Назарова Л. Е. Понятие, виды и правовое значение сроков в обязательственных правоотношениях

Понятие, виды и правовое значение сроков в обязательственных правоотношениях
The concept, types and legal significance of the terms in the legal relationships

 

Назарова Лариса Евгеньевна

Nazarova Larisa Evgenievna

Магистрант ВСФ ФБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

larisa.verzakova@mail.ru

 

Аннотация. В статье с позиции системно-юридического подхода анализируются понятие и виды сроков в обязательственных правоотношениях, а также правовое значение разумного срока для обязательственных, в том числе предпринимательских правоотношений.

Annotation. In the article from the position of the system-legal approach, the concept and types of terms in legal relationships are analyzed, as well as the legal meaning of a reasonable period for binding, including business, legal relationships.

Ключевые слова: обязательство, срок, разумный срок, сделка, договор.

Keywords: obligation, term, reasonable term, transaction, contract.

Согласно статье 314 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ), следует выделять всевозможные ситуации закрепления срока в обязательстве:

  • если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения либо период, в течение которого оно должно быть исполнено то обязательство подлежит исполнению в этот день или соответственно в любой момент в пределах такого периода;

2) в тех случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условия, которые позволят определить этот срок, а равно и в случаях, когда срок исполнения обязательства определен моментом востребования, обязательство должно быть исполнено в течение семи дней со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не предусмотрена законом, иными правовыми актами, условиями обязательства или не вытекает из обычаев либо существа обязательства.

В ряде статей ГК РФ, которые затрагивают вопрос исполнения обязательств, содержатся сроки их исполнения, причем в подавляющем большинстве норм содержится указание на то, что сроки исполнения должны быть либо указаны в договоре, заключенном между сторонами, либо основываться на законе. Однако, например, в п. 2 ст. 314 ГК РФ содержится следующая формулировка: «При непредъявлении кредитором в разумный срок требования об исполнении такого обязательства должник вправе потребовать от кредитора принять исполнение, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами, условиями обязательства или не явствует из обычаев либо существа обязательства». Так как порядок исчисления разумного срока в ГК РФ не содержится, возникает весьма резонный вопрос: разумный срок – это сколько?

Теория и практика весьма неоднозначно подходят к оценке данного понятия. Объясняется это тем, что разумность срока – это очень относительное понятие, а, следовательно, каких-либо общих или конкретных правил его исчисления в праве не существует. Теоретики права различными способами исчисляют разумный срок применительно к различным видам гражданско-правовых договоров.

Р.А. Евтых определяет разумный срок как определенный период времени, который как правило необходим для совершения конкретного действия, предусмотренного обязательством [3]. При этом ученый отмечает, что данная категория носит оценочный характер и может дифференцироваться в весьма широком диапазоне. Исходя из смысла Постановления Пленума ВАС РФ от 25 декабря 2013 № 99 «О процессуальных сроках», определение того, является ли срок разумным или нет, предоставляется исключительно суду, а стороны могут только высказывать свое мнение, с которым судья может как согласиться, так и нет [6]. В связи с этим, мы солидарны с мнением Б.Э. Кензеева, который говорит о том, что оценка разумного срока судом должна проходить с обязательным учетом характера обязательства, взаимоотношений сторон, а также условий реализации конкретного обязательства [4].

На наш взгляд, определить единое содержание и определение разумного срока не представляется возможным в силу чрезмерной абстрактности и условности данного термина. В связи с тем, что данное понятие встречается в ГК более чем в 60 разных случаев, то не видится так же возможным выделение общих критериев его определения, так как каждый случай сугубо индивидуален. Таким образом, справедливо утверждать, что успешное и эффективное разрешение гражданско-правовых споров, связанных с разумным сроком в гражданско-правовых договорах напрямую зависит от профессионализма и компетентности судьи, а также от его умения объективно оценивать все аспекте рассматриваемого им спора.

Как верно отметил А.Г. Карапетов в своем комментарии к статье 327.1 ГК РФ, в теории «ничто не мешает сторонам договора согласовать в договоре срок, осложненный условием (например, 30 дней с момента получения акта экспертизы или введения здания в эксплуатацию)» [2]. Но на практике существуют большие проблемы с квалификацией положений обязательства в качестве срока или условия.

Срок, в том числе срок исполнения, необходим для устранения состояния неопределенности в отношениях сторон [5]. Устраняется ли неопределенность в том случае, если срок исполнения согласован через исполнение обязанностей другой стороны, например, по оплате товара, которой может никогда и не произойти?

В свою очередь, недопустимость привязки срока исполнения к исполнению другой стороны позволяла бы говорить об условном характере большого количества заключаемых сделок. Это еще больше актуализировало бы вопрос квалификации потестативных сделок, для которых отлагательное условие еще не наступило.

Однако, по нашему мнению, изменения, внесенные в статью 314 ГК РФ, не могут нивелировать эту проблему. При привязке исполнения обязательства одной из сторон к определенному условию мы также имеем дело с условием, но уже не для срока действия сделки в целом, а для срока исполнения по ней.

Что еще влечет за собой вывод о том, что сделка с условием о сроке исполнения является условной?

В том случае, если российское право склоняется к правилу, что до наступления отлагательного условия обязательство все же существует, то последствий такого подхода не так много. Если же российское право будет признавать, что условное обязательство до момента наступления условия не существует, то тогда встречное обязательство другой стороны до момента предоставления первоначального исполнения просто не существует. Последствия этого на практике будут проявляться, например, при уступке права требования. Так, уступая право на получение оплаты по договору до момента поставки товара, будет заключаться договор уступку будущего права, а значит переход такого права осуществиться не ранее, чем поставка товара будет совершена. Это имеет важное значение в случае банкротства одной из сторон соглашения об уступке права требования, поскольку от решения этого вопроса зависят последствия включения или не включения требования в конкурсную массу банкрота.

Кратко обобщая, хотелось бы отметить, что отлагательно обусловленный срок исполнения является не сроком по смыслу 190 ГК РФ, но условием о сроке, которое придает сделке условный эффект. В свою очередь, для целей признания договоров с обусловленным сроком исполнения заключенными, условие о сроке при наличии договоренности об отлагательно обусловленном сроке исполнения считается соблюденным в силу положений статьи 314 ГК РФ. Таким образом, новая редакция статьи 314 ГК РФ позволяет говорить о фикции срока при наличии в договоре отлагательно обусловленного срока исполнения.

Именно такой вывод является следующим логическим следствием эволюции подхода к отлагательно обусловленным обязательствам. Это суждение позволяет вернуться к догматически верному разграничению сроков и условий в обязательстве по вероятности их наступления, но, не решает проблему неопределенности отношений, а, возможно, вносит еще большую неопределенность. Решение этих вопросов неопределенности в отношениях сторон, как уже отмечалось, лежит в сфере устранения подвешенного состояния условных сделок. Более того, такой подход может иметь положительный эффект для участников гражданского оборота, заставляя их детальнее структурировать свои отношения, привязывать первоначальное исполнение к конкретному сроку (это только устранит неопределенность в отношениях участников оборота), что будет способствовать гражданскому обороту и более детальной регламентации условных сделок.

Библиографический список:

 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): федеральный закон от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (ред. от 29.12.2017) // СЗ РФ. – 1994. – N 32. – Ст. 3301.

  1. Договорное и обязательственное право (общая часть): постатейный комментарий к ст. 307-453 ГК РФ / под ред. А.Г. Карапетова. – М.: М-Логос, 2017. – С. 320.
  2. Евтых Р.А. Понятие и значение сроков в гражданском праве // Цивилистика. – 2015. – N 9. – С. 54 — 59.
  3. Кензеев Б.Э. К вопросу о некоторых принципах исполнения обязательств // Юридический журнал. – № 11. – С. 61.
  4. Сарбаш С.В. Элементарная догматика обязательств: Учебное пособие / Исслед. центр частн. права им. С.С. Алексеева при Президенте РФ, Рос. школа частн. права. – М.: Статут, 2016. – С. 46.
  5. Постановление Пленума ВАС РФ от86 25.12.2013 N 99 «О процессуальных сроках» // Вестник ВАС РФ. – 2014. — 3 марта.