Место и роль суда в реализации принципа состязательности сторон при рассмотрении уголовного дела по существу

Место и роль суда в реализации принципа состязательности сторон при рассмотрении уголовного дела по существу

The place and role of the court in the implementation of the adversarial principle in criminal proceedings on the merits

 

Евдокимова Татьяна Борисовна

Evdokimova Tatyana Borisovna

Магистрант ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

gubar.tatyanka@mail.ru

Аннотация:  В статье обосновывается, что принцип состязательности является основным организационно-техническим принципом процессуального права. В отличие от других принципов он соответствует природе процессуального отношения, состоящего из противоположных материально-правовых интересов или спора. Тем не менее, сегодня состязательность не воспринимается как форма противостояния двух сторон процесса, но как полноценное коммуникативное отношение или диалог сторон и суда.

Annotation.The article proves that the adversarial principle is the main organizational and technical principle of procedural law. Unlike other principles, it is consistent with the nature of a procedural relationship consisting of opposing substantive interests or a dispute. Nevertheless, today adversarial is not perceived as a form of confrontation between the two sides of the process, but as a full-fledged communicative attitude or dialogue between the parties and the court.

Ключевые слова: принцип состязательности, право на защиту, уголовное судопроизводство, стороны, суд.

Keywords: adversarial principle, right to defense, criminal proceedings, parties, court.

Принцип состязательности сторон реализуется на протяжении всех этапов уголовного судопроизводства. При этом,наибольшее выражение данный принцип получает на стадии судебного разбирательства, в ходе которойкаждый участник стремится убедить судебный орган в истинности представляемых сведений, в то время как суд должен вынести справедливое решение, основываясь на достоверности доказательств.

Некоторые авторы рассматривают принцип состязательности сторон как «трехсторонние процессуальные отношения», являющиеся реализацией функций обвинения, защиты и разрешения спора [4].

В этой связи С.В. Корнакова считает, что именно деятельность сторон позволяет судье установить действительные обстоятельства дела, сформировать условия для выявления истинных фактов, что в конечном итоге позволяет суду в ходе исследования представленных сведений, самостоятельно истребовать необходимую информацию, задавать уточняющие вопросы. Такая автономия действий суда формирует основу для вынесения справедливого итогового судебного акта[6].

Таким образом, совместная деятельность лиц, участвующих в деле, в том числе и суда, направлена на плодотворное достижение главных целей доказывания и, в конечном счете, задач уголовного судопроизводства.

Кроме того, предполагаем, что в российском законодательстве необходимо наделить суды более широкими полномочиями в целях недопущения нарушения прав сторонами. В подтверждение указанного в научной литературе отмечается, что «инициативная роль суда предполагает его право, равно как и права стороны защиты и обвинения на сбор доказательств, а именно суд должен обращать внимание на доказательства оправдательные либосмягчающие вину подсудимого, непредставление сторонами которых не может привести к вынесению справедливого решения, а напротив, вызовет большую степень вероятности вынесения решения при наличии ошибки[8].

Суд выступает в качестве беспристрастного арбитра, наблюдающего лишь за соблюдением формальных требований сторонами, что в результате негативно отражается на интересах обвиняемого. Причинами такого положения являются стремление избавиться от веяний прежнего «инквизиционного» УПК, ориентация на развитие процессуального законодательства США (которое в значительной степени отличается от российского), а также наличие цели представителя (адвоката) в обеспечении интересов защиты зачастую в ущерб потерпевшему [9].

Предоставление судебному органу самостоятельных полномочий по установлению объективной истины в конечном итоге позволит избежать вынесения судебных решений с наличествующими ошибками при исследовании доказательств. В настоящее время решение должно быть вынесено исключительно на основе материалов, представленных сторонами, даже в том случае, если они не отражают в полной мере всех обстоятельств рассматриваемого дела [3].

Парадоксальной является позиция, согласно которой судьи a priori считают себя субъектами тактических действий в состязательном уголовном процессе, решая задачи поискового характера, не являющихся характерными для их деятельности, ввиду их отнесения к полномочиям сторон[2].

В дополнение к этому некоторые исследователи отмечают, что установление в приговоре фактической истины служит пережитком старого инквизиционного процесса в тех случаях, когда суд основывался не только на представленных доказательствах сторонами обвинения и защиты, но и также самостоятельно совершал процессуальные действия, направленные на установление личности виновного[5].

В рамках разрешения данного вопроса, существует также и противоположное   мнение о целесообразности  установления активной роли судебного органа на стадии исследования доказательств. С позиции некоторых авторов, такая активность способна привести к исключению беспристрастного отношения суда,а также к смешению его основной функции, связанной с разрешением уголовного дела, и функции обвинения [1].

Таким образом, данная позиция является не в полной мере верной, поскольку не опровергает случаи совершения судебных ошибок при вынесении итогового решения, допущенных по причине неверное установления действительных обстоятельств рассматриваемого уголовного дела [10].

Подводя итоги вышеизложенному, следует сказать о том, что в ходе создания модели принципа «чистой состязательности» была поставлена иная цель, в отличие от достигнутой, а именно взамен создания условия для объективного исследования произошедшего, была сформирована система требований, квалифицирующих представляемые доказательства в качестве допустимых. При этом ввиду закрепления необходимости вынесения судебных решений, отвечающих признаку справедливости, законодателю следует закрепить обязанность установления объективной истины. Последствием таких мер станет успешное достижение, как целей процесса доказывания, так  и задач уголовного судопроизводства в целом.

Библиографический список

  1. Адамайтис М. Право суда на инициативу в исследовании доказательств мешает его беспристрастности / М. Адамайтис. – Рос. Юстиция, 2003. — № 11. — С. 32-38.

2.Баев О.Я. Роль суда в уголовно-процессуальном исследовании преступлений на этапе судебного следствия / О.Я. Баев // Практическоезаконоскусство. — 2007. — № 1. — С.71-77.

  1. Григорьева Н.В. Принципы уголовного судопроизводства и доказательства / Н.В Григорьева // Российская юстиция. — 1995. — № 8. — С. 39-42.
  2. Даниленко Д.В. Состязательность – универсальный принцип судебного процесса / Д.В Даниленко // Право и политика. — 2010. — № 4. — С. 632-647.
  3. Калинкин С. Состязательность в уголовном процессе и пределы судебного разбирательства / С. Калинин // Уголовное право. — 2006. — № 6. — С. 69-72.
  4. Корнакова С.В. Состязательность – условие равноправия сторон в уголовном судопроизводстве / С.В Корнакова // Юридическая наука и правоохранительная практика. — 2009. — №1 (7). — С. 92-97.
  5. Лихачев М.А. К вопросу о соотношении объективной истины и состязательности в современном российском уголовном процессе [Электронный ресурс]: Доклад на Международной студенческой научной конференции «Глобализация  и  право:  общепризнанные  принципы  и  нормы  национального  законодательства / М.А Лихачев.- М., — Режим доступа: http:law.edu.ru/doc/document.asp?docID=1220244.
  6. Маслова Ю.А. Проблемы совершенствования института состязательности и равноправия сторон в уголовном судопроизводстве / Ю.А Маслова // Вестник Воронежского государственного университета. – 2011. — № 2. – С. 417-428.
  7. Орлов Ю. К. Установление истины как цель доказывания в уголовном процессе / Ю. К. Орлов // Библиотека криминалиста. – 2012. – № 4. –С. 190-201.
  8. Францифоров Ю.В. Цена истины в уголовно-процессуальном доказывании / Ю.В Францифоров // Российский следователь. — 2005. — № 11. — С. 10-14.