Лохова А.А., Соловьева Ю. В., Степаненко О. Г. Актуальные изменения заемных отношений и их реализация в связи с реформой гражданского права в 2018 году

Актуальные изменения заемных отношений и их реализация в связи с реформой

гражданского права в 2018 году

Actual developments of lending relations and their implementation in connection with the reform of civil law in 2018

 

Лохова Александра Андреевна
Lokhova Alexandra Andreevna

студентка ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск
aleksandralohova@mail.ru

Соловьева Юлия Владимировна

Solovyova Yuliya Vladimirovna

студентка ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

martovskaya.1997@mail.ru

Степаненко Ольга Геннадьевна
Stepanenko Olga Gennadievna

к.с.н., доцент ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск
ols-tep@yandex.ru

Аннотация. Авторами анализируются и сравниваются обновления Гражданского кодекса Российской Федерации в контексте договора займа, вступающие в законную силу с 1 июня 2018 года с действующей редакцией. Проводится анализ действующих норм и дается оценка грядущим изменениям в гражданском законодательстве.

Annotation. The authors analyze and compare the updates of the Civil Code of the Russian Federation in the context of the loan agreement, which come into force on June 1, 2018 with the current version. The analysis of existing norms is carried out and the estimation to the future changes in the civil legislation is given.

Ключевые слова: гражданское право, реформа, договор, заем, изменения.

Keywords: civil law, reform, contract, loan, changes.

Как известно, в нашей стране долгое время продолжался процесс реформирования гражданского законодательства, которому положил Указ Президента РФ от 18 июля 2008 г. N 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации». Рассматривая нововведения, стоит отметить мысль, появившуюся в юридической доктрине, о том, что порядок внесения изменений и дополнений в единый кодифицированный законодательный акт (которым является Кодекс) влечет за собой немало отрицательных последствий, и прежде всего несогласованность между собой новых законоположений, вносимых в разные разделы и главы Кодекса. Негативный результат не заставил себя ждать: правоведы, участвовавшие в подготовке Концепции и разработке законопроекта, с удивлением обнаружили в окончательном тексте законоположений, внесенных в Гражданский кодекс РФ немало «новелл», которые не предусматривались Концепцией и ни с кем из разработчиков не обсуждались. И, напротив, на пути подготовки и принятия отдельных «кусков» законопроекта некоторые весьма важные новые законоположения были «потеряны». [1] Теперь же июнь 2018 года ознаменуется уже вступающими в силу поправками частей первой и второй Гражданского кодекса РФ (далее ГК РФ), в том числе относительно договора займа, речь о котором пойдет ниже.

Говоря об определении договора займа, необходимо обратиться к дефиниции прошлой редакции статьи, согласно которой: «одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества».  [2]

Проведем параллель к грядущим поправкам  действующей нормы, из содержания которых видно, что законодатель сознательно расширяет категории объектов, подлежащих передачи включая в них ценные бумаги (абзац первый п.1 ст. 807 ГК РФ).

Стоит отметить, что данное изменение не является новым для российского законодательства в целом, так как,  займ в отношении документарных ценных бумаг и ранее предусматривался в судебной практике, согласно Федеральному закону Российской Федерации «О рынке ценных бумаг» от 22 апреля 1996 ( далее – Закон № 39-ФЗ). Но нельзя не отметить тот факт, что понятия займа и договора займа в специальном законе и ГК РФ не тождественны. По смыслу специального закона сделки, совершаемые с использованием ценных бумаг осуществляются на основе биржевого посредничества (брокерской деятельности), следовательно, такое понятие разнится с понятием приведенным в ГК РФ.  [6]

Как сказано в п. 2.1.1. Концепции развития гражданского законодательства: «положения главы 42 ГК о займе рассчитаны в основном на договор займа, заключаемый между гражданами в бытовых целях. Однако,  сегодня в заемные отношения вовлечены юридические лица, предоставляющие займы на любые цели. В связи с этим необходимо дифференцировать нормы о займе в зависимости от субъектного состава и цели займа, обратив особое внимание на защиту интересов граждан-потребителей». [4]

Таким образом, значимой новеллой вводимых изменений можно считать и появление возможности заключения договора с юридическим лицом по консенсуальной модели — то есть сделкой, заключенной в момент достижения сторонами согласия по всем существенным условиям договора. Федеральный закон «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 26 июля 2017 № 212-ФЗ (далее — Закон № 212-ФЗ) сохраняет понятие займа как реальной сделки только для правоотношений между гражданами.  [5] В таком случае законодатель отказывается от традиционной модели регулирования займа, как реальной сделки, как это было в течение многих десятилетий.

Продолжая менять устоявшуюся модель  заключения заемных отношений, законодателем принимается попытка предупредить злоупотребления в связи с признанием договора займа заключенным до передачи денег и других объектов, путем указания новых способов защиты своих прав и интересов. Таким способом может выступать отказ займодавца от исполнения договора полностью или частично при наличии обстоятельств, свидетельствующих о том, что представленный заем не будет возвращен в срок. Данное положение будет содержаться в п.3 ст. 807 ГК РФ. Может быть и обратная ситуация, при которой заемщик также вправе заблаговременно  отказаться от займа при этом заранее уведомив об этом вторую сторону договора займа – займодавца.

Обращает на себя внимание новая редакция ст. 808 ГК РФ, изменяющая сумму порога, с которой ранее законодатель связывал стороны  обязанностью заключения договора в письменной форме.  Исходя из этого, новая редакция отступает от привязки при определении суммы с понятием МРОТ и вводит реальную цифру в  размере 10 000 рублей. Думается, что изменение суммы, которая количественно возросла в 10 раз, наглядно указывает на процессы инфляции  в нашей стране. Нельзя оставить без внимания изменения, которые коснулись размера беспроцентного займа, если сейчас его сумма равняется пятидесятикратному МРОТ, то с 1 июня 2018 года его размер увеличился до ста тысяч рублей. Это лишь общее правило, стороны могут самостоятельно договориться о размере процентов по договору, тем самым отменить презумпцию «беспроцентности». Важно отметить, что согласно действующей редакции договор займа считается беспроцентным только тогда, когда он заключен между гражданами, не осуществляющими предпринимательскую деятельность,  а вот выдачу беспроцентного займа индивидуальным предпринимателям данная редакция статьи 809 ГК РФ не предусматривает. Закон № 212 – ФЗ вносит изменения и в эту статью,  тем самым ликвидирует данное ограничение и указывает на то, что такой договор может быть заключен и с индивидуальными предпринимателями.

Нельзя не сказать о том, что согласно п. 1 статьи 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором. В случае невозвращения заемщиком суммы займа в срок, на нее подлежат уплате проценты в размере, предусмотрен ном пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата займодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 809 ГК РФ. Получается, что Гражданский кодекс РФ не ограничивает размер процентов по договору займа предельным размером. Стороны, руководствуясь принципом свободы договора вправе включить в соглашение любой процент. [3] Размер процентов за пользование займов будет по-прежнему определяться ставкой банка России, если в договоре проценты не установлены.  Такой ход вещей представляется нам более логичным. Ведь в данном случае речь идет о так называемых срочных процентах, которые взимаются в качестве платы за пользование чужими денежными средствами. Согласно ст. 317.1 ГК РФ, посвященной именно таким (по своей правовой природе) процентам, их размер определяется именно ставками рефинансирования.

Если же  условие о процентах стороны предусмотрели, но имеет место быть досрочный возврат займа, то займодавец наделяется правом получения процентов начисленных до дня возврата суммы займа полностью или ее части.  При этом если такие проценты в два и более раза превышают обычно взимаемые в подобных случаях и являются чрезмерно обременительными для должника (ростовщические проценты), то закон вводит положение, по которому суд может снизить размер таких процентов. Думается, что такое законоположение является соразмерной и справедливой реакцией законодателя в борьбе с ростовщичеством.

Нельзя не отметить редакционную поправку законодателя, вносимую в п.2. ст. 811 ГК РФ, с помощью которой конструкция «причитающимися процентами» замещается на новую: «процентами, причитающимися на момент фактического возврата». Такое изменение объясняется тем, что нередко на практике проценты подлежали исчислению исходя из всего предусмотренного договором срока, на который предоставлялся заем, включая даже период после его фактического досрочного взыскания. Теперь же во всех подобных случаях проценты будут начисляться лишь до момента фактического возврата займа.

В дополнение к вышесказанному, законом предоставляется широкий перечень способов определения размера процентов, связанные с  применением ставки в процентах годовых в виде фиксированной величины или величины, которая может изменяться, а также иным путем, позволяющим определить размер процентов на момент их уплаты.

Резюмируя все вышеперечисленное, отметим, что ГК РФ  действительно ждут глобальные изменения, которые отразятся и на проанализированном нами договоре займа. На данный момент трудно говорить утвердительно об оценке  значимости и «жизнеспособность» измененных норм в гражданско-правовом регулировании. Думается, что их эффективность покажет только время.

Библиографический список:

  1. Витрянский В. В. Реформа Российского гражданского законодательства: промежуточные итоги – М. : Статут, 2017. – С.431.
  2. Гражданский кодекс РФ (часть вторая): федеральный закон от 26 января 1996 №14-ФЗ (ред. 05.12.2017) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1996. – № 5. – Ст. 807.
  3. Дроздова Р. Р. Злоупотребление правом в заемных отношениях // Молодой ученый. — 2018. — №9. — С. 116-119.
  4. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации» (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) // Вестник ВАС РФ. № 11. – Ноябрь. – 2009.
  5. О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации: федеральный закон от 26 июля 2017 № 212-ФЗ (ред. 26.07.2017) // СЗ РФ. – 2017. № 31. – ст. 4761
  6. О рынке ценных бумаг : федеральный закон от 22 апреля 1996 № 39-ФЗ (ред. 18.07.2017) // СЗ РФ. – 1996. № 17. ст. 1918.