Попов Евгений Борисович Право на справедливое судебное разбирательство как международно – правовой стандарт

Право на справедливое судебное разбирательство как международно – правовой стандарт

The right to a judicial trial as an international legal standard

 

Попов Евгений Борисович

Popov Evgeniy Borisovich

Магистрант ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

 

Аннотация. Право на справедливое судебное разбирательство является базовой гарантией человека от недобросовестного посягательства на права и свободы, согласно Европейской конвенции прав человека. Автором проводится анализ данного стандарта, как на международном уровне, так и на уровне национальном, с целью вычленения критериев, включающихся в рассматриваемый стандарт.

Annotation. The right to a fair trial is the basic guarantee of a person against unfair infringement of rights and freedoms, according to the European Convention on Human Rights. The author analyzes this standard, both internationally and nationally, in order to isolate the criteria included in the standard under consideration.

Ключевые слова: право, справедливость, Европейский суд, международные стандарты.

Keywords: law, justice, the European Court of Justice, international standards.

 

Право на справедливое судебное разбирательство по существу является гарантией обеспечения защиты основополагающих прав и свобод человека, которая реализуется и содержится в законодательстве стран различных правовых систем. Реализация указанного права обеспечено закреплением в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, также следует отметить, что данный акт является базовым при рассмотрении данного вопроса. Согласно п. 1 ст. 6 Конвенции каждый при объявлении ему обвинения в совершении преступления имеет право на справедливое и публичное судебное разбирательство данного дела в разумный срок судопроизводства независимым и беспристрастным судом, созданным в строгом соответствии с законом. [1]

Закрепленное указанным международным правовым актом право на справедливое судебное разбирательство нашло отражение в отечественном законодательстве. Так, ряд положений Конституции РФ ( право каждого на судебную защиту (ст. 46), право на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48), презумпция невиновности (ст. 49), доступ к правосудию и компенсация причиненного ущерба (ст.52) [2]; нормы статей Уголовного процессуального кодекса (разумный срок уголовного судопроизводства (ст. 6.1), право на разбирательство независимым судом (ст. 8.1) и другие [3]) фактически закрепляют указанное правомочие, а в своей совокупности гарантируют каждому его соблюдение и формируют существующую практику Европейского суда по правам человека по спорам, вытекающим из нарушений национальными судебными органами права на справедливое судебное разбирательство.

Анализ содержания норм ст. 6 Европейской конвенции позволяет структурно выделить обязательные элементы права на справедливое судебное разбирательство, а именно:

—  соблюдение прав лица, привлекаемого к ответственности;

—  презумпция невиновности обвиняемого лица в совершении предусмотренного законодательством состава преступления;

—  беспристрастность и независимость судебных органов, созданных на основании закона;

—  публичное и справедливое разбирательство дела в разумный срок при соблюдении принципа гласности;

В соответствии с правовой позицией Европейского суда по правам человека справедливость процесса определяется степенью соблюдения процессуальных прав и обязанностей всех участников судопроизводства, базирующихся на положениях Конвенции и существующей системе толкования норм указанного акта. Соответственно, в зависимости от характера принимаемых и выносимых процессуальных решений на любой стадии судопроизводства напрямую зависит справедливость всего хода судопроизводства в целом. Кроме того, как следует из разъяснений ЕСПЧ положения о справедливости распространяют своё действие не только на стадию судебного разбирательства, но и на стадию досудебного производства и производство исполнения решения ввиду того, что нарушения прав участвующих в деле лиц на указанных этапах значительным образом влияют на возможность осуществления всего процесса при условиях справедливости [4]. Таким образом с учетом изложенного следует сделать вывод о том, что в широком понимании термин «право на справедливое судебное разбирательство» охватывает весь перечень уголовно-процессуальных правоотношений, а следовательно, и все процессуальные решения, которые могут быть приняты в ходе производства по уголовному делу.

Комплексно проанализировав практику решений ЕСПЧ имеется возможность сформировать массив основных требований, выработанных Европейским судом и предъявляемых к процедуре судебного разбирательства и процессу судопроизводства в целом :

—  суд — это прежде всего юрисдикционный орган, который решает вопросы, отнесенные к предмету его компетенции, на основе конкретных правовых норм и в соответствии с установленной законом процедурой. При этом вопрос о том, относится ли определённый орган к системе судебных органов, решается ЕСПЧ использованием целого ряда самостоятельных критериев, из числа которых следует выделить следующие:

—   в предмет компетенции суда должно входить не только рассмотрение вопросов факта, но и вопросов права;

— для признания органа в качестве судебного необходимо обладание полномочиями в области принятия обязывающих к исполнению решений, которые не могут быть изменены несудебными властями;

— законных характер деятельности и организации суда.  [5]

Особое внимание уделяется категории независимости, ведь только лишь независимый суд способен обеспечить защиту прав и интересов человека, равенство всех участников процесса. Независимость суда достигается главным образом за счёт обособления судебной ветви власти. Отдельно стоит подчеркнуть, что под беспристрастностью Европейский суд понимает отсутствие заинтересованности судей в исходе дела и их предубеждения. Более того, ЕСПЧ неоднократно подчеркивалось, что важно с точки зрения обеспечения справедливости судопроизводства чтобы судебные органы внушали доверие населению в демократическом обществе. [6]

В содержании права на справедливое судебное разбирательство также следует включить минимум прав, которыми в силу своего процессуального статуса обладает лицо, привлекаемое к ответственности: право на получение в наиболее короткий срок точной информации о вменяемом ему общественно-опасном деянии и основаниях предъявляемых к нему требований на возможном для восприятия языке, гарантирование реализации механизма права на защиту, а также ряд других прав. В связи с этим значимым представляется действия следователя, дознавателя, суда а также иных органов, участвующих в процессе, направленные на получение нуждающемуся квалифицированной юридической помощи.  [7]

Следующим базовым требованием является признание презумпции невиновности обвиняемого в совершении конкретного общественно-опасного деяния. Так, в соответствии с Конвенцией, каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным до того момента, пока его виновность не будет установлена порядком, установленным законом (данное положение

содержится в ст. 6). Что касается УПК РФ, то в соответствии с нормами данного акта обвиняемый считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном УПК РФ порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (это предусматривается нормами ст. 14). [8]

Подводя итог на основании изложенного можно отметить, что под справедливостью судебного разбирательства следует понимать совокупность законодательно закрепленных процессуальных условий, безукоризненное соблюдение которых обеспечивает защиту гарантированных международным и национальным законодательством прав человека и гражданина в процессе рассмотрения и разрешения дела по существу, а также вынесение обоснованного и законного решения.

Рассмотренные выше элементы, составляющие суть права на справедливое судебное разбирательство, по сути своей согласно правовой позиции Европейского суда по правам человека выступают в качестве международных стандартов, которые с учетом норм национального права должны непременно учитываться правоприменителем. Данные стандарты должны расцениваться как критерии оценки справедливого судебного процесса и эффективности деятельности судебных органов, обеспечивающих обоснованное решение дела в строгом соответствии с требованиями закона и исполнение соответствующего судебного акта в полном объеме.

Библиографический список:

  1. Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. // СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163;
  2. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ);
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 27.06.2018)
  4. Де Сальвиа М. Прецеденты Европейского суда по правам человека. Руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 г. СПб., 2004;
  5. Постановление ЕСПЧ по делу «Белилос (Belilos) против Швейцарии» от 29 апреля 1988 г. (жалоба N 10328/83) // Европейский суд по правам человека. Избранные решения: В 2 т. Т. 1. М.: Норма, 2000. С. 568 – 581;
  6. Постановление ЕСПЧ по делу «Моисеев (Moiseyev) против Российской Федерации» от 9 октября 2008 г. (жалоба N 62936/00), п. 175 // СПС «КонсультантПлюс»;
  7. Гаврилов Б.Я. Современная уголовная политика России: цифры и факты. М., 2008; Малышева О.А. Обеспечение законности в досудебном уголовном производстве. М., 2013;
  8. Постановление ЕСПЧ по делу «Аллене де Рибемон (Allenet de Ribemont) против Франции» от 10 февраля 1995 г. (жалоба N 15175/89) // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. М.: Норма, 2000. С. 85 – 95;