Норбоева Д.А. Некоторые теоретические и практические аспекты оснований гражданско-правовой ответственности

Некоторые теоретические и практические аспекты оснований гражданско-правовой ответственности

Some theoretical and practical aspects of the grounds of civil liability

 

Норбоева Дарья Андреевна

Norboeva Darya

Магистрант ВСФ ФГБОУ ВО РГУП,  г. Иркутск,

 norboevad@yandex.ru

Аннотация. В статье на основе анализа теоретических концепций цивилистики представлены современные особенности правового регулирования оснований гражданско-правовой ответственности. Исследуются ее сущность и соотношение категорий «основания» и «условия» в контексте состава гражданского правонарушения.

Аnnotation. The article presents the modern features of legal regulation of the grounds of civil liability on the basis of the analysis of theoretical concepts of civil law. Its essence and relation of categories «bases» and «conditions» in the context of structure of a civil offense are investigated.

Ключевые слова: Основания гражданско-правовой ответственности, деликт, правонарушение, основания, условия, договор, обязательства, состав правонарушения, противоправность, вина, вред, причинная связь.

Keywords: The basis of civil liability, tort, offense, bases, conditions, contract, commitment, the offense, wrongfulness, fault, harm, a causal relationship.

Положения цивилистики, касающиеся основания ответственности предпринимателей в современных условиях развития Российского общества представляют собой достаточно сложную и значимую, как с теоретической, так и с практической точек зрения проблему.

Сложность и неоднозначность определения оснований гражданско-правовой ответственности обусловлена большой емкостью данного понятия, так как она наступает по многочисленным гражданско-правовым отношениям, которые регулируются огромным числом законов и норм. Все это создает трудности и для законодательного определения оснований гражданско-правовой ответственности, и для правоприменительной практики. Применение мер гражданско-правовой ответственности при расплывчатом толковании, как основания, так и условий ответственности, среди которых субъективное условие имеет наиболее спорное выражение, может способствовать необоснованному ущемлению субъективных прав.

Как известно, в методологическом плане рассматриваемые проблемы уходят корнями к общему пониманию ответственности, к вопросам о ее сущности и необходимости. В общей теории права обстоятельства, при которых наступает юридическая ответственность, называются ее основаниями. В этом отношении в цивилистической литературе выделяются два подхода к определению основания гражданско-правовой ответственности. В соответствии с первым – основанием являются условия ответственности (состав правонарушения). Согласно второму подходу основание и условия ответственности различаются. В качестве основания ответственности выступает правонарушение, но при этом необходимо также наличие некоторых условий.

Вопрос об основании и условиях гражданско-правовой ответственности является одним из спорных в доктрине гражданского права. Термины «основание» и «условия» иногда рассматриваются как синонимы, хотя они несут различную смысловую нагрузку.

В свое время, В.Т. Смирнов и А.А. Собчак предложили различать эти понятия следующим образом. «Основание» — это то, что порождает какое-либо явление, фундамент, на который последнее опирается и который определяет его природу. «Условие» — те признаки, которые характеризуют основание и без наличия которых явление не может возникнуть». [1] В соответствии с таким определением, основанием гражданско-правовой ответственности следует признать правонарушение; условиями же являются признаки, которым должно отвечать это правонарушение.

В нашем исследовании мы будем исходить из того, что необходимым основанием для наступления гражданско-правовой ответственности является обязательное наличие состава гражданского правонарушения. Это утверждение считалось бесспорным в начале прошлого века [2], признается оно и современниками[3]. Чтобы понять, почему эта концепция стала господствующей, достаточно просто назвать фамилии тех, кто является основателем этой концепции: М.М. Агарков, Г.К. Матвеев, О.С. Иоффе, К.К. Яичков, О.А. Красавчиков, Н.С. Малеин и многие другие. [4]

Практически во всех учебниках повторяется и набор элементов состава гражданского правонарушения: противоправное действие (бездействие), вред, причинная связь между действием (бездействием) и вредом, вина правонарушителя. Тем не менее, в науке гражданского права до сих пор не сложилось единой общепринятой концепции понятия гражданского правонарушения. Высказывались различные мнения относительно понятия, сущности и состава правонарушения.

В частности, при определении понятия правонарушения нередко главное внимание обращается на то, что оно является нарушением правового запрета.

Недостатком такого определения является то, что оно фиксирует внимание на активных противоправных действиях и не учитывает противоправное неисполнение обязанности, которая уже существует, например, в договорных обязательствах. Поэтому такое определение приемлемо для уголовного, административного права. Что же касается гражданского права, то здесь такое понимание правонарушения пригодно лишь для случаев причинения вреда.

Этот же недостаток присущ и определению правонарушения как юридического факта, который представляет собой виновное противоправное действие деликтоспособного лица. Здесь справедливо подчеркивается, что воля лица направлена не на возникновение правоотношения, а на нарушение права, но уже само осуществление неправомерного действия является юридическим фактом, на основании которого возникают соответствующие правоотношения.

Однако, такое определение также ориентировано, прежде всего, на характеристику ответственности за недоговорное правонарушение — деликт.

Следовательно, за его пределами остается вопрос о соотношении правомерного юридического факта – договора, породившего главное обязательство, и неправомерного действия (часто – бездеятельности), связанного с неисполнением или ненадлежащим исполнением договорного обязательства, влекущего ответственность.

Поэтому, относительно ответственности за нарушение обязательств, правильнее говорить о том, что она наступает за совершение гражданского правонарушения, выступающего здесь как общественно опасное поведение.

Для конкретизации определения правонарушения необходима характеристика его состава, то есть совокупности элементов, признаков, условий, которые и образуют в совокупности правонарушение.

Следует согласиться с В.В. Витрянским, который высказал свою позицию, отличающуюся от данной концепции, утверждая, что она полностью заимствована из уголовного права. [5]

Но то, что идеально работает в уголовном праве, не всегда годится для права гражданского. Простой пример: для взыскания неустойки не требуется наличия вреда. Следовательно, здесь достаточно только двух элементов состава правонарушения: противоправность и вина (и то не всегда). Получается «усеченный» состав преступления.

Прав, на наш взгляд, цитируемый автор и в том, что единственным и общим основанием гражданско-правовой ответственности является нарушение субъективного гражданского права . [6]  Что касается условий (оснований) гражданско-правовой ответственности, то, конечно, есть случаи, когда применяются все четыре условия (противоправность, вред, причинная связь, вина) – например, при возмещении убытков. Однако гораздо больше случаев, когда не применяется то одно, то другое, то несколько условий ответственности, например, вина (ответственность предпринимателя), вред и причинная связь (взыскание неустойки), вред, причинная связь и вина (взыскание неустойки в предпринимательских отношениях) и.т.п.

По нашему мнению, единственным условием, которое применяется всегда и без которого невозможна гражданско-правовая ответственность, — это противоправность нарушения субъективного гражданского права. Договорная ответственность может применяться при нарушении договора. Противоправность этого нарушения презумируется.

Обратившись к законодательной регламентации вопроса оснований ответственности, в первую очередь следует упомянуть о статье 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, в которой, судя по названию, должны оформляться основания ответственности за нарушение обязательств. Однако в обозначенной статье идет речь только о вине должника как условии возникновения ответственности: лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности (ч. 1 ст. 401 ГК РФ). Вместе с тем по общему правилу, с позиции оснований ответственности, принято говорить не об одном условии, а о целом наборе: противоправности поведения должника, вреде, причинно-следственной связи между поведением и наступившем вредом, вине.

Таким образом, необходимо сделать следующие выводы:

  1. Под основаниями гражданско-правовой ответственности понимается система условий, в своей совокупности образующих состав гражданского правонарушения.
  2. Гражданский кодексе Российской Федерации в качестве единственного основания наступления гражданско-правовой ответственности выделяет вину причинителя вреда. Однако из доктринального определения оснований гражданско-правовой ответственности видно, что под основаниями понимается система условий, необходимых и достаточных для привлечения нарушителя к ответственности.

Библиографический список:

  1. Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М. 1940, С. 192.
  2. Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Ленинград. 1955.

3  Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958.

  1. Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. М., 1995.
  2. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения: Изд. 2-е. М.: Статут, 2013.
  3. Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1990.