Логачева С.Е. Развитие института залога в гражданском праве России

Молодежь. Образование. Общество:  материалы Международной НПК (Иркутск, 02 мая 2017  г.)

Развитие института залога в гражданском праве России

Development of the Institute of Pledge in Civil Law of Russia

 

Логачева Софья Евгеньевна

Logacheva Sofya Evgenievna

Магистрант ВСФ ФГБОУВО РГУП, г. Иркутск

Sofafa_l@mail.ru

 

Аннотация. В статье рассматриваются особенности развития института залога в гражданском праве России.

Annotation. In the article features of development of institute of pledge in the civil law of Russia are considered.

Ключевые слова: залог, залог недвижимого имущества, ипотека.

Keywords: pledge, pledge of real estate, mortgage.

 

Залог, как и многие другие классические институты гражданского права, берет начало в римском праве. Сущность его на сегодняшний день осталась неизменной: залог по-прежнему является средством обеспечения обязательства под ссуды, однако элементы значительно изменились. Институт залога возник с появлением частной собственности, и его история исчисляется столетиями. В настоящей статье предпринята попытка вкратце проанализировать основные вехи развития залога в праве России.

В первую очередь необходимо отметить, что есть свидетельства существования залога уже в Древней Руси. Так, Псковская судная грамота включала десять статей, которые были посвящены древнерусскому залогу. Они являются свидетельством того, что ранние этапы развития российского залога были довольно прогрессивны.

Залогу всегда была присуща побочность (акцессорность) и зависимость от основного обязательства, однако необходимо отметить, что это не мешало многим видам залога существовать независимо он него. В законодательстве было установлено, что закладывать может только тот, кто обладает правом отчуждать, то есть исключительно собственник имущества. К собственнику так же предъявлялось требование беспрепятственного распоряжения имуществом.

Норм о законном и судебном залоге законодательство Российской Империи не содержало. К примеру, залог недвижимости признавался действительным только тогда, когда договору придавалась особая форма крепостного акта закладной крепости, который в обязательном порядке подписывали два свидетелями. Что касается залога движимости, что для такого договора требовалось нотариальное заверение. Оба вида залога влекли за собой запрет его отчуждения. Общие нормы о залоге, безусловно, не могли охватить все возникающие на практике казусы, поэтому существовали специальные нормативно правовые акты, регламентирующие некоторые специфические виды залога: Устав кредитный (о залоге кредитных институтов), Устав торговый (ссудных касс и товарных складов) и т.д.

Что касается ипотечного права, необходимо отметить, что в России оно развивалось по особенному пути. Термин «ипотека» греческого происхождения, он появился в шестом веке до нашей эры и означал обеспечение ответственности должника кредитору его земельным участком. Тогда ипотекой назывался столб, стоящий на границе земельной территории, который подтверждал, что данные владения служат залогом для возвращения взятой взаймы денежной суммы. Таким образом, даже в своем первоначальном значении термин «ипотека» был близок к его современному пониманию как залога недвижимости. Являясь универсальным средством обеспечения обязательств, она открывает собственнику недвижимости возможность, установив на эту недвижимость одну или несколько ипотек, получать кредит в размере, соответствующем всей или части стоимости недвижимости, не лишая себя пользования последней. [2]

Главными должниками тех времен были крестьяне, не имевшие достаточного количества имущества, которое было необходимо, чтобы обеспечить обязательства. Все их имущество по большей части служило им для обеспечения жизнедеятельности и не являлось подходящим для того, чтобы обеспечить обязательство. К тому же меновой оборот крестьянских вещей не получил развития. В связи с этим наиболее эффективным средством обеспечения обязательства была персона должника. [3] Обеспечения добивались с помощью понуждения его к выплате путем репрессивных мер, которые были направлены на его личность.

Российскому праву был известен и другой вид обеспечения, достаточно прогрессивный для тех времен. В Псковской судной грамоте было закреплено положение о возможности передачи в залог грамот, удостоверяющих абстрактное право на тот или иной земельный участок. Грамота предусматривала передачу заложенного имущества во владение кредитора. Этот документ также содержит и основы правовых моделей защиты прав кредитора; они заключались в том, что залогодатель обязался сообщить кредитору обо всех ипотеках, которые обременяли вещи, переданные в залог. Если залогодатель не выполнял эту обязанность, его считали мошенником.

В Указе от 9 ноября 1906 года «О крестьянском землевладении и землепользовании» закреплялись положения, которые развивали отрубно-хуторской вид хозяйствования, который постепенно начал трансформироваться в частную собственность; при этом частная собственность в России ввелась законом от 14 июля 1910 года «Об изменении и дополнении некоторых постановлений о крестьянском землевладении». [4]

Важным для развития ипотечного права того времени стало принятие закона от 15 ноября 1906 года «О выдаче Крестьянским поземельным банком ссуд под залог недельных земель». В нем предусматривалась новая форма кредитования с обеспечением в виде залога землями, находившимися в личной собственности заемщика. Одновременно появившиеся институты частной собственности и достаточно развитый институт ипотечного кредитования не получили развития в дальнейшем.

Закон от 5 июля 1912 года разрешал передавать ссуды, которые предназначались для улучшения землепользования, лишь домохозяйствам. Эти законы отражают нацеленность государственной политики на развитие частной собственности.

Особенность ипотечного права Российского государства также заключалась в том, что залог земельных участков получал развитие от коллективного залога сельской общины к частному залогу. Помимо этого, в Российском государстве существовал прогрессивный институт государственной регистрации залога недвижимости, который соответствовал принципам публичности и достоверности.

Первыми декретами Всероссийского Съезда Советов собственность частных лиц на землю, ее недра, воды, леса, промышленные предприятия запрещалась. Эти объекты на долгие десятилетия были выведены из гражданского оборота. 25 ноября 1917 года был издан Декрет СНК РСФСР «Об упразднении Дворянского земельного банка и Крестьянского Поземельного банка.

Залог не получил значительного распространения в середине 20-х годов, несмотря на то, что законодательная база того времени была внушительной. Это было связано с тем, что вопрос о значении залогового обеспечения обязательств (реального кредита) в условиях советского планового хозяйства являлся по существу частью более общей проблемы — соотношения плана и товарной формы хозяйства. Одним из ключевых моментов кредитной реформы 1930-31 годов, было введение прямого планового банковского краткосрочного кредитования. Абстрактное для плановой экономики частно-правовое обеспечение исполнения обязательств, и, прежде всего залог, потеряло свое былое значение по сравнению с экономической обеспеченностью кредита. Иными словами, главное для банка стало не погашение кредитополучателем кредита вообще, а приобретение им именно того имущества, на приобретение которого был выдан кредит.

Независимо от того имел ли банк залоговое право или нет, он не только имел право, но и был обязан систематически производить проверку сохранности товарно-материальных ценностей, приобретенных на полученную ссуду. Как заложенные, так и незаложенные товарно-материальные ценности могли быть проданы Госбанком для покрытия задолженности по ссуде. До начала девяностых годов практически отсутствовала ипотека. Несмотря на многочисленные изменения, основные положения нормативных актов регулировавших залог, сохраняли свое действие вплоть до недавнего времени.

Отечественные цивилисты выработали ряд требований, которым должна соответствовать вещь, чтобы стать объектом залога. Так, Е.В. Васьковский отмечал, что «залог может быть установлен на всякую телесную вещь, как движимую, так и недвижимую». [1] Также он допускает неоднократный залог уже заложенного имущества, ссылаясь на судебную практику: например, в Решении Гражданского кассационного департамента Правительствующего Сената за 1889 г. № 88 от 30 ноября  было дано разъяснение, в соответствии с которым допускается установление последующего залога при условии сохранения силы предшествовавшего. Это положение нашло свое подтверждение и в Судебных Уставах 20 ноября 1864 года. По ст. 1215 Устава Гражданского Судопроизводства, из взысканной при исполнении судебных решений суммы немедленно уплачиваются претензии, обеспеченные залогом по старшинству закладных [1, т. XVI, кн. 2, разд. 5, ст. 1215]. Благодаря этому общему принципу, были сформулированы правила, в соответствии с которыми ряд имущественных объектов не подлежал залогу. Эти правила были зафиксированы не только в теории отечественной цивилистики, но и в законодательстве, в частности в Своде Законов Гражданских Российской Империи, где давался перечень этих объектов:

  1. Имущества, находящегося в общей собственности без согласия всех владельцев [1, т. X, ч. 1, ст. 1632].
  2. Дворы, заводы, фабрики, мануфактуры и лавки, которые не могут быть разделены, не могут быть отданы по частям в залог [1, т. X, ч. 1, ст. 1633].
  3. Леса и земли, принадлежащие посессионным заводам, не могут быть отданы в залог отдельно от заводов [1, т. X, ч. 1, ст. 1634].
  4. Земля, полученная в собственность бывшими государственными крестьянами по правилам 20 февраля 1803 года, не может быть разделена при залоге на участки менее восьми десятин ст. 1635 [1, т. X, ч. I, ст. 1635].
  5. Особые запрещения, относящиеся к имуществам, которые не могут быть отчуждаемы без особого на то распоряжения ст. 1638 [1, т. X, ч. I, ст. 1638].
  6. Наследственные заповедные, временно заповедные имения, состоящие на праве майората в Западных губерниях не могут быть отданы в залог [1, т. X, ч. 1, ст. 1641].

Список источников:

  1. Бевзенко Р.С. Борьба за залог: третий этап реформы залогового права России // Вестник гражданского права. — 2015. — № 2. — с. 8—50.
  2. Гришаев С. П. Ипотека как способ обеспечения исполнения обязательств // Законы России. – 2006. – № 12. – с. 42-47.
  3. Залог и ипотека в российском и зарубежном праве: матер. Междунар. науч. конф. / отв. ред. Т.Е. Абова. – М.: Институт государства и права РАН, 2012. – С. 48.
  4. Фомина Л.П. Банковский кредит под залог сельскохозяйственных земель // Предпринимательская деятельность в сельском хозяйстве России. Правовые вопросы. – М.: Институт государственного права РАН, 2013. – с. 148.