопросам, включенным в повестку  заседания. Комиссия вправе пригласить и иных лиц и заслушать их устные или письменные пояснения, если они имеют непосредственное отношение к делу.

По итогам рассмотрения дела конфликтная комиссия может принять одно из следующих решений:

а) установить, что в рассматриваемом случае не содержится признаков личной заинтересованности гражданского служащего, которая приводит или может привести к конфликту интересов;

б) установить факт наличия личной заинтересованности гражданского служащего, которая приводит или может привести к конфликту интересов. В этом случае представителю нанимателя предлагаются рекомендации, направленные на предотвращение или урегулирование этого конфликта интересов.

Решения комиссии принимаются простым большинством голосов присутствующих на заседании членов комиссии. При равенстве числа голосов голос председательствующего на заседании комиссии является решающим.

Решения комиссии оформляются протоколами, которые подписывают члены комиссии, принявшие участие в ее заседании.

Не совсем ясным остается механизм обжалования принятых конфликтной комиссией решений. Большинство принимаемых решений носят рекомендательный характер и в этом случае юридически предмет обжалования отсутствует. В том случае, когда решение комиссии носит обязательный характер, очевидно, процедура обжалования может быть либо административной (вышестоящему органу или вышестоящему должностному лицу), либо судебной. Но здесь возникает ряд процедурных сложностей: во-первых в какой орган обращаться (так как конфликтная комиссия является независимой структурой и в своей деятельности никому не подчиняется), во-вторых по каким основания следует обращаться.

Думается, что создание таких комиссий, безусловно, является позитивным явлением, и их потенциал со временем будет только увеличиваться. Однако, федеральному законодателю следует серьезно подойти к тем проблемам, которые возникают в работе «конфликтных комиссий». Прежде всего,  это правовая регламентация отдельных положений о которых писалось выше. Без закрепления обязательности принятых решений, работа подобного рода комиссий для представителя нанимателя будет не более,  чем фикцией. В условиях российской действительности создание «дублирующих» комиссий с расплывчатыми функциями «информировать» и «рекомендовать» не решит проблемы предотвращения конфликта интересов и пресечения коррупции, и они рискуют остаться декоративными, неэффективными на практике инструментами.

Необходима индексация оплаты труда независимых экспертов, а в случае работы в комиссиях по урегулированию конфликта интересов – необходимо ввести такую оплату. Также детального законодательного регулирования требуют  положения, касающиеся порядка привлечения и работы независимых экспертов, их гарантии. Причем эти вопросы необходимо решить федеральному законодателю.  Только тогда работа комиссий по урегулированию конфликта интересов будет носить реальный, а  не формальный характер и способствовать борьбе с коррупцией на государственной и муниципальной службе.

Библиографический список:

  1. О государственной гражданской службе Российской Федерации: Федеральный закон от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ (в ред. от 28.12.2017) // СЗ РФ. 2004. № 31. Ст. 3215.
  2. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления обязанности лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц сообщать о возникновении личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, и принимать меры по предотвращению или урегулированию конфликта интересов: Федеральный закон от 05.10.2015 N 285-ФЗ // «Российская газета», N 228, 09.10.2015.
  3. О противодействии коррупции: Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ (в ред. от 28.12.2017) // СЗ РФ. 2008 г. N 52 (часть I) ст. 6228
  4. О комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов: Указ Президента РФ от 1 июля 2010 г. N 821(в ред. от 19.09.2017// СЗ РФ.  2010 г. N 27 ст. 3446
  5. О комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов: Указ Президента РФ от 01.07.2010 N 821 (в ред. от 19.09.2017) (вместе с «Положением о комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов») п.8 // СЗ РФ. 2010 г. N 27 ст. 3446
  6. О порядке оплаты труда независимых экспертов, включаемых в составы аттестационной и конкурсной комиссий, образуемых федеральными государственными органами: Постановление Правительства РФ от 12.08.2005 N 509 (в ред. от 03.08.2011)  // «Российская газета», N 183, 19.08.2005.
  7. Ноздрачев А.Ф. Конфликт интересов на государственной и муниципальной службе, в деятельности организаций: причины, предотвращение, урегулирование. – М.: ИНФРА-М, 2016. – 223 с. – C.93.
  8. Чаннов С.Е. Административно-правовое регулирование функционирования комиссий по урегулированию конфликта интересов на государственной гражданской службе // Административное и муниципальное право. 2009. №4. С.36.