Ляхницкий В. В. Свидетельский иммунитет священнослужителя

Свидетельский иммунитет священнослужителя

Testimonial immunity of a clergyman

 

Ляхницкий Всеслав Владимирович

Lyakhnitsky Vseslav Vladimirovich

Магистрант  ВСФГБОУВО РГУП,  г. Иркутск

vsslv161@gmail.com

Аннотация. В статье рассматривается свидетельский иммунитет священнослужителя, нравственная оценка, оценка эффективности законодательства (как уголовно-процессуального, так и смежного) регулирующего свидетельский иммунитет священнослужителя, а также актуальные проблемы данного института.

Annotation. this article examines the witness immunity of a clergyman, moral evaluation, assessment of the effectiveness of legislation (both criminal procedural and related) regulating the witness immunity of a clergyman, as well as actual problems of this institution.

Ключевые слова: религия, право, уголовное право, уголовно-процессуальное право, свидетельский иммунитет, священнослужитель, священник.

Key words: religion, law, criminal law, criminal procedural law, witness immunity, clergyman, priest.

Согласно п. 40 ст. 5 УПК РФ [1] свидетельский иммунитет — право лица не давать показания против себя и своих близких родственников, а также в иных случаях, предусмотренных кодексом. В соответствии с ч. 3 ст. 56 УПК РФ не подлежит допросу в качестве свидетеля священнослужитель об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди.

В действующем уголовно-процессуальном законодательстве нет точного указания, кто же именно подразумевается под священнослужителем, также УПК РФ не имеет четкого понятия исповеди. Указанные пробелы в правовом регулировании создают широкое поле для неточного толкования положения действующего уголовно-процессуального законодательства. Также из положения ст. 56 УПК РФ не становится ясным факт о возможности дачи показаний священнослужителем, если он самостоятельно, в добровольном порядке, изъявит подобное желание.

Д. Татьянин, Л. Закирова в своих трудах поднимали ряд важных вопросов, связанных с реализацией тайны исповеди священнослужителя в уголовном процессе России. На основании глубокого изучения темы они пришли к нескольким, достаточно важным выводам, чтобы отдельно их выделить в тексте настоящей работы:

— исповедь, в чистом виде, существует только в Христианстве. В связи с этим, представители иных религиозных конфессий могут оказаться изначально в более невыгодном положении, чем христианские священники;

— в статье 56 УПК РФ используется термин «священнослужитель», что изначально является более широким понятием, чем «священник», при этом, согласно церковному делению, именно священник наделен таким правом, как принимать исповедь;

— если секте удастся зарегистрироваться в установленном законом порядке, также будет использовать элементы христианства (например, включить сюда священника и тайну исповеди), в связи с чем священнослужитель подобной секты получит уникальную возможность отказаться от дачи показаний по обстоятельствам уголовного дела, ставшим известным ему от члена подобной секты на исповеди.

Данные авторы внесли следующее предложение по совершенствованию действующего законодательства: произвести замену термина «священнослужитель» на термин «священник». А также внести в УПК РФ положения об исключительных случаях, когда информация, полученная во время исповеди может быть раскрыта по собственному волеизъявлению священника. Такими исключительными случаями авторы предлагают признать о преступлении. [6]  «Наиболее же предпочтительным в интересах общества и государства было бы полное исключение священнослужителей из списка лиц, пользующихся свидетельским иммунитетом». [6]

По нашему мнению, данная замена терминов хоть и имеет под собой логичное основание, в принципе не имеет необходимости, так как сами авторы указывают, что принимать исповедь имеет право только лишь священник. И, продолжая комментировать мнения указанных авторов, хотелось бы уточнить, что, отказываясь от дачи показаний по обстоятельствам, ставшим ему известными из исповеди, священнослужителю в любом случае пришлось бы дать уполномоченным органам объяснение, с чем связан настоящий отказ, ведь иначе священнослужителя может ожидать отказ от дачи показаний в соответствии во ст. 308 УК РФ.

Согласно определению, которое имеется в свободной энциклопедии Википедии, «исповедь – а авраамических религиях (иудаизме, христианстве, исламе) один из обрядов (в православии и католичестве – таинство) покаяния, заключающийся в признании в совершенном грехе».  [7] Говоря о такой щепетильной теме, необходимо отметить, что в каждой религиозной конфессии покаяние в совершенном грезе происходит совершенно по-разному. Например, в Христианстве обойтись без посредника в виде священника невозможно, в то время, как в Исламе потребность в подобном лице отсутствует. Покаяние в Исламе происходит при помощи специальных обрядов, и человек обращается напрямую к Аллаху. [7]

В законодательство был введен свидетельский иммунитет священнослужителя по той простой причине, что в христианских канонах священнослужителю запрещено разглашать полученную во время исповеди информацию.  [5] Указанный свидетельский иммунитет – это широкий жест светской власти, позволяющей религиозным конфессиям выполнять свои обряды. При этом необходимо учитывать, что если священнослужителю в конфессии, в соответствии с их обрядами, не требуется хранить тайну, то и скрывать от следствия он ничего не может. Поэтому, по нашему мнению, нет никакого нарушения прав иных религий, ведь если нет тайны исповеди (покаяния и т.д.), то и права скрывать информацию нет.

Продолжая анализировать возможные проблемы, вызванные недостаточно четкой формулировкой в ст. 56 УПК РФ свидетельского иммунитет священнослужителя, затронем тему тоталитарных сект. В Российской Федерации действует Федеральный закон «О свободе совести и религиозных объединениях». Этот закон четко регламентирует деятельность весь религиозных организаций на территории РФ. В частности, он запрещает учреждение и функционирование организаций, которые противоречат настоящему федеральному закону. А самое главное, что в настоящем законе прописаны основания ликвидации религиозных организаций. К таким основаниям относятся, например, целенаправленное разрушение семьи, посягательства на права и законные интересы человека и гражданина, экстремистская деятельность и т.д. Надо отметить, что в суд с требованием о ликвидации религиозных организаций имеют право обратиться прокуратура, федеральный орган осуществляющий регистрацию религиозной организации, а также органы местного самоуправления (ч. 3 ст. 14 указанного федерального закона). Поэтому, по нашему мнению, вопрос противозаконной деятельности подобных тоталитарных сект – это вопрос эффективности работы органов, уполномоченных пресечь подобную противозаконную деятельность. Ст. 56 УПК РФ должна быть непосредственно связано с законностью действия и существования религиозной организации, к которой принадлежит священнослужитель, отказывающийся давать свидетельские показания.

Подводя итог проведенному исследованию можно сделать следующий вывод: свидетельский иммунитет священнослужителя – это его право, а не обязанность. Свидетельский иммунитет позволяет священнослужителю отказаться от дачи показаний по обстоятельствам, ставшим ему известными во время тайного обряда (таинства) – исповеди. Реальная возможность отказаться от дачи показаний существует только в том случае, если религиозными обрядами, традициями и правилами подразумевается сохранения священнослужителем в тайне информации, полученной во время исповеди.

Библиографический спиcок:

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ // Российская газета, N 249, 22.12.2001.
  2. Федеральный закон от 26.09.1997 N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» // «Российская газета», N 190, 01.10.1997.
  3. Горохов С.А., Христов Т.Т. Религии народов мира: учебное пособие. – М.: Кнорус, 2010.– 424 с.
  4. Татьянин Д., Закирова Л. Проблемы тайны исповеди в уголовном процессе России // Вестник ОГУ, 2011 г.-№ 3 (122). – С. 140 –142.