Сентябрь 2018 г.

Сентябрь 2018 г.

НАУКА. ОБЩЕСТВО. ОБРАЗОВАНИЕ

 МАТЕРИАЛЫ ВСЕРОССИЙСКОЙ

 НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

(Иркутск, 25 сентября, 2018 г.)

 

 Под общей редакцией Е.В. Барашевой

  

Иркутск, 2018

 

УДК 001.1

ББК 60 Н.34

 

Рецензенты:

канд. экон. наук, доцент кафедры  государственно-правовых дисциплин                         ВСФ ФГБОУВО РГУП, г. Иркутск И.И. Зедгенизова;

д-р мед. наук, доцент, директор ООО «Сетевой институт дополнительного профессионального образования» Е.А. Ткачук

 Наука. Общество. Образование :  мат-лы Всерос. НПК (Иркутск, 25 сентября, 2018  г.), / под общ. ред. канд. экон. наук, доцента Е.В. Барашевой. – Иркутск : Изд-во ООО «СИДПО»,  2018. – 61 с.

В сборнике обсуждаются современные проблемы  общества и образования различных уровней. Анализируются различные научные проблемы. Представляются тезисы докладов и материалов всероссийской   научно-практической конференции преподавателей, обучающихся образовательных организаций. Особое внимание уделяется научным проблемам.

Материалы печатаются с файлов, предоставленных авторами.

Сборник статей, который постатейно размещен в научной электронной библиотеке elibraru.ru и зарегистрирован в наукометрической  базе РИНЦ (Российский индекс научного цитирования) по договору № 1582-06/2016K от 28.06.2016 г.

  

© ООО «СИДПО», 2018

Содержание

 

Шеверновская Юлия Васильевна Интерактивные технологии, как средство развития профессиональных компетенций у обучающихся педагогического колледжа

Черных Вероника Сергеевна Дети – будущее современного общества

Сальникова Валерия Дмитриевна Виктимологическая профилактика преступлений

Сальникова Валерия Дмитриевна Понятие виктимологии и виктимности. Соотношение понятий “личность потер-певшего” и “жертва” преступления.

Попов Евгений Борисович Право на справедливое судебное разбирательство как международно – правовой стандарт

Петухова Ирина Сергеевна Формирование метапредметных результатов на уроках математики студентов специ-альности ТОП-50 «09.02.07 Информационные системы и программирование»

Козулина Диана Владимировна Оборона в автономном режиме: проблема уголовно-правовой оценки

Козулина Диана Владимировна К вопросу об административной ответственности за невыполнение законных требований прокурора

Климова Валентина Михайловна Фитбол – это весело, интересно и очень полезно

Зедгенизова Ирина Ивановна, Кузнецова Ангелина Павловна, Минтаева Владислава Евгеньевна Нарушение прав инвалидов в области трудоустройства и занятости в Российской Федерации

Зедгенизова Ирина Ивановна, Новожилова Евгения Андреевна, Пашина Юлия Сергеевна Общественные объединения направленные против административных нарушений в Российской Федерации

Зедгенизова Ирина Ивановна, Кабачная Мария Андреевна Проблемы роста административных нарушений среди молодежи до 18 лет

Залевская Анна Михайловна Экспертиза в дошкольной образовательной организации

Дмитриева Лариса Юрьевна Компетентностный подход на занятиях информатики

Дерков Кирилл Андреевич, Зедгенизова Ирина Ивановна, Мельник Дарья Александровна Особенности административной ответственности иностранных граждан и лиц без гражданства

Галлямова Василя Мунировна Формирование умений и навыков геометрических построений учащихся седь-мых классов в условиях образовательного пространства «МДЦ «Артек»» («Междуна-родный детский центр «Артек»)

Вассерман Наталья Владимировна Комиссии по урегулированию конфликта интересов на государственной гражданской службе: проблемы законодательного регулирования и практической деятельности

Быкова Марина Владимировна, Герман Ольга Андреевна Применение информационно-коммуникационных технологий во внеурочной деятельности обучающихся

Белозерова Марина Леонидовна Применение проективно-диалогового подхода в психологической диагностике студентов-сирот в колледже

Барашева Елена Викторовна, Литвинова Надежда Николаевна Анализ применения информационно-коммуникационных технологий в преподавании социально-гуманитарных дисциплин

Андреева Светлана Владиславовна, Вахминцева Елена Вячеславовна, Демина Татьяна Ивановна Сравнительно-правовой анализ института смертной казни в Российской Феде-рации и Республики Корея

Шеверновская Юлия Васильевна Интерактивные технологии, как средство развития профессиональных компетенций у обучающихся педагогического колледжа

Интерактивные технологии, как средство развития профессиональных компетенций у обучающихся педагогического колледжа

Interactive technologies as a means of developing professional competencies among students of a pedagogical college

 

Шеверновская Юлия Васильевна

Shevernovskaya Yuliya Vasilevna

Преподаватель ГБПОУ ИО ИРКПО, г. Иркутск

julyanab@mail.ru

 

Аннотация. В статье освещены вопросы развития профессиональных компетенций у обучающихся педагогического колледжа по средствам интерактивных технологий.

Annotation. The article questions of development of professional competences at trained teachers college on means of interactive technologies.

Ключевые слова: интерактивные технологии, профессиональные компетенции, обучающиеся педагогического колледжа.

Keywords: interactive technologies, professional competencies, teaching pedagogical college. 

Развитие системы образования в условиях современных Федеральных государственных образовательных стандартах (ФГОС) нацелено на то, чтобы обучаемый стал центральной фигурой образовательного процесса. Согласно ФГОС целью обучения является формирование общекультурных и профессиональных компетенций у выпускников средних образовательных учреждений для успешной реализации себя как личности в социальной и профессиональной деятельности. [6]

В настоящее время достаточно широко обсуждается проблематика профессиональных компетенций и компетентности. И это не случайно, поскольку особое значение приобретает определение содержания профессиональных компетенций, выявление аспектов и отдельных условий их формирования, а также решение проблем связанных с управлением процессом формирования компетентности специалистов. [4]

Идею, сущность и проблему профессиональной компетенции рассматривали А. К. Маркова, В. Н. Грищенко, И. А. Зимняя, Т. Е. Исаева и другие ученые. Проанализировав их работы, было определено, что  «профессиональная компетенция» — это готовность и способность будущего педагога принимать эффективные решения при осуществлении профессиональной деятельности и выделить два вида профессиональных компетенций: простые (базовые) и ключевые. Базовые компетенции формируются на основе знаний, умений, способностей, готовностей. А ключевые компетенции — это совокупность базовых знаний, умений, личностных качеств, позволяющих достигать положительных результатов в профессиональной деятельности. Для формирования профессиональных компетенций в образовании необходимо использовать такие технологии обучения, которые требуют самостоятельности обучающихся и изменения характера взаимодействия преподавателя и обучающихся, где обучающийся становится не столько объектом обучения, сколько субъектом этого процесса, а педагог — его организатором. Формирование активной познавательной позиции обучающегося является важным условием реализации компетентностного подхода.  [4]

Одними из современных педагогических технологий, используемых в образовательном процессе, являются интерактивные. Интерактивные технологии – это технологии, основанные на диалоге, кооперации и сотрудничестве всех субъектов обучения. [3]

К интерактивным технологиям относятся дискуссионные, игровые и тренинговые технологии, представляющие собой целенаправленную  специально организованную групповую и межгрупповую деятельность с наличием «обратной связи» между всеми её участниками для достижения взаимопонимания и коррекции образовательного процесса и индивидуального стиля общения на основе рефлексивного анализа «здесь» и «сейчас». [3]

Используя интерактивные технологии как средство познания, осуществляемое в совместной деятельности, создаются условия для множественных выборов личности в ситуациях интенсивного взаимодействия. Это подтверждает необходимость широкого использования интерактивных технологий в процессе обучения, которое позволяют решать следующие образовательные и воспитательные задачи: содействие более глубокому пониманию учебных материалов; развитие навыков комплексного решения проблем; содействие установлению диалога или полилога всех участников образовательного; развитие навыков группой работы по принятию согласованного решения, формирование универсальных социальных компетенций взаимодействия, развитие субъектности личности и развитие личности как субъекта собственной жизни. [5]

Основное преимущество интерактивных технологий заключается в том, что почти все обучающиеся активно участвуют в процессе познания. Интерактивными технологиями Ю. В. Гущин называет — обучения, основанные на взаимодействии обучающихся между собой. [2] Данные технологии  ориентированы на более широкое взаимодействие обучающихся не только с преподавателем, но и друг с другом и на доминирование активности обучающихся в процессе обучения. Работа в команде через взаимодействие обучающихся друг с другом повышает заинтересованность, а также активизирует образовательный процесс. При таком обучении каждый обучающийся вносит свой особый вклад в решение какой-либо проблемы или развитие какой-либо темы. Обучающиеся приобретают особый опыт, который потом могут применить во внеучебной деятельности. В нашем случае сформированные таким образом профессиональные компетенции выпускники  могут использовать в своей дальнейшей профессиональной деятельности. [4]

Библиографический список:

  1. Активные и интерактивные образовательные технологии (формы проведения занятий) в высшей школе: учебное пособие / сост. Т.Г. Мухина. – Н. Новгород: ННГАСУ. – 2013. – 97 с.
  2. Гущин Ю. В. Интерактивные методы обучения в высшей школе // Психологический журнал Международного университета природы общества и человека «Дубна». – 2012. — №2. – С. 1-18
  3. Зайцева В. П. Интерактивные технологии как средство формирования профессиональных компетенций будущего учителя // Педагогическая наука. – 2016. — №3. – С.131 — 133
  4. Плаксина И.В. Интерактивные технологии в обучении и воспитании: метод. пособие / И. В. Плаксина; Владим. Гос. Ун-т им. А. Г. и Н. Г. Столевых. – Владимир: Изд-во ВлГ, 2014. – 163 с.
  5. Селевко Г.К. Педагогические технологии на основе активизации, интенсификации и эффективного управления УВП. М.: НИИ школьных технологий, 2005.
  6. Федеральный государственный стандарт среднего профессионального образования 44.02.01 Дошкольное образование. [Электронный ресурс] http: http://www.edu.ru/db/mo/Data/d_14/m1351.pdf [Дата обращения 21.09.2018].

Черных Вероника Сергеевна Дети – будущее современного общества

Детибудущее современного общества

Children — the future of modern society

 

Черных Вероника Сергеевна

Chernyh Veronika Sergeevna

Магистрант   ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

chernyh-veronika-2011@mail.ru

Аннотация: в статье прослеживаются этапы формирования комплексной социальной  политики в сфере ювенальной юстиции в России, говорится о её главных целях и задачах в современном обществе.  На основе проведенного анализа автором выносятся предложения по усовершенствованию правосудия в отношении несовершеннолетних.

Annotation: the article traces the stages of the formation of a comprehensive social policy in the sphere of juvenile justice in Russia, it speaks of its main goals and tasks in modern society. Based on the analysis carried out by the author, proposals are made for the improvement of juvenile justice.

Ключевые слова: государство, дети, наказание, несовершеннолетние, общество, правосудие, профилактика, социальная политика, стратегия действий,  ювенальные технологии.

Key words: state, children, punishment, minors, society, justice, prevention, social policy, strategy of actions, juvenile technologies.

Государство и обществ в целом зависит от такого слоя населения, как молодежь. Именно на нее направлено  формирование и осуществление комплексной социальной политики, так как будущее этого общества, его  развитие и способность к выживанию зависит от того, насколько мы сможем воспитать молодежь, привить ей какие-то ценности, обеспечить ее благополучие и защитить от преступных проявлений. 

Анализ содержания международных норм и стандартов ООН об ответственности несовершеннолетних показывает, что они призваны способствовать формированию единых подходов у законодателей различных государств в вопросах совершенствования политики в отношении несовершеннолетних, поисков наиболее щадящих  способов воздействия на них, оказание максимального содействия обеспечению благополучия детей.  

Основываясь на указанных положениях, социальная политика нашей страны также в настоящее время направлена на улучшение положения детей. С этой целью  Указом Президента Российской Федерации № 761 от 1 июня 2012 года была утверждена Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012-2017 гг., где основной идеей стало создание комфортной и доброжелательной для жизни детей среды посредством взаимной работы в данном направлении всех ветвей власти и органов местного самоуправления, заключающееся в поэтапном формировании дружественного к ребенку правосудия как системы гражданского, административного и уголовного судопроизводства, которое гарантирует обеспечение прав ребенка в соответствии с общепризнанными принципами и нормами национального и международного законодательства. [7]

Концепция улучшения системы правосудия в отношении несовершеннолетних в нашей стране, приоритетным направлением которой стали личное и социальное благополучие ребёнка, учет особенностей его возраста и социального положения, прослеживается уже длительное время и уходит своими корнями вглубь дореволюционной истории.

Так первый суд для несовершеннолетних в России был создан в Санкт-Петербурге в 1910 году. Согласно уголовному законодательству того времени, судебному преследованию подвергались несовершеннолетние в возрасте с 10 лет (ст. 137 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных). Часть вторая этой статьи предусматривала льготный режим уголовной ответственности для несовершеннолетних в возрасте от 10 до 17 лет, совершивших преступления «без разумения». [2] Кроме того, закон предусматривал помещение несовершеннолетних в воспитательно-исправительные заведения, а в случае недостатка в них мест дети в возрасте от 10 до 18 лет, признанные судом как совершившие преступления без разумения, могли быть отданы для исправления на срок, определенный судом, но не более чем до достижения ими 18 лет в монастыри их вероисповедания.

Предусматривалась также замена несовершеннолетним в возрасте от 10 до 14 лет, совершившим преступления с разумением, следующих наказаний: смертной казни, каторжных работ, лишения гражданских прав, ссылки – на лишение свободы от двух до пяти лет; содержание в специальных отделениях для совершеннолетних при тюрьмах и арестных домах (за менее тяжкие деяния, за которые следовало лишение всех прав и заключение в тюрьму) – на направление в исправительно-воспитательные заведения  для несовершеннолетних на срок от одного месяца до одного года.

Таким образом, законодательство дореволюционной России уже содержало охранительные нормы в отношении несовершеннолетних, предусматривающие уменьшение тяжести уголовного наказания несовершеннолетним.

Однако последующая послереволюционная политика изменилась на карательную. Декрет Совнаркома России от 17 января 1918 года «О комиссиях о несовершеннолетних» отменил суды для несовершеннолетних. Все дальнейшие нормы законодательства, принимаемые советским правительством содержали все более ужесточающие меры воздействия на детей,  и в какой-то период даже сравнявшие ответственность ребенка и взрослого. Такая ориентация правосудия прослеживается длительный период — до конца 1950 –х годов.

Новое столетие ознаменовалось возрождением ювенальной юстиции в нашей стране. Так, Указом Президента Российской Федерации 14 сентября 1995 года был утвержден «Национальный план действий в интересах детей», которым в числе мер по профилактике безнадзорности, правонарушений и преступлений несовершеннолетних предусматривалось создание ювенальной юстиции, судов по делам семьи и несовершеннолетних [7]. Кроме того, был принят Федеральный закон от 24 июля 1998 № 124-ФЗ (ред. от 18.04.2018) «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации», устанавливающий основные гарантии прав и законных интересов ребенка, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, в целях создания правовых, социально-экономических условий для реализации прав и законных интересов ребенка [3].

В 2008 году Распоряжением Правительства Российской Федерации № 1662-р (ред. от 10.02.2017) была утверждена  Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. Среди главных задач, указанного документа также обозначено  формирование системы социальной реабилитации несовершеннолетних, развитие механизмов и ювенальной юстиции, и механизмов восстановительного правосудия [4].

В результате, на сегодняшний день мы видим изменение отношения подхода к несовершеннолетним преступникам с карательного на профилактический, усиленную работу органов и организаций, направленную на повышение эффективности методов внедрения ювенальных технологий международного законодательства.  Уголовно-процессуальное законодательство России на сегодняшний день фактически приведено в соответствие с требованиями соответствующих международных стандартов, устанавливает целый ряд особенностей производства по уголовным делам  о преступлениях несовершеннолетних.

Положительный итог данного направления выражен в уменьшении преступности среди несовершеннолетних в целом по стране. Так, согласно сведениям, размещенным на официальном сайте Управления Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, в 2015 году осуждено судами общей юрисдикции и мировыми судами 23 156 несовершеннолетних, в 2016 году – 24 420, а в 2017 году – 20 974 ребёнка. Прекращены по не реабилитирующим основаниям в 2015 году дела в отношении 19 679 несовершеннолетних, в 2016 году – в отношении 18 112 детей, а в 2017 году – в отношении 15 851 лица [5]. Указанные сведения свидетельствуют о значительном снижении преступлений, совершенных несовершеннолетними.

Качественная работа в направлении улучшения положения детей, как в нашей стране, так и во всем мире, приведет к сведению до минимума необходимость вмешательства со стороны органов правосудия в отношении несовершеннолетних, не оставляющего отпечатка на жизни оступившегося ребенка, позволив ему реабилитироваться в обществе без каких-либо последствий.  С этой целью предлагается заимствовать положительный опыт зарубежных стран, в частности государств азиатско-тихоокеанского региона, где большее предпочтение отдается социальным и общественным аспектам профилактики правонарушений несовершеннолетних, а не нормативно-правовому акту. Так, к примеру, в Японии уголовное наказание для несовершеннолетних – исключительная мера, семейные суды основной упор направляют на воспитательный и предупредительный аспект, в отличие от чрезвычайных, жестоких и строгих мер уголовно-процессуального принуждения. [1]

        В современном обществе такое словосочетание как «преступность несовершеннолетних» должно утратить силу и уйти в небытие. И в нашем законодательстве уже существует такая концепция, о чем свидетельствует постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации  от 31 октября 2017 года № 42 «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением понятия уголовного проступка». Согласно этому законопроекту несовершеннолетний, впервые совершивший уголовный проступок, будет освобождаться судом от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия — предупреждения, передачи под надзор родителей или специализированного госоргана, возложение обязанности загладить причиненный вред либо ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего. Таким же образом предлагается поступать при рассмотрении дел в отношении подростков, совершивших преступление небольшой тяжести, не подпадающее под уголовный проступок, или преступление средней тяжести, применяя к ним сразу несколько принудительных мер воспитательного воздействия. 

Однако на сегодняшний день нерешенные проблемы еще имеются. В своем большинстве несовершеннолетними совершаются преступления имущественного характера и, как показывает виктимологический опрос населения,  также связаны они чаще всего с социальным неблагополучием семей, безнадзорностью и незанятостью подростков. В связи с чем, необходимо усилить профилактическую работу компетентных органов с неблагополучными семьями, которая в настоящее время, как показывает практика, носит лишь формальный характер, организовать досуг молодежи.  Положительных результатов в указанном направлении возможно достичь только объединив усилия всего общества, где каждый должен понять, что «чужих детей не бывает», нельзя молча проходить мимо этой проблемы потому, как каждый ребенок, оставшийся без внимания может оступиться.

Библиографический список:

  1. Морозов Н. А. Преступность и борьба с ней в Японии./ Н.А. Морозов. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. — 215 с.
  2. Клейберг Ю.А. Ювенальная юридическая психология: учебник/ Ю.А. Клейберг, Е.А. Орлова, Ю.Л. Орлова. – Москва: ЮСТИЦИЯ, 2018. – 264 с.
  3. Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации: федеральный закон от 07.1998 № 124-ФЗ (ред. от 18.04.2018)// Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 20.09.2018
  4. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 17.11.2008 № 1662-р (ред. от 10.02.2017) «Об утверждении Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года// Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 09.2018
  5. Сводные статистические  сведения о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей [Электронный ресурс]/ – Режим доступа: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=4476/ [Дата обращения: 21.09.2018
  6. Указ Президента РФ от 14.09.1995 № 942 «Об утверждении Основных направлений государственной социальной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации до 2000 года (Национального плана действий в интересах детей)»// Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 08.2018
  7. Указ Президента РФ от 01.06.2012 № 761 «О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012–2017 гг.//Собрание законодательства РФ – 2012. — № 23. — Ст. 2994

Сальникова Валерия Дмитриевна Виктимологическая профилактика преступлений

 Виктимологическая профилактика преступлений

Victimological crime prevention

Сальникова Валерия Дмитриевна

Salnikova Valeriya Dmitrievna

Магистрант ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

valeriya.rudykh888@yandex.ru

Аннотация. В статье раскрыты понятия виктимологической профилактики, виктимности, обозначена их взаимосвязь и роль в совершении преступлений. Выявлена необходимость в изучении характеристик лиц, склонных к виктимному поведению.

Annotation. The article reveals the concepts of victimological prevention, victimization, their interrelation and role in committing crimes. The need to study the characteristics of people prone to victim behavior has been identified.

Ключевые слова: виктимологическая профилактика, уровни профилактики, граждане, вина, наказание, свобода индивида, виктимность.

         Keywords: victim prevention, levels of prevention, citizens, guilt, punishment, individual freedom, victimization.

Виктимологическая профилактика — это специфическая деятельность социальных институтов, направленная на выявление, устранение или нейтрализацию факторов, обстоятельств, ситуаций, формирующих виктимное поведение и обусловливающих совершение преступлений; выявление групп риска и конкретных лиц с повышенной степенью виктимности с целью восстановления или активизации их защитных свойств; а также разработка либо совершенствование уже имеющихся специальных средств защиты граждан и конкретных лиц от преступлений. [1]

При определении целей и задач виктимологической профилактики необходимо выделить три ее уровня: общесоциальный, специальный, индивидуальный.

Общесоциальный уровень — решение социально-экономических и культурно-воспитательных задач, направленных на устранение или нейтрализацию причин и условий, способствующих криминальной виктимизации общества, и на снижение степени виктимности граждан.

Специальный уровень — осуществляемые государственными органами, общественными объединениями и отдельными гражданами мероприятия, имеющие специальной целью предупреждение преступлений путем недопущения реализации виктимных свойств и качеств отдельных лиц или групп населения.

Индивидуальный уровень — индивидуальная профилактическая работа с лицами, которые, судя по их поведению или совокупности личностных характеристик, могут с большой вероятностью стать жертвами преступников, направленная на повышение активности их защитных реакций, а также обеспечение их личной, имущественной и иной безопасности.

Раскрывая объект виктимологической профилактики на общесоциальном уровне, следует иметь в виду, что любой человек (вне зависимости от индивидуальной степени его виктимности) может стать жертвой преступления. В этом смысле в качестве объекта выступают все жители страны как потенциальные жертвы преступлений. Основной задачей виктимологической профилактики на данном уровне является создание системы эффективной социальной защиты всех граждан от возможной виктимизации, изменение сложившейся практики обращения с потерпевшими и другими жертвами преступлений. Для этого требуется разработка и усовершенствование законов, создание новых государственных и негосударственных структур, социальных служб, фондов помощи, реабилитационных центров и иных учреждений защиты жертв преступлений, подготовка специальных кадров для такой работы.

Виктимологическая профилактика на специальном уровне (в отличие от общесоциального) имеет своим объектом не все население, а его отдельные группы повышенной виктимности, например, безработных, лиц без определенного места жительства, наркоманов, проституток, алкоголиков и т.д.

Соответственно уровням и объектам образуется система субъектов виктимологической профилактики преступлений.

В первую их группу входят федеральные органы государственной власти и органы местного самоуправления. Они определяют основные направления, задачи, функции профилактической деятельности, обеспечивают финансирование и реализацию региональных и местных программ, направленных на профилактику правонарушений, координируют деятельность подведомственных им структур в этой работе. Вторую группу составляют правоохранительные органы всех уровней. Третью образуют организации, предприятия и учреждения с различными формами собственности, общественные организации, общественные, межведомственные и местные комиссии, ассоциации и фонды. [2]

Важным средством общей виктимологической профилактики является правовое воспитание. Практика свидетельствует, что некоторые преступления стали возможными в связи с правовой неосведомленностью потерпевших, особенно относительно необходимой обороны.

Положительный эффект в виктимологической профилактике достигается разъяснительной работой среди населения, особенно той его части, которая отличается повышенной виктимностью. Здесь важно использовать сведения о лицах, ставших по своей неосмотрительности жертвами преступлений, активнее использовать радио- и телепередачи, периодическую печать, распространять знания о способах совершения преступлений, рассчитанных на неосмотрительность и излишнюю доверчивость потерпевших. Выступая с лекциями, беседами, сотрудники правоохранительных органов должны обращать внимание на обстоятельства виктимного характера, рекомендовать быть более бдительными, соблюдать правила предосторожности, критичнее относиться к своим поступкам, а также к поступкам других лиц.[3]

Индивидуальная виктимологическая профилактика состоит в выявлении лиц с повышенной виктимностью и проведении с ними защитно-воспитательных мероприятий, направленных на снижение риска стать жертвой преступных посягательств.

Библиографический список:

  1. Беляев Н.А. Криминология//Общая часть. – 1992. — с. 137
  2. Лавриненко В.Н. Философия//Учебное пособие. – 2007. – с. 16
  3. Долгова А.И. Криминология// Учебник. –   с. 382

Сальникова Валерия Дмитриевна Понятие виктимологии и виктимности. Соотношение понятий “личность потер-певшего” и “жертва” преступления.

Понятие виктимологии и виктимности. Соотношение понятий “личность потерпевшего” и “жертва” преступления.

The concept of victimology and victimization. The ratio of the concepts of «the identity of the victim» and «victim» of the crime.

 

Сальникова Валерия Дмитриевна

Salnikova Valeriya Dmitrievna

Магистрант ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

valeriya.rudykh888@yandex.ru

Аннотация. В статье раскрыты понятия «личности потерпевшего» и «жертвы» преступления, обозначена их взаимосвязь, роль в совершении преступлений, необходимость в их совместном изучении для составления наиболее полной картины причин поведения преступников.

Annotation. The article reveals the concepts of «the identity of the victim» and «victim» of the crime, identifies their interrelationship, the role of committing crimes, the need for their joint study to compile the most complete picture of the causes of the behavior of criminals.

Ключевые слова: виктимность, криминологическая виктимность, виктимология, личность потерпевшего, жертва, преступление.

Keywords: victimization, criminological victimization, victimology, the identity of the victim, victim, crime.

Наряду с общеприменимым в криминологии термином «жертва» криминологическая виктимология оперирует обозначающим непосредственную жертву преступления термином «потерпевший».

Задачи виктимологии – изучении личности пострадавших от преступления, их межличностных связей с преступником до, во время и после свершения преступления.

Предмет изучения виктимологии – лица, которым преступлением причинен физический, моральный или материальный вред, в том числе и преступники; их поведение, связанное с совершенным преступлением (включая и поведение после него); отношения, которые связывали преступника и жертву до момента совершения преступления; ситуации, в которых произошло причинение вреда и т. д. [2]

Знание о жертвах насилия или кражи, анализ и обобщение данных о них наряду с изучением личности преступника могут помочь лучше определить направление профилактических мероприятий, выделить группы людей, наиболее часто подвергающихся тому или иному общественно опасному посягательству, т. е. установить группы риска и работать с ними.

Криминологическая виктимология изучает:

1) социальные, психологические, правовые, нравственные и иные характеристики жертв преступлений – для того чтобы выяснить, почему, в силу каких эмоциональных, волевых, моральных качеств, какой социально обусловленной направленности человек оказался потерпевшим;

2) отношения, связывающие преступника и жертву (потерпевшего) – чтобы ответить на вопрос, в какой мере эти отношения значимы для создания предпосылок преступления, как они влияют на завязку преступления, мотивы действий преступника;

3) ситуации, которые предшествуют преступлению, а также ситуации непосредственно преступления – чтобы ответить на вопрос, как в этих ситуациях во взаимодействии с поведением преступника криминологически значимо проявляется поведение (действие или бездействие) жертвы (потерпевшего);

4) посткриминальное поведение жертвы (потерпевшего) – чтобы ответить на вопрос, что он предпринимает для восстановления своего права, прибегает ли к защите правоохранительных органов, суда, препятствует или способствует им в установлении истины. Сюда относится и система мероприятий профилактического характера, в которых учитываются и используются защитные возможности как потенциальных жертв, так и реальных потерпевших;[5],[6]

Криминологическая виктимность – повышенная способность лица в силу ряда субъективных и объективных обстоятельств становиться объектом для преступных посягательств.

Личная (антропологическая) виктимность – предрасположенность лица стать при определенных обстоятельствах жертвой преступления или неспособность избежать опасности там, где она была предотвратима.

Виктимность состоит из личности и ситуации. Причем характеристика личности зависит от ситуации.[1]

Личная виктимность – состояние уязвимости лица, возникшее от его взаимодействия с внешними факторами и заключающееся в реализации или нереализации присущих ему качеств в ходе совершения в отношении него преступления.

Личная виктимность зависит от субъективных и объективных предрасположений и выступает как неспособность противостоять преступнику. Ее характер определяется количеством потерпевших от преступлений и особенностями лиц, в отношении которых совершаются преступления.

Виктимология изучает личностные качества и поведение жертв.

Жертва – физическое лицо, которому преступлением причинен физический, моральный или материальный вред. Любой потерпевший или жертва преступления, как потенциальная, так и реальная сторона, обладает качествами, делающими ее уязвимой.[8],[9]

Жертвы преступлений классифицируются:

1) по содержанию субъективной стороны – жертвы умышленной или неосторожной преступности;

2) по направленности преступного посягательства – жертвы преступлений однородного объекта и определенных видов преступлений;

3) по характеру причиненного вреда – материального, морального и физического;

4) по степени осознания наступления последствий – осознающие и в неведении;

5) по видам взаимоотношений с преступником – случайные, неопределенные и определенные;

6) по роли жертвы – нейтральные, соучастники, провокаторы;

7) по психологическим критериям – с выраженными нравственно-психологическими особенностями и с отклонениями в психике;

8) по биофизическим характеристикам, т. е. пол, возраст, состояние в момент совершения преступления;

9) жертвы преступлений – потенциальные, реальные и латентные.

1)активное – поведение жертвы спровоцировало преступление;

2) интенсивное – действие жертвы положительные, но привели к преступлению;

3) пассивное – жертва не оказывает сопротивления.

В зависимости от поведения потерпевшего преступные ситуации бывают:

1) толчкового характера – жертва провоцирует преступника на совершение преступления, что выражается в нападении, оскорблении, причинении обиды, унижении, подстрекательстве, угрозе;

2) толчкового характера – при этом поведение потерпевшего не провоцирующее, но связано с поворотом на него насильственных действий преступника;

3) не толчкового характера – в которых поведение потерпевшего создает возможность совершения преступления, хотя не выступает как толчок;

4) замкнутые – когда действия потерпевшего направлены на причинение вреда самому себе без вмешательства другого лица.

Соотношение понятий “личность потерпевшего” и “жертва” преступления.[4]

По сути, жертва как элемент объекта преступления — это неудачная юридическая конструкция, навязанная большинству. Исключая личность потерпевшего из понятия преступления, правоведы формируют стереотип мышления «жертва — это объект». Следуя данному стереотипу, преступник совершает своё деяние. Поэтому необходимо переосмыслить понятие преступления, дабы пострадавший считался неотъемлемым элементом в его определении.

Жертва преступления — это лицо, нанесение вреда которому достоверно установлено вступившим в законную силу приговором суда. Получается, что без постановления следователя о признании потерпевшим нет жертвы. Формально. Фактически существуют скрытые от официальной статистики жертвы — не заявившие о преступлении, либо не получившие официальный статус потерпевшего. Этого не учитывает уголовно-процессуальное право. Виктимология же изучает всех жертв преступлений: и учтённых официальной статистикой и латентных.

Библиографический список:

  1. Беляев Н.А. Криминология//Общая часть. – 1992. — с. 137
  2. Лавриненко В.Н. Философия//Учебное пособие. – 2007. – с. 165
  3. Долгова А.И. Криминология// Учебник. — М. – 1997. с. 382
  4. Варчук Т.В., Вишневецкий К.В. Виктимологические нюансы криминологической ситуации в России // Криминологический журнал. – 2007. № 1. – с. 215.
  5. Антонян Ю.М. Криминология//Избранные лекции. –  М. –   с.  448.
  6. Вавилова Л.В. О виктимологической профилактике преступлений// Российский следователь. — 2004. – №9. – с. 37-40. 
  7. Васильев В.Л. Юридическая психология //Юридическая литература. – М. –   – с. 106.
  8. Вишневецкий К.В. Развитие понятий виктимности и виктимизации в Российской криминологии //Криминологический журнал. – 2007. – № 1. – с. 69.
  9. Вишневецкий К.В. Криминогенная виктимизация социальных групп в современном обществе. – М. – 2007. – с. 97.

Попов Евгений Борисович Право на справедливое судебное разбирательство как международно – правовой стандарт

Право на справедливое судебное разбирательство как международно – правовой стандарт

The right to a judicial trial as an international legal standard

 

Попов Евгений Борисович

Popov Evgeniy Borisovich

Магистрант ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

 

Аннотация. Право на справедливое судебное разбирательство является базовой гарантией человека от недобросовестного посягательства на права и свободы, согласно Европейской конвенции прав человека. Автором проводится анализ данного стандарта, как на международном уровне, так и на уровне национальном, с целью вычленения критериев, включающихся в рассматриваемый стандарт.

Annotation. The right to a fair trial is the basic guarantee of a person against unfair infringement of rights and freedoms, according to the European Convention on Human Rights. The author analyzes this standard, both internationally and nationally, in order to isolate the criteria included in the standard under consideration.

Ключевые слова: право, справедливость, Европейский суд, международные стандарты.

Keywords: law, justice, the European Court of Justice, international standards.

 

Право на справедливое судебное разбирательство по существу является гарантией обеспечения защиты основополагающих прав и свобод человека, которая реализуется и содержится в законодательстве стран различных правовых систем. Реализация указанного права обеспечено закреплением в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, также следует отметить, что данный акт является базовым при рассмотрении данного вопроса. Согласно п. 1 ст. 6 Конвенции каждый при объявлении ему обвинения в совершении преступления имеет право на справедливое и публичное судебное разбирательство данного дела в разумный срок судопроизводства независимым и беспристрастным судом, созданным в строгом соответствии с законом. [1]

Закрепленное указанным международным правовым актом право на справедливое судебное разбирательство нашло отражение в отечественном законодательстве. Так, ряд положений Конституции РФ ( право каждого на судебную защиту (ст. 46), право на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48), презумпция невиновности (ст. 49), доступ к правосудию и компенсация причиненного ущерба (ст.52) [2]; нормы статей Уголовного процессуального кодекса (разумный срок уголовного судопроизводства (ст. 6.1), право на разбирательство независимым судом (ст. 8.1) и другие [3]) фактически закрепляют указанное правомочие, а в своей совокупности гарантируют каждому его соблюдение и формируют существующую практику Европейского суда по правам человека по спорам, вытекающим из нарушений национальными судебными органами права на справедливое судебное разбирательство.

Анализ содержания норм ст. 6 Европейской конвенции позволяет структурно выделить обязательные элементы права на справедливое судебное разбирательство, а именно:

—  соблюдение прав лица, привлекаемого к ответственности;

—  презумпция невиновности обвиняемого лица в совершении предусмотренного законодательством состава преступления;

—  беспристрастность и независимость судебных органов, созданных на основании закона;

—  публичное и справедливое разбирательство дела в разумный срок при соблюдении принципа гласности;

В соответствии с правовой позицией Европейского суда по правам человека справедливость процесса определяется степенью соблюдения процессуальных прав и обязанностей всех участников судопроизводства, базирующихся на положениях Конвенции и существующей системе толкования норм указанного акта. Соответственно, в зависимости от характера принимаемых и выносимых процессуальных решений на любой стадии судопроизводства напрямую зависит справедливость всего хода судопроизводства в целом. Кроме того, как следует из разъяснений ЕСПЧ положения о справедливости распространяют своё действие не только на стадию судебного разбирательства, но и на стадию досудебного производства и производство исполнения решения ввиду того, что нарушения прав участвующих в деле лиц на указанных этапах значительным образом влияют на возможность осуществления всего процесса при условиях справедливости [4]. Таким образом с учетом изложенного следует сделать вывод о том, что в широком понимании термин «право на справедливое судебное разбирательство» охватывает весь перечень уголовно-процессуальных правоотношений, а следовательно, и все процессуальные решения, которые могут быть приняты в ходе производства по уголовному делу.

Комплексно проанализировав практику решений ЕСПЧ имеется возможность сформировать массив основных требований, выработанных Европейским судом и предъявляемых к процедуре судебного разбирательства и процессу судопроизводства в целом :

—  суд — это прежде всего юрисдикционный орган, который решает вопросы, отнесенные к предмету его компетенции, на основе конкретных правовых норм и в соответствии с установленной законом процедурой. При этом вопрос о том, относится ли определённый орган к системе судебных органов, решается ЕСПЧ использованием целого ряда самостоятельных критериев, из числа которых следует выделить следующие:

—   в предмет компетенции суда должно входить не только рассмотрение вопросов факта, но и вопросов права;

— для признания органа в качестве судебного необходимо обладание полномочиями в области принятия обязывающих к исполнению решений, которые не могут быть изменены несудебными властями;

— законных характер деятельности и организации суда.  [5]

Особое внимание уделяется категории независимости, ведь только лишь независимый суд способен обеспечить защиту прав и интересов человека, равенство всех участников процесса. Независимость суда достигается главным образом за счёт обособления судебной ветви власти. Отдельно стоит подчеркнуть, что под беспристрастностью Европейский суд понимает отсутствие заинтересованности судей в исходе дела и их предубеждения. Более того, ЕСПЧ неоднократно подчеркивалось, что важно с точки зрения обеспечения справедливости судопроизводства чтобы судебные органы внушали доверие населению в демократическом обществе. [6]

В содержании права на справедливое судебное разбирательство также следует включить минимум прав, которыми в силу своего процессуального статуса обладает лицо, привлекаемое к ответственности: право на получение в наиболее короткий срок точной информации о вменяемом ему общественно-опасном деянии и основаниях предъявляемых к нему требований на возможном для восприятия языке, гарантирование реализации механизма права на защиту, а также ряд других прав. В связи с этим значимым представляется действия следователя, дознавателя, суда а также иных органов, участвующих в процессе, направленные на получение нуждающемуся квалифицированной юридической помощи.  [7]

Следующим базовым требованием является признание презумпции невиновности обвиняемого в совершении конкретного общественно-опасного деяния. Так, в соответствии с Конвенцией, каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным до того момента, пока его виновность не будет установлена порядком, установленным законом (данное положение

содержится в ст. 6). Что касается УПК РФ, то в соответствии с нормами данного акта обвиняемый считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном УПК РФ порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (это предусматривается нормами ст. 14). [8]

Подводя итог на основании изложенного можно отметить, что под справедливостью судебного разбирательства следует понимать совокупность законодательно закрепленных процессуальных условий, безукоризненное соблюдение которых обеспечивает защиту гарантированных международным и национальным законодательством прав человека и гражданина в процессе рассмотрения и разрешения дела по существу, а также вынесение обоснованного и законного решения.

Рассмотренные выше элементы, составляющие суть права на справедливое судебное разбирательство, по сути своей согласно правовой позиции Европейского суда по правам человека выступают в качестве международных стандартов, которые с учетом норм национального права должны непременно учитываться правоприменителем. Данные стандарты должны расцениваться как критерии оценки справедливого судебного процесса и эффективности деятельности судебных органов, обеспечивающих обоснованное решение дела в строгом соответствии с требованиями закона и исполнение соответствующего судебного акта в полном объеме.

Библиографический список:

  1. Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. // СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163;
  2. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ);
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 27.06.2018)
  4. Де Сальвиа М. Прецеденты Европейского суда по правам человека. Руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 г. СПб., 2004;
  5. Постановление ЕСПЧ по делу «Белилос (Belilos) против Швейцарии» от 29 апреля 1988 г. (жалоба N 10328/83) // Европейский суд по правам человека. Избранные решения: В 2 т. Т. 1. М.: Норма, 2000. С. 568 – 581;
  6. Постановление ЕСПЧ по делу «Моисеев (Moiseyev) против Российской Федерации» от 9 октября 2008 г. (жалоба N 62936/00), п. 175 // СПС «КонсультантПлюс»;
  7. Гаврилов Б.Я. Современная уголовная политика России: цифры и факты. М., 2008; Малышева О.А. Обеспечение законности в досудебном уголовном производстве. М., 2013;
  8. Постановление ЕСПЧ по делу «Аллене де Рибемон (Allenet de Ribemont) против Франции» от 10 февраля 1995 г. (жалоба N 15175/89) // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. М.: Норма, 2000. С. 85 – 95;

Петухова Ирина Сергеевна Формирование метапредметных результатов на уроках математики студентов специ-альности ТОП-50 «09.02.07 Информационные системы и программирование»

Формирование метапредметных результатов на уроках математики студентов специальности ТОП-50 «09.02.07 Информационные системы и программирование»

Formation of meta-subject results in the lessons of mathematics for students of the specialty of TOP-50 «09.02.07 Information systems and programming»

 

Петухова Ирина Сергеевна

Petukhova Irina Sergeevna

преподаватель ГБПОУ РХ ХПК, г.  Абакан

Irina_petuhova@mail.ru

Аннотация. В статье рассматриваются особенности формирования метапредметных результатов на уроках математики в системе среднего профессионального образования.

Annotation. In the article features of formation of meta-subject results at lessons of mathematics in system of average vocational training are considered.

Ключевые слова: математика, компетенция, задачи, метапредметный результат

Keywords: mathematics, competence, tasks, meta-subject result

В ГБПОУ «Хакасский политехнический колледж» учебная  дисциплина  «Математика» входит в состав общеобразовательных учебных дисциплин ФГОС  среднего  общего  образования для  специальностей среднего профессионального образования. [1]

Освоение содержания учебной дисциплины «Математика» обеспечивает достижение студентами следующих результатов:

  • личностных
  • метапредметных
  • предметных

Под метапредметными результатами понимается  умение самостоятельно определять цели деятельности и составлять планы деятельности; умение продуктивно общаться и взаимодействовать в процессе совместной деятельности, владение навыками познавательной, учебно-исследовательской и проектной деятельности, навыками разрешения проблем; способность и готовность к самостоятельному поиску методов решения практических задач. [1]

    Использование метапредметной технологии в преподавании математики дает возможность развивать мышления у всех обучающихся. Суть такого подхода заключается в создании преподавателем особых условий, в которых студенты могут самостоятельно, но под руководством преподавателя найти решение задачи. Обучающиеся могут выдвигать способы решения зачастую методом проб и ошибок, таким образом, происходит  увеличение эффективности работы студентов.[3]

Таблица 1

Формирование метапредметных результатов на уроках математики предполагает

 использование  современных педагогических технологий

Применяемы технологии Виды деятельности обучающихся Формируемые результаты
Компетентностно — ориентированные Решаются задачи практической направленности в рамках изучения математики на 2 курсе, жизненные задачи на уроках геометрии. способность и готовность к самостоятельному поиску методов решения практических задач, применению различных методов познания, повышение качества и успеваемости[1]
Информационно – коммуникационная технология

 

Разрабатываются видеоролики по геометрии в разделе «Многогранники», мультимедийные презентации по алгебре в разделе «Графики и функции», «Начала математического анализа» Переход  к активному развитию логического мышления, использование ИКТ в профессиональной деятельности, умение воспринимать информацию не линейно, а с возвратом, повышение мотивации к обучению, интереса к выбранной профессии [1]
Здоровьесберегающие Смена видов деятельности обучающихся на уроке, позволяющих снизить утомляемость. владение навыками познавательной рефлексии как осознания совершаемых действий и мыслительных процессов, соблюдение здорового образа жизни, снижение количества прогулов
Проектная технология Выбор темы проекта, определение его цели и задач, разработка реализации плана идеи. Сбор, анализ и систематизация собранной информации,  оформление макета и доклада, самоконтроль. владение навыками познавательной, проектной деятельности, навыками разрешения проблем; умение работать с источниками, организация собственной деятельности, принятие решений в стандартной и нестандартной ситуации, повышение мотивации, качества на 5 и более % за счет развития логического мышления [2]
Игровые технологии Участие в проведении урока пресс-конференции по теме «Производная функции» позволяет обучающимся понять и изучить учебный материал с различных позиций, умение работать в команде, эффективно общаться, соблюдать деловой этикет, нормы поведения, позволяет повысить мотивацию к обучению [1]
Технология проблемного обучения Решение поставленной проблемы с минимальной помощью преподавателя. Доказательство теорем, решение задач. готовность и способность к самостоятельной информационно-познавательной деятельности, включая умение ориентироваться в различных источниках информации, систематизировать материал, повышение качества выполняемых заданий контрольных и практических работ, рост качества годовых результатов, результатов экзамена
Групповые технологии Работа в микрогруппах на уроках  «Площадь поверхности призмы»,  «Построение графиков тригонометрических функций» умение продуктивно общаться и взаимодействовать в процессе совместной деятельности, учитывать позиции других участников деятельности, эффективно разрешать конфликты
Дифференцированный подход к обучению Выполнение индивидуальных заданий умение самостоятельно определять цели деятельности и составлять планы деятельности; самостоятельно осуществлять, контролировать и корректировать деятельность, повышение мотивации
Исследовательская деятельность Доказательство опытным путем классического определения вероятности владение навыками познавательной, учебно-исследовательской, поиск информации, повышение творческой активности, количественный рост участников, заинтересованных в работе научного студенческого сообщества

Одним из примеров реализации эффективной работы по достижению обучающимися метапредметных результатов на уроках математики  является проведение уроков в компьютерной аудитории, например по теме «Исследование функции и построение графиков», данная тема изучается на 2 курсе дисциплины «Элементы высшей математики» специальности ТОП-50 «09.02.07 Информационные системы и программирование», в рамках темы «Производная функции». Для выполнения задания обучающимся необходимо  самостоятельно определить цели деятельности и составлять планы деятельности,  использовать все возможные ресурсы для достижения поставленных целей. Деятельность обучающего заключается в проведении полного исследования функции, построении графика с помощью программы Graph и проверка полученного результата и решения. Этапы исследования функции должны совпадать с полученным графиком, это можно проследить по критическим точкам и промежуткам возрастания и убывания. Таким образом, обучающийся может себя оценить самостоятельно. Результат выполнения данного задания высокий, так как возможна быстрая проверка, а значит и корректировка проведенного исследования функции.

В результате можно сделать следующие выводы: одно из требований ФГОС как основного, так среднего профессионального образования – достижение метапредметного результата обучения, что напрямую связано с новыми ориентирами современного образования, требованиями социума к воспитанию такой личности, которая способна принимать решения в постоянно меняющемся информационном мире. Таким образом преподаватель должен уметь выявлять, устанавливать и осмысливать внутренние связи между фактами, законами, закономерностями разных учебных предметов.

Библиографический список:

  1. Хуторской А.В. Ключевые компетенции как компонент личностно-ориентированной парадигмы образования//Народное образование-2009-№2-с.58-64.
  2. Хуторской А.В. Метапредметное содержание и результаты образования: как реализовать федеральные государственные образовательные стандарты, http://www.eidos.ru/journal/2012/0229-10.htm
  3. Хуторской А.В. Работа с метапредметным компонентом нового образовательного стандарта // Народное образование №4 2013 – с. 157-171.

Козулина Диана Владимировна Оборона в автономном режиме: проблема уголовно-правовой оценки

Оборона в автономном режиме: проблема уголовно-правовой оценки

Defense in autonomous regime: the problem of criminal legal assessment

 

Козулина Диана Владимировна

Kozulina Diana Vladimirovna

Студентка ИЮИ (ф) УП РФ, г. Иркутск

diana_kozulina@mail.ru

Аннотация. В статье рассматривается вопрос о правомерности применения специальных средств и приспособлений обороны в автономном режиме. Автор вносит предложения по совершенствованию законодательства в данной сфере, в том числе в части регламентации условий применения данных средств.

Annotation. The author considers the question of the legitimacy of the use of special means and defense adaptations in an autonomous mode. The author makes proposals on improving the legislation in this area, including with regard to the regulation of the conditions for the application of these funds.

Ключевые слова: необходимая оборона, автоматически срабатывающие средства и приспособления, уголовное законодательство.

Keywords: necessary defense, automatically triggered means and devices, criminal legislation.

Одной из важнейших гарантий эффективной реализации права граждан на защиту неприкосновенности жизни, здоровья, жилища и имущества всеми способами, не запрещенными законом, является право на необходимую оборону, закрепленное в статье 37 УК РФ.

 

В отечественной науке уголовного права вопросы, касающиеся необходимой обороны, вызывают бурные дискуссии. Так, например, неоднократно и неоднозначно рассматривается аспект правомерности обороны в автономном режиме – использование средств и приспособлений, установленных в целях защиты своего имущества, законных прав и интересов, для причинения посягающему вреда, и срабатывающих без непосредственного контроля обороняющегося.

Как справедливо отмечает К.Н. Евдокимов, современное общество стало технотронным, т.е. зависимым от плодов 4-й научно-технической революции и IT-технологий (компьютерных устройств, информационно-телекоммуникационных сетей, информационных систем, интернет-вещей и т.д.), что приводит к совершению деяний, неконтролируемых человеком либо правоохранительными органами, а как следствие, к возникновению анекселенктотичной (неконтролируемой) технотронной преступности [3; 4].

Вместе с тем, разъяснение возможности использования различных средств и приспособлений при необходимой обороне впервые было дано в пункте 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 19 от 27 сентября 2012г. «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление». В разъяснении Пленума сказано: «правила необходимой обороны распространяются на случаи применения не запрещенных законом автоматически срабатывающих или автономно действующих средств или приспособлений для защиты охраняемых уголовным законом интересов от общественно опасных посягательств. Если в указанных случаях причиненный посягающему вред явно не соответствовал характеру и опасности посягательства, содеянное следует оценивать как превышение пределов необходимой обороны. При срабатывании (приведении в действие) таких средств или приспособлений в условиях отсутствия общественно опасного посягательства содеянное подлежит квалификации на общих основаниях». [1]

Практическая значимость данного положения заключается в разрешении давнего спора среди исследователей по поводу допустимости и правомерности использования средств, приспособлений и устройств, срабатывающих автономно в целях защиты законных прав и интересов граждан. Приведем различные точки зрения ученых-исследователей в области теории уголовного права по данному вопросу.

В советский период было распространено мнение, что недопустимо использование таких автономно действующих средств защиты, способных причинить смерть или вред здоровью, а установка подобных устройств обладает принципиальной общественной опасностью. [9] Установка данных устройств допускалась, в случае если средства и устройства поддаются регулировке, действуют в момент общественно опасного посягательстве, не причиняют большего вреда, чем допустимо при необходимой обороне. [7]

Против использования средств и приспособлений при обороне в автономном режиме выступает С. Ю. Учитель, предлагая рассматривать данный способ самозащиты как умышленное причинение вреда. По мнению автора, «нельзя не учитывать и то обстоятельство, что приспособление, действуя механически, ставит в опасность жизнь и здоровье любого человека, могущего с ним соприкоснуться». [8]

По мнению И. А. Королевой при установке данных устройств и приспособлений отсутствует такое условие правомерности необходимой обороны, как наличность, при этом не исключена возможность причинения вреда третьим лицам. [5]

Р. М. Юсупов видит возможным применение автоматически срабатывающих средств при наличии следующих условий: «они должны срабатывать именно в момент посягательства; должна быть исключена возможность причинения вреда лицу, не совершающему общественно опасного посягательства». [10]

Т. Ш. Атабаева допускает установку защитных средств и устройств: «Применение защитных устройств является частным случаем необходимой обороны и поэтому не нуждается в разработке собственных условий правомерности …если устройство защитных приспособлений рассчитано именно на воздействие на посягающего и они установлены в таких местах, куда не может попасть случайный, невиновный человек… и при отсутствии предупреждения их применение будет правомерным». [2]

С. В. Пархоменко видит целесообразным дополнение ст. 37 УК РФ нормативным установлением следующего содержания: «Использование любой силы с применением средств обороны от нападения, в том числе и при отсутствии обороняющего на месте нападения, правомерно при условии, что эти средства в обычной обстановке не создают опасности причинения вреда лицам, не совершающим нападение». [6]

На наш взгляд, представляется правильной позиция о допустимости применения специальных средств и приспособлений обороны в автономном режиме при выполнении определенных условий правомерности. Во-первых, действие таких средств не должно быть направлено против третьих лиц, не причастных к общественно опасному посягательству, а тем более создавать угрозу причинения вреда таким лицам. Во-вторых, эти средства должны срабатывать непосредственно в момент посягательства. В-третьих, при применении защитных устройств, опасных для жизни и здоровья, обороняющимся должны быть приняты меры по предупреждению возможных правонарушителей (например, предостережение об опасности в виде установленной таблички с надписью, символических изображений и др., в случае незаконного проникновения на территорию, где имеются защитные устройства).

Следует заметить, что некоторые вопросы использования устройств при обороне в автономном режиме не получили должной регламентации в рамках пункта 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 19 от 27.09.2012. Так, не указан примерный перечень автоматически срабатывающих или автономно действующих средств или приспособлений. Также не совсем ясно, возможно ли к данным средствам причислять предметы и вещества (различного рода газы и ядовитые и отравляющие вещества, химикаты и пр.)

Таким образом, с учетом вышеизложенного, видится возможным внесение в Постановление Пленума Верховного Суда дополнительных разъяснений: во-первых, в части определения примерного перечня допустимых приспособлений, средств, предметов и веществ, используемых при обороне в автономном режиме; во-вторых, дополнения в части условий правомерности применения данных средств обороны, а конкретно принятие обороняющимся мер по предупреждению о смертельной опасности при срабатывании средств защиты.

Библиографический список:

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2012 № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» // Рос. газ. – 2012. – № 227.
  2. Атабаева Т. Ш. Необходимая оборона (теория, законодательство, практика применения): дис. … канд. юрид. наук. – Барнаул, 2004. – с. 139-140.
  3. Евдокимов К.Н. Анекселенктотичная технотронная преступность (частная теория) // Российский судья. – 2018. – № 4. – с. 35-39.
  4. Евдокимов К.Н. Новые угрозы информационной безопасности России: от компьютерной преступности к анекселенктотичной технотронной преступности (частная научная теория) // Основные направления государственной политики России в сфере обеспечения национальной безопасности Материалы международной научно-практической конференции. Отв. ред. Е.М. Якимова. 2018. – с. 57-65.
  5. Королева И. А. Необходимая оборона и причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, по российскому уголовному праву: дис. … канд. юрид. наук. – М., 2007. – с. 72-73.
  6. Пархоменко С. В. Деяния, преступность которых исключается в силу социальной полезности и необходимости. – СПб., 2004. – с. 213-215.
  7. Тишкевич И. С. Условия и пределы необходимой обороны. – М., 1969. – с. 53-57.
  8. Учитель С. Ю. Необходимая оборона и ее роль в правоохранительной деятельности: дис. …канд. юрид. наук. – М., 2004. – с. 71
  9. Шавгулидзе Т. Г. Необходимая оборона. – Тбилиси, 1966. – с. 99-110.
  10. Юсупов Р. М. Необходимая оборона в законодательной и судебной практике: дис. … канд. юрид.наук. – М., 1999. – с. 137.

Козулина Диана Владимировна К вопросу об административной ответственности за невыполнение законных требований прокурора

К вопросу об административной ответственности за невыполнение законных требований прокурора

To the question of administrative responsibility for the failure of the prosecutor’s legal requirements

Козулина Диана Владимировна

Kozulina Diana Vladimirovna

Студентка ИЮИ (ф) УП РФ, г. Иркутск

diana_kozulina@mail.ru

Аннотация. В статье рассмотрен вопрос обеспечения механизма реализации ответственности за невыполнение законных требований прокурора. Автором внесены предложения по совершенствованию правового механизма реализации надзорных полномочий прокурора в целях повышения гарантий эффективности прокурорского надзора.

Annotation. The article considers the issue of providing a mechanism for the implementation of responsibility for non-compliance with the prosecutor’s legal requirements. The author made proposals on the improvement of the legal mechanism for the implementation of the supervisory powers of the prosecutor with a view to improving the effectiveness of the prosecutor’s supervision.

Ключевые слова: прокурор, прокурорский надзор, административная ответственность, административное правонарушение.

Keywords: prosecutor, prosecutor’s supervision, administrative responsibility, administrative offense.

Одна из актуальных проблем эффективности прокурорского надзора – обеспечение механизма реализации ответственности за невыполнение законных требований прокурора. Данное правонарушение, предусмотренное статьей 17.7 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ), препятствует реализации функций органов прокуратуры, а конкретно обеспечение верховенства закона не достигается, создаются условия, способствующие развитию нарушения прав и свобод человека и гражданина.

Согласно ст. 6 Федерального закона от 17.01.1992г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» [4] требования прокурора, вытекающие из его полномочий, перечисленных в ст. 9.1, 22, 27, 30 и 33 настоящего Федерального закона, подлежат безусловному исполнению в установленный срок. Неисполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, влечёт за собой установленную законом ответственность. Статья 17.7 КоАП РФ предусматривает административную ответственность, в том числе должностных лиц за невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом.

Как правило, невыполнение законных требований прокурора выражается в:

  1. Непринятии надлежащих мер по результатам рассмотрения актов прокурорского реагирования;
  2. Непредставлении или представлении с существенным нарушением установленного срока истребуемой информации или документов, необходимость в которых возникла в процессе осуществления надзорной деятельности;
  3. Неявка вызываемых лиц, в том числе должностных, для дачи объяснений по фактам нарушения законов.

Рассмотрим пример. По выявленным нарушениям прокуратурой района 17.11.2015 г. в адрес администрации Рудногорского городского поселения было внесено представление об устранении Федерального Закона «Об общих принципах организации местного самоуправления» с требованием рассмотреть указанное представление прокурора по существу с участием представителя прокуратуры района, принять меры направленные на организацию бесперебойного теплоснабжения на территории Рудногорского муниципального образования, создания нормативно-эксплутационного запаса топлива на период отопительного сезона 2015-2016 г.г. на котельной ДКВР п. Рудногорск, обслуживаемой ООО «Стимул», о результатах рассмотрения представления сообщить в прокуратуру района в письменной форме. Данное представление получено главой Рудногорского городского поселения Б. лично 18.11.2015 г. Однако представление прокуратуры района не рассмотрено, ответ о результатах его рассмотрения до настоящего времени в прокуратуру района не направлен.

В соответствии со ст. 24 Федерального закона от 17.01.1992г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» представление об устранении нарушений закона вносится прокурором или его заместителем в орган или должностному лицу, которые полномочны устранить допущенные нарушения, и подлежит безотлагательному рассмотрению. В течение месяца со дня внесения представления должны быть приняты конкретные меры по устранению допущенных нарушений закона, их причин и условий, им способствующих.

 Однако администрацией Рудногорского городского поселения в течение месяца со дня внесения представления не были приняты меры по рассмотрению данного представления, о дате и времени рассмотрения данного представления прокурор Нижнеилимского района не извещен, меры устранению допущенных нарушений закона указанных в представлении не выполнены.

В соответствии со ст. 24 Устава муниципального образования «Рудногорского городское поселение» Глава муниципального образования «Рудногорское городское поселение» — высшее должностное лицо поселения. Глава муниципального образования «Рудногорское городское поселение» исполняет полномочия Главы администрации муниципального образования «Рудногорское городское поселение», обеспечивает исполнение полномочий по решению вопросов местного значения. В соответствии с решением Нижнеилимской территориальной избирательной комиссии № 72/607 от 19.10.2012г. избранным главой муниципального образования «Рудногорское городское поселение» зарегистрирован Б.

Таким образом, в действиях главы Рудногорского городского поселения Б., не выполнившего законные требования прокурора, усматриваются признаки административного правонарушения, предусмотренного ст.17.7 КоАП РФ.

Объектом правонарушения является общественные отношения, посягающие на институты государственной власти.

Объективная сторона данного административного правонарушения выражена в бездействии по исполнению законных требований прокурора, а именно в не уведомлении прокурора о дате и времени рассмотрения представления, не направлении в месячный срок администрацией Рудногорского городского поселения ответа в прокуратуру о результатах рассмотрения представления и принятых мерах направленных на устранение допущенных нарушений.

Субъективная сторона правонарушения — бездействие главы Рудногорского городского поселения Б., т.е. непредоставление ответа на представление прокурора №07-23-2015 от 17.11.2015 в установленный срок.

Субъектом правонарушения является должностное лицо – глава Рудногорского городского поселения Б.

В соответствии со ст. 2.4 КоАП РФ руководители организаций, совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных  или  административно-хозяйственных функций несут административную ответственность как должностные лица.

Таким образом, в результате невыполнения требований прокурора главой Рудногорского поселения Б. были созданы препятствия реализации полномочий прокурора, соответственно, меры, направленные на организацию бесперебойного теплоснабжения на территории Рудногорского муниципального образования, не были предприняты вовремя, что нарушило права граждан, проживающих на данной территории.

В связи с тем, что ст. 17.7 КоАП РФ обеспечивает правовой механизм реализации надзорных полномочий прокурора и является одной из важнейших гарантий эффективности прокурорского надзора, следует установить всесторонний учет движения и результатов рассмотрения дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 17.7 КоАП РФ и связанных с умышленным невыполнением требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом. [7]

На данный момент по указанной категории учета существует два отчета: «Отчет о рассмотрении федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями дел об административных правонарушениях» по форме 1-АП [6] и статистический отчет «Надзор за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина» по форме ОН. [5]

Первый учитывает результаты рассмотрения дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 17.7 КоАП РФ в целом, а второй предусматривает показатели количества возбужденных прокурорами дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 17.7 КоАП РФ.

Поэтому, в целях выявления эффективности осуществляемого производства по делам об административных правонарушениях данной категории, видится возможным следующее:

  1. Учет показателя количества возвращенных судьями постановлений прокуроров о возбуждении дел об административных правонарушениях для устранения недостатков (п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ);
  2. Учет показателя количества прекращений производства по делам об административных правонарушениях этой категории;
  3. Учет показателя движения возбужденных прокурорами дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 17.7 КоАП РФ, соотносительно стадиям производства по делам об административных правонарушениях.

Также автор солидарна с позицией ряда ученых [1; 2; 3], полагающих, что для предупреждения и снижения количества фактов невыполнения законных требований прокурора органами (должностными лицами) органов государственной власти и местного самоуправления, необходимо наладить эффективное взаимодействие прокуратуры с вышеуказанными  органами власти и должностными лицами, в части исполнения действующего законодательства (правовое просвещение, работа в межведоственных комиссиях и рабочих группах, антикоррупционная экспертиза проектов нормативных правовых актов, участие в заседаниях представительных и исполнительных органов власти и др.).

Библиографический список:

  1. Агапов П.В., Амирбеков К.И., Боголюбова Т.А., Диканова Т.А., Меркурьев В.В., Ображиев К.В. и [др.]. Криминология. Общая часть. Учебник. – Москва, 2017. Сер. 58 Бакалавр. Академический курс (1-е изд.). – 303 с.
  2. Акчина А.Н., Евдокимов К.Н., Земцова Е.С. Актуальные вопросы проведения органами прокуратуры антикоррупционной экспертизы муниципальных нормативных правовых актов // Юридическая наука: история и современность. 2017. № 4. С. 155-158.
  3. Евдокимов К.Н., Ефимушкина К.Э. Некоторые вопросы антикоррупционной деятельности на уровне местного самоуправления // Юридическая наука: история и современность. 2017. № 4. С. 76-79.
  4. О прокуратуре Российской Федерации [Электронный ресурс] : федер. закон от 17.01.1992 № 2202-1 (в ред. от 03.08.2018 г.) – Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс».
  5. Об утверждении и о введении в действие статистического отчета «Надзор за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина» по форме, ОН и инструкции по его формированию [Электронный ресурс] : приказ Генпрокуратуры России от 28.12.2016. № 828 (ред. от 19.12.2017) – Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс». (Дата обращения: 03.09.2018)
  6. Об утверждении Инструкции по ведению судебной статистики [Электронный ресурс] : приказ Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29.12.2007. № 169. – Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс». (Дата обращения: 02.09.2018).
  7. Субанова Н. В. Административная ответственность за невыполнение законных требований прокурора: проблемы правоприменения / Н. В. Субанова // Юридическая мысль. – № 1. – 2012. – С. 99.

Климова Валентина Михайловна Фитбол – это весело, интересно и очень полезно

Фитбол – это весело, интересно и очень полезно

Fitball is fun, interesting and very useful

Климова Валентина Михайловна

Klimova   Valentina   Mikhailovna

Инструктор  МБДОУ детский сад №1 «Аленушка», р.п. Белореченский

klimovvalentina@yandex.ru

 

«Укрепить здоровье человека в детстве — это значит дать ему всю полноту жизненных радостей»

                                                                                                    В. А. Сухомлинский

Аннотация.  Одно из важнейших составляющих здоровья — двигательная активность. Особенно важно это сейчас, в век компьютеризации, когда мы проводим много времени, сидя за компьютерами, вследствие чего ухудшается осанка и появляется множество других проблем со здоровьем.

Annotation.  One of the most important components of health is motor activity. This is especially important now, in the age of computerization, when we spend a lot of time sitting at the computers, resulting in poor posture and many other health problems.

Ключевые слова: фитбол — гимнастика,  здоровье,  детский организм, воспитание, дошкольный возраст,  физическое воспитание, технология.

Key words: fitball — gymnastics, health, children’s organism, upbringing, preschool age, physical education, technology.

Дети – такие непоседы! Каждую минуту они готовы двигаться — бегать, прыгать, кувыркаться. Противоестественно заставлять детей сидеть на месте. Именно в движении закладываются основы крепкого здоровья. Движения необходимы ребенку, так как способствуют развитию его физиологических систем, следовательно, определяют темп и характер растущего организма. Физические упражнения на мячах  создают благоприятное условие для формирования положительных черт характера. Главное заинтересовать детей. Как известно детей привлекают действия с разнообразными предметами, поэтому сделать  упражнения интересными и эффективными поможет нестандартное оборудование. Таким оборудованием является фитбол (надувной гимнастический мяч). [1]

  Фитбол-гимнастика — это новая форма занятий по физическому воспитанию и коррекции осанки.

 Фитбол в переводе с английского означает «мяч для опоры», который используется в оздоровительных целях.

Фитбол — это также инновационная технология здоровьесбережения. В дошкольных учреждениях она начала использоваться в последние несколько лет. «Что же хорошего в фитболе?», предложив охарактеризовать занятия с ним в трех словах, это: «Легко! Весело! Эффективно!»  

  «Фитбол-гимнастика — одна из нетрадиционных форм работы с детьми и область эффективного развития двигательных качеств, укрепления и оздоровления всего организма». [2]

Актуальность моей работы заключается в, сохранении и укреплении здоровья дошкольников – это одна из актуальных проблем нашего времени.

Однако состояние здоровья детей сегодня далеко не соответствует ни потребностям, ни потенциальным возможностям современного общества.

Заболеваемость детей, посещающих детские сады, продолжает оставаться высокой.

Формирование здоровья детей,  полноценное развитие их организма – одна из основных проблем в современном обществе.

Проведённые исследования показали, что состояние здоровья детей и подростков, ухудшается. С каждым годом растёт количество детей, страдающих   сердечно-сосудистыми заболеваниями, ожирением, нарушением осанки, речи, координации движений, плоскостопием.

В этой связи актуальной становится проблема поиска эффективных путей укрепления здоровья ребёнка, коррекции недостатков физического развития, профилактики заболеваний и увеличения двигательной активности как мощного фактора интеллектуального и эмоционального развития человека.

 В последнее время отмечается тенденция к использованию нетрадиционных форм работы по оздоровлению детей дошкольного возраста.

В процессе физического воспитания дошкольников используются разнообразные формы работы. Одной из таких форм является гимнастика на фитбол-мячах. [2]

 На занятиях  музыкальное сопровождение, способствует повышению работоспособности, развитию координации движений, воспитывает у занимающихся чувство и понимание ритма.

Красивая, с выразительной мелодией музыка организует, дисциплинирует группу, обладает большим эмоциональным воздействием.

В то же время, большое влияние на оздоровление физического и психического состояния детей дошкольного возраста, развитие их двигательного творчества и формирование эстетического вкуса оказывает использование в физкультурно-игровой деятельности различных танцевальных движений фитбол-аэробики, что обусловлено большим эмоциональным воздействием танца.
Сочетание музыкального сопровождения, танцевальных движений и эффект механической вибрации – вот тот оздоровительный эффект, который дают фитбол-мячи. [4]

Упражнения на мячах способствуют тренировке вестибулярного аппарата, развивают координацию движений и функцию равновесия, содействуют развитию двигательных способностей и повышают эмоциональный фон занятий, вызывая положительный настрой. Занимающиеся меньше болеют, у них появляется чувство радости, удовольствия, хорошего настроения. На положительно эмоциональном фоне быстрее и эффективнее проходит процесс обучения любым двигательным умениям и навыкам.

Упражнения, сидя на мяче по своему физиологическому воздействию используются для профилактики и лечения таких заболеваний, как остеохондроз, сколиоз, неврастения, заболевания лёгких, желудочно-кишечного тракта и др. Мячи позволяют индивидуализировать лечебно-воспитательный процесс и корригировать имеющиеся нарушения осанки, плоскостопия. При выполнении физических упражнений в работу одновременно включаются двигательный, вестибулярный, зрительный и тактильный анализаторы, что усиливает положительный эффект от занятий на фитболах.

Дети, занимающиеся фитбол – гимнастикой, меньше болеют, у них улучшается осанка, внимание, настроение, появляется чувство радости, удовольствия. На положительном эмоциональном фоне быстрее и эффективнее проходит процесс обучения двигательным умениям и навыкам.

При использовании мяча как предмета можно выполнять различные общеразвивающие упражнения с мячом в руках в различных исходных положениях (стоя, сидя, лежа и др.), а также броски, ловлю, удары об пол (ведение) и т. д.

— Мяч как опора применяется в положении сидя верхом на мяче,

— Можно использовать мяч и как ориентир при выполнении различных подвижных игр, эстафет (обежать мяч и т. д.)

— Как амортизатор и тренажер мяч предназначен для развития силовых способностей мышц рук, ног (зажимы мяча), а также для развития функции равновесия.

— Мяч как отягощение (в руках, ногах, на голове) применяется в различных исходных положениях: стоя, лежа, сидя и т. д.,[3].

Оздоровительное воздействие фитбол-гимнастики на организм ребенка

  1. Профилактика многофункциональных нарушений со стороны многих органов и систем
  2. Совершенствование координации движений
  3. Развития функции равновесия и вестибюлярного аппарата
  4. Увеличение гибкости и подвижности в суставах
  5. Профилактика развития плоскостопия
  6. Укрепление мышц ног и свода стопы
  7. Формирование осанки
  8. Укрепление мышц рук, плечевого пояса, мышц спины и тела, брюшного пресса

Обучение детей фитбол-гимнастике приводит к следующим результатам:

— происходит укрепление опорно-двигательного аппарата;

— совершенствуются сердечно-сосудистая и дыхательная системы;

— развиваются физические качества ребенка, повышается работоспособность, понижается утомляемость;

— улучшаются процессы саморегуляции и самоконтроля.

Безусловно, фитбол-гимнастика оказывает широкий спектр оздоровительного воздействия на детский организм, способствует развитию творчества детской фантазии и эмоционально раскрепощают детей.

Таким образом, фитбол-гимнастика, являющаяся на данный момент инновационным направлением в физического воспитании и оздоровлении детей, сочетает в себе все необходимые компоненты для гармоничного развития ребенка.  [4]

Библиографический список:

  1. Веселовская, С.В. Фитбол тренинг С. В. Веселовская, О. Ю. Сверчкова, Т. В. Левчинкова // Пособие по фитбол — аэробике и фитбол — гимнастике. – М.: ННОУ Центр «Фитбол», 1998
  2. .Е.И.Подольская Формы оздоровления детей 4-7 лет: учебное пособие для воспитателей.  – Волгоград: Учитель, 2009.
  3. Сайкина Е.Г. Фитбол-аэробика и классификация ее упражнений [Электронный ресурс]: статья. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://lib.sportedu.ru/press/tpfk/2004N7/p43-46.htm.
  4. Спутник руководителя физического воспитания дошкольного учреждения методическое пособие для руководителей физического воспитания дошкольных учреждений / Под ред. С.О.Филипповой. — СПб.: «ДЕТСТВО-ПРЕСС», 2007.- 416с
1 2 3 42