Октябрь 2018 г.

Октябрь 2018 г.

НАУКА. ОБЩЕСТВО. ОБРАЗОВАНИЕ

 

МАТЕРИАЛЫ ВСЕРОССИЙСКОЙ

 НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

(Иркутск, 25 октября 2018 г.)

 

 Под общей редакцией Е.В. Барашевой

 

  

Иркутск, 2018

УДК 001.1

ББК 60 Н.34

 

Рецензенты:

канд. экон. наук, доцент кафедры  государственно-правовых дисциплин                         ВСФ ФГБОУВО РГУП, г. Иркутск И.И. Зедгенизова;

д-р мед. наук, доцент, директор ООО «Сетевой институт дополнительного профессионального образования» Е.А. Ткачук

 

Наука. Общество. Образование :  мат-лы  Всерос. НПК (Иркутск, 25 октября  2018  г.), / под общ. ред. канд. экон. наук, доцента Е.В. Барашевой. – Иркутск : Изд-во ООО «СИДПО»,  2018. – 93 с.

В сборнике обсуждаются современные проблемы  общества и образования различных уровней. Анализируются различные научные проблемы. Представляются тезисы докладов и материалов всероссийской   научно-практической конференции преподавателей, обучающихся образовательных организаций. Особое внимание уделяется научным проблемам.

Материалы печатаются с файлов, предоставленных авторами.

Сборник статей, который постатейно размещен в научной электронной библиотеке elibraru.ru и зарегистрирован в наукометрической  базе РИНЦ (Российский индекс научного цитирования) по договору № 1582-06/2016K от 28.06.2016 г.

 

Допечатная подготовка О.Н. Вагнер

Отпечатано в типографии Издательства

ФГБОУ ВО «Иркутский национальный

исследовательский технический университет»

664074, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 83

Подписано в  печать 28.10.2018. Формат 60 х 90 / 16.

Бумага офсетная. Печать цифровая. Усл. печ. л. 4,0.

 Тираж 100 экз. Зак. 15к.

 

© ООО «СИДПО», 2018

Содержание

Проблемы квалификаций преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности

Проблемы квалификаций преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности

Problems of qualifications of crimes against sexual inviolability and sexual freedom of the individual

 

Шолохова Юлия Вадимовна

Sholokhova Julia Vadimovna

Магистрант ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

Sholohova.90@mail.ru

 

Аннотация. В статье рассмотрены проблемы, возникающие при квалификации преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности в российском уголовном праве, предложены пути их решения.

Annotation. The article discusses the problems that arise when qualifying crimes against sexual inviolability and sexual freedom of the individual in Russian criminal law, and suggests ways to solve them.

Ключевые слова: половая свобода, половая неприкосновенность, квалификация, насильственные действия сексуального характера.

Keywords: sexual freedom, sexual inviolability, qualifications, violent acts of a sexual nature.

Нормы уголовного законодательства об ответственности за преступления, направленные против половой неприкосновенности и половой свободы личности неоднократно были подвержены существенным изменениям. По нашему мнению, столь основательные изменения были вызваны  недостаточно эффективной работой правоохранительных органов, а также отсутствием единообразного подхода в судебной практике по  рассмотрению и разрешению дел, несмотря на наличие опубликованных комментариев к УК РФ [8, с.]. На сегодняшний день имеется множество серьезных проблем, оставшихся за рамками судебного толкования, что в свою очередь породило различную судебно-следственную практику по одним и тем же вопросам квалификации «половых» преступлений.

Изменения, внесенные Федеральным законом от 29 февраля 2012 г. №14-ФЗ в Уголовный Кодекс РФ (далее – УК РФ) [1], а также принятое  Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4 декабря 2014 г. № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» [2] выработали ряд рекомендаций по осуществлению квалификации преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Но, не смотря на это, на сегодняшний день по-прежнему остаются нерешенными вопросы как теоретического, так и практического характера.

В данной статье будут рассмотрены некоторые проблемы квалификации преступлений против половой свободы и неприкосновенности личности.

Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности могут быть совершены как с применением насилия, так и с угрозой применения такового.  В п.11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» было указано, что под угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (пункт «б» части 2 ст. 131 и п. «б» ч. 2 ст.132 УК РФ) следует понимать не только прямые высказывания, в которых выражалось намерение применения физического насилия к потерпевшему лицу или к другим лицам, но и такие угрожающие действия виновного, как, например, демонстрация оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия.

Для того, чтобы квалифицировать деяние по данному признаку имеет значение тот факт, что такая угроза явилась средством преодоления сопротивления потерпевшего лица и у него имелись основания опасаться того, что данная угроза будет осуществлена. Угроза должна иметь реальный характер. Реальность угрозы подлежит установлению в каждом конкретном случае с учетом всех фактических обстоятельств дела. Следует учитывать как объективный критерий реальности, так и то, как данную угрозу воспринимает потерпевший – субъективный критерий.

В случаях, когда угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью выражается после совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера, деяние необходимо квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьей 119 УК РФ и, при отсутствии квалифицирующих признаков, по части 1 статьи 131 УК РФ либо части 1 статьи 132 УК РФ. Как уже было отмечено ранее, угроза, выраженная в устной форме должна быть реальной и непосредственной. Вместе с тем, стоит отметить, что на практике трудно доказать наличие угрозы, и, как правило, в суд необходимо предоставить доказательства (аудио-, видео – записи, показания свидетелей).

Считаем необходимым указать проблемы квалификации деяний по ст.134 УК РФ. При рассмотрении изменений, внесенных в ст. 134 УК РФ, специалисты права неоднократно высказывались о несоответствии между названием и содержанием исследуемой статьи [3, с. 22; 7, с. 201]. Проблема заключается в том, что название ст. 134 УК РФ шире ее содержания. В названии нормы указывается на половое сношение и иные действия сексуального характера, в содержании статьи – только на половое сношение, мужеложство, лесбиянство, об иных действиях сексуального характера упоминания не имеется.

В связи с этим складывается ситуация, при которой иные действия сексуального характера, например вступление мужчины в добровольный оральный секс с девочкой или мальчиком, являются ненаказуемыми. Такой пробел в законодательстве является недопустимым.

По мнению М.В. Кахний, в данном случае необходимо квалифицировать действия виновного по ст. 135 УК РФ [4, с.22]. Нам представляется данная квалификация неверной в связи с тем, что развратные действия имеют более низкую степень интенсивности противоправного сексуального поведения и не совпадают по объективным признакам с действиями сексуального характера [6, с. 190].

Получается, что для привлечения лица к ответственности по ст. 134 УК РФ словосочетание «половое сношение» следует трактовать шире, нежели как половой акт между мужчиной и женщиной, включая в него иные действия сексуального характера, либо к мужеложству и к лесбиянству необходимо относить иные действия сексуального характера, что не соответствует господствующей в доктрине уголовного права точке зрения и разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ. Полагаем, необходимо внести изменения  в ст. 134 УК РФ, указав в ней, помимо полового сношения, мужеложства, лесбиянства, также и иные действия сексуального характера. Считаем, это позволит избежать ошибок при квалификации соответствующих преступлений.

С большим количеством трудностей сталкивается суд и органы предварительного расследования при квалификации насильственных действий сексуального характера или нескольких половых актов, какие не прерывались или прерывались на короткий период времени.

В случае если насильственных действий сексуального характера или некоторое количество половых актов не прерывались либо прерывались на непродолжительный промежуток времени и обстоятельства совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера указывают о едином умысле виновного лица на совершение указанных тождественных действий, их необходимо расценивать как единое продолжаемое преступление, подлежащее квалификации по соответствующим частям ст. 131 или ст. 132 УК РФ. Как справедливо указывает Коняхин В. П., в рассматриваемом случае «содеянное должно охватываться рамками единичного преступления, т.е. единым умыслом, реализуемым, как правило, одновременно или с незначительным разрывом во времени» [5, с.113].

Описанная позиция основывается на объяснениях, содержащихся в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»: в соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 УК РФ убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при наличии к тому оснований также и по другим пунктам ч. 2 данной статьи при условии, что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден.

Таким образом, в ст. 131 и ст. 132 УК РФ отсутствует возможность квалифицировать систематическое совершение половых актов либо насильственных действий сексуального характера, как преступное деяние. Следовательно, систематичность отмеченных преступлений указывает на повышение общественной угрозы.

Библиографический список:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 03.10.2018) // Собрание законодательства РФ. – 17.06.1996. – №25. – Ст. 2954.
  2. О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4 декабря 2014 г. № 16 // Российская газета. – №284. – 12.12.2014.
  3. Кантемирова К. Х. Теоретические и практические проблемы квалификации половых преступлений / К.Х. Кантемирова // Российский следователь. – 2007. – № 13. – с. 21-23.
  4. Кахний М.В. Особо квалифицированные виды изнасилования: Проблемы теории и правоприменения / М.В. Кахний // Современное право. –2007. – № 9. – с. 63-66.
  5. Коняхин В.П. Насильственные действия сексуального характера / В.П. Коняхин // Законность. –2005. –№9. – с.111-116
  6. Котельникова Е.А., Шумихин В.Г. Разграничение насильственных и ненасильственных преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности / Е.А. Котельникова, В.Г. Шумихин // Известия вузов. Правоведение. – 2008. – № 5. – с. 188-195.
  7. Полковников Р.М. Ответственность за ненасильственные половые преступления в отношении лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста (ст.ст. 134, 135 УК РФ) / Р.М. Полковников // Общество и право. 2009. № 1. С. 201-204.
  8. Чижевский В.С. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) c практическими разъяснениями официальных органов и постатейными материалами/ Научно-практическое пособие. – М.: Книжный мир, 2017. – с. 684.

Хромовских С. В. Использование проектных технологий в формировании общих и профессиональных компетенций обучающихся

Использование проектных технологий в формировании общих и профессиональных компетенций обучающихся

The use of project technologies in the formation of General and professional competencies of students

 

Хромовских Светлана Владимировна

Khromovskikh Svetlana Vladimirovna

ГБПОУ ИО БТТТ, г. Братск

SVETA071174@yandex.ru

Аннотация. В статье рассматривается эффективность использования проектных технологий в формировании общих и профессиональных компетенций обучающихся. На основе приведенного анализа сделан вывод, что внедрение технологии профессионального проектирования в образовательный процесс позволяет обеспечить переход к качественному уровню педагогической деятельности, значительно увеличивая ее дидактические, информационные, методические и технологические возможности, что в целом способствует повышению качества образования, повышению профессионального мастерства педагога.

Annotation. The article discusses the effectiveness of the use of project technologies in the formation of General and professional competencies of students. On the basis of the analysis it is concluded that the introduction of technology of professional design in the educational process allows for the transition to a qualitative level of pedagogical activity, significantly increasing its didactic, information, methodological and technological capabilities, which generally contributes to improving the quality of education, improve the professional skills of the teacher.

Ключевые слова: WorldSkills, проект, исследование.

Key words: WorldSkills, project, research.

В настоящее время проектная и исследовательская деятельность обучающихся — это не только неотъемлемая часть образования, но отдельная система в образовании, одно из направлений его модернизации. Внедрение ФГОС в профессиональных образовательных учреждениях стало основой изменения результата профессионального образования. Обучение мастерству — процесс постепенный. Личностно-ориентированная модель подготовки специалиста, предложенная в стандартах третьего поколения, предполагает перенос акцента с содержания образования (что преподают) на результат (какими компетенциями овладеет обучающийся).

Для профессионального образования важнейшим аспектом является участие обучающихся в практико-ориентированной деятельности, чему способствует ежегодное проведение конкурсов, в рамках движения WorldSkills, благодаря которому метод проектов прочно вошел в образование. Чемпионат WorldSkills проводится теперь ежегодно, и задействуется в нем все больше студенческой молодежи.

Современный человек должен многое уметь для того, чтобы быть успешным в различных областях своей жизни. Важными требованиями к нему, предъявляемыми современным обществом, являются:

  • умение работать в команде;
  • умение самостоятельно добывать, обрабатывать, классифицировать информацию и оформлять добытые сведения, в том числе с использованием компьютерной техники;
  • умение выполнять исследовательскую работу;
  • гибкость поведения, умение выступать в различных социальных ролях;
  • развитые коммуникационные навыки.

Также важным этапом, от которого зависит результат, является постановка цели проектирования. Цель должна быть «конкретна, измерима, достижима, ориентирована на результат, соотносима с конкретным сроком».

В учреждении имеется 3 учебно-производственные мастерские (далее УПМ): УПМ №1 – кондитерский цех (по изготовлению собственной продукции кондитерских и хлебобулочных изделий), УПМ №3 – магазин «Мечта» (реализация продовольственных товаров и собственной продукции), УПМ №4 – кафе «Легенда» (по изготовлению продукции и оказанию услуг наделению города), которые необходимы для качественного и эффективного обслуживания покупателей.

Для специалистов сферы обслуживания характерны такие качества, как внимательность, точность, аккуратность, ответственность, четкость и коммуникабельность. Все эти качества формируются у обучающихся в процессе работы в учебно-производственных мастерских. С этой целью применяются инновационные формы проведения уроков учебной практики с применением современных технологий.

В учреждении отдается предпочтение технологии метода проекта, который формирует у будущего специалиста общие компетенции

ОК 01. Выбирать способы решения задач профессиональной деятельности, применительно к различным контекстам.

ОК 02. Осуществлять поиск, анализ и интерпретацию информации, необходимой для выполнения задач профессиональной деятельности.

ОК 03. Планировать и реализовывать собственное профессиональное и личностное развитие.

ОК 04. Работать в коллективе и команде, эффективно взаимодействовать с коллегами, руководством, клиентами.

ОК 05. Осуществлять устную и письменную коммуникацию на государственном языке с учетом особенностей социального и культурного контекста.

ОК 06. Проявлять гражданско-патриотическую позицию, демонстрировать осознанное поведение на основе традиционных общечеловеческих ценностей.

ОК 07. Содействовать сохранению окружающей среды, ресурсосбережению, эффективно действовать в чрезвычайных ситуациях.

ОК 08. Использовать средства физической культуры для сохранения и укрепления здоровья в процессе профессиональной деятельности и поддержание необходимого уровня физической подготовленности.

ОК 09. Использовать информационные технологии в профессиональной деятельности.

ОК 10. Пользоваться профессиональной документацией на государственном и иностранном языке.

ОК 11. Планировать предпринимательскую деятельность в профессиональной сфере. [1]

Общие компетенции легко формируются и развиваются при правильном использовании информационно-коммуникационных, проектных технологий в различных дисциплинах и модулях профессионального образования.

Участие всех субъектов образовательного процесса в проектировании позволяет формировать общие и профессиональные компетенции будущих специалистов, а значит, обеспечивает их конкурентоспособность в соответствии с запросами рынка труда.

Профессиональный проект – это наиболее эффективная форма демонстрации своих способностей, внедрение передовых приемов и методов труда, инновационных технологий, повышение уровня профессиональной подготовки, мотивация к выбранной профессии, а так же подготовка компетентного выпускника. [2]

Раскрытие потенциала обучающихся через проявление их исследовательских и творческих способностей с помощью метода проектов видно из проводимых профессиональных проектов: Все на выборы, День студента, Широкая масленица, Новогодние чудеса, Праздник кулича, День профтехобразования и другие.

В качестве примера акцентируем внимание на профессиональном проекте «Все на выборы».

Данный проект дает положительные результаты: участники на практике осмысливают значимость своего выбора профессии, оценивают свои возможности, степень сформированности общих и профессиональных компетенций в данной профессии, проводит её апробацию.

Аудитория: избиратели правобережного административного округа муниципального образования города Братска, работники и обучающиеся учреждения.

Цель: формирование общих и профессиональных компетенций через активные продажи товаров и творческую активность обучающихся.

Задачи:

— повышение мотивации обучающихся, чувство ответственности за порученное дело;

— развитие творческих способностей и выявление уровня сформированности профессиональных компетенций;

— повышение качества профессиональной подготовки обучающихся;

— развитие внебюджетной деятельности учреждения.

Форма реализации: профессиональный проект реализуется в форме выставки-продажи кондитерских и кулинарных изделий, оформление выставочного стола с элементами украшения, проведения мастер классов по карвингу на муниципальных выборах в городе Братске Иркутской области.

Продажа кондитерских, хлебобулочных и кулинарных изделий населению Правобережного административного округа муниципального образования города Братска, членам участковых избирательных комиссий № 332, № 333, наблюдателям за ходом голосования и работникам учреждения.

Участники профессионального проекта получили сертификаты участия, которые накапливаются в портфолио каждого обучающегося и являются обязательным требованием при реализации ФГОС СПО, что и позволяет улучшить качество профессиональной подготовки к сдаче выпускной квалификационной работы. Успешно сданные работы позволяют нашим выпускникам быстро адаптироваться на предприятиях торговли и общественного питания города.

Отслеживание процесса стимулирует участника к проектной деятельности, размышлением, анализу, самостоятельной оценке своей работы через профессиональные проекты, что обеспечивает продвижение обучающихся по компетентностной образовательной траектории и способствует формированию конкурентного выпускника. Это является важным этапом и для обучающихся, и для педагогов. [3]

Таким образом, внедрение технологии профессионального проектирования в образовательный процесс позволяет обеспечить переход к качественному уровню педагогической деятельности, значительно увеличивая ее дидактические, информационные, методические и технологические возможности, что в целом способствует повышению качества образования, повышению профессионального мастерства педагога.

Библиографический список:

  1. Метод учебного проекта в образовательном учреждении: Пособие для учителей и студентов педагогических вузов. — 3-е изд., испр. и доп. — М.: АРКТИ, 2005. — 112 с.
  2. Шуберт, Н. П. Метод проектов и профессиональная компетентность преподавателей [Текст]/ Н. П. Шуберт// Среднее профессиональное образование.- 2009.- № 11.- С.78–80.
  3. http://wiki.iteach.ru/images/4/4e/Полат Е.С.-Метод проектов (дата обращения: 12.10.2018 г.)

Филимонова М. А. Мультидисциплинарные проекты как средство развития познавательной самостоятельности

 Мультидисциплинарные проекты как средство развития

познавательной самостоятельности

Multidisciplinary projects as a means of development of cognitive independence

 

Филимонова Марина Александровна

Filimonova Marina Aleksandrovna

Преподаватель ГБПОУ ИО  ИКАТиДС ,  г. Иркутск

fma_82@mail.ru

 

Аннотация. В статье представлено теоретическое обоснование актуальности использования мультидисциплинарных проектов как средства развития познавательной самостоятельности в рамках СПО при изучении общеобразовательных дисциплин. Обозначены этапы работы над мультидисциплинарными проектами, их практическая значимость.

Annotation. The article presents a theoretical justification of the relevance of the use of multidisciplinary projects as a means of development of cognitive independence in the framework of SPO in the study of General subjects.The stages of work on multidisciplinary projects, their practical significance are indicated.

Ключевые слова:  познавательная самостоятельность, инновационные технологии, творческий потенциал, метод проектов, мультидисциплинарные проекты.

Keywords:   cognitive independence, innovative technologies, creative potential, project method, multidisciplinary projects. 

Инновационные изменения, происходящие в системе образования, в том числе в системе СПО, предполагают переход в практической деятельности педагога к новым формам и методам преподавания, направленным на  формирования человека с новым типом мировоззрения. Уход от знаниевой модели образования объясняется в первую очередь  нарастанием темпов устаревания информации.

Следовательно, воспитание у обучающегося активного отношения к процессу обучения возможно осуществить лишь в том случае, если учебный процесс будет носить не пассивно-созерцательный характер, а будет включать в себя активную самостоятельную деятельность студентов. Это одна из основных задач образования, которая до настоящего времени еще в полной мере не решена.

Самостоятельная познавательная деятельность как категория дидактики существует уже на протяжении сотен лет. С конца XVIII века самостоятельность обучающихся стала рассматриваться в педагогической литературе как один из ведущих принципов обучения [2]. Однако, анализ литературы, посвященной этой проблеме, показал, что единого мнения о сущности этого понятия до сих пор не существует. Назревшая необходимость существенного улучшения качества специалистов требует более широкого использования достижений теории педагогики в педагогической практике, что, в свою очередь, требует упорядочения понятий, поскольку четкость понятий аппарата любой науки является необходимым условием ее существования и дальнейшего развития.

Познавательная самостоятельность студентов проявляется по-разному. В понимании сущности познавательной самостоятельности студентов до сих пор нет единства. При разработке рабочего понятия «познавательная самостоятельность» на основе анализа и обобщения определений разных авторов, мы опирались на базовые позиции: познавательная самостоятельность — это качественная характеристика личности, которая проявляется в познавательной потребности, самостоятельной познавательной деятельности, умении совершенствоваться. Мы предлагаем рассматривать познавательную самостоятельность студентов как интегрированное качество личности, характеризующееся овладением студентом в процессе обучения общими учебными навыками и умениями, готовностью определять цель, самостоятельно решать поставленные задачи и формировать алгоритм их решения, умение оценивать свои учебные действия для самообразования и получения качественных знаний в условиях образовательной организации.

Проблема эффективного обучения в рамках новой образовательной парадигмы может быть решена актуализацией проектной деятельности.

Новаторское решение в организации проектной деятельности имеет мультидисциплинарный подход, отражающий связанность отдельных частей мира как системы, в котором все элементы определены. Предметы гуманитарного  цикла в первую очередь воспитывают чувства, формируют нравственные качества, воздействуя на эмоции человека. Современное общество, в том числе, студенты, стремятся к простым, понятным ориентирам, выявленным самостоятельно на примере своего или чужого опыта.  Создание мультидисциплинарных проектов, объединяющих знание литературы, истории, русского языка, обществознания, иностранного языка и культуры,  способствует приобретению эмоционального и нравственного опыта, « видению «целой» картины мира в рамках  страны, семьи» [1].   Студенты учатся видеть глобальность нравственных категорий и их распространенность не только через произведения художественной литературы, но и через исторические ситуации, трудовые ситуации и т.д. Проектная деятельность в данном случае  может рассматриваться как своего рода ответ  на проблемную ситуацию в образовании, возникшую вследствие «противоречия между необходимостью обеспечить современное качество образования и невозможностью решить эту задачу традиционным путем за счет дальнейшего увеличения объема информации, подлежащей усвоению». [3] В данном случае речь идет не об изменении содержания рабочих программ, а о том, что образовательная среда должна быть организована  таким образом, чтобы oбучающийся oказывался вовлечен в учебно-практические, в частности,   деятельностные ситуациии, способствующие становлению его ключевых общих  компетенций, т.к речь идет об общеобразовательном цикле дисциплин. Немаловажную роль в организации мультидисциплинарных проектов играет и тот факт, что они способствуют приобретению студентами опыта самостоятельной деятельности, формированию личной ответственности за конечный результат. Также проектная деятельность помимо использования теоретических знаний по выбранным для реализации проекта дисциплинам  предполагает развитие творческого потенциала студентов, а групповая проектная деятельность несомненно способствует формированию коллектива, определению в нем социальных ролей, пусть даже в рамках одной учебной группы, что дает возможность для преподавателя выстраивать дальнейшую работу не только с точки зрения передачи знаний, но и корректировки личностных качеств обучающихся.

Практику создания мультидисциплинарных проектов мы включили в образовательную деятельность одной из групп первого курса СПО в рамках изучения литературы. Нами были созданы мультидисциплинарные проекты в рамках изучения следующих авторов: Л.Н. Толстой  « Культура и быт русских дворян 19 века» (интегрирование таких дисциплин, как литература, русский язык, история, иностранный язык, психология); М.А. Шолохов «Правовое и гражданское положение донского казачества во время гражданской войны» (интегрирование таких дисциплин, как литература, русский язык, история, обществознание, иностранный язык, психология );  В.Распутин «Иркутск 20 века» (интегрирование таких дисциплин, как литература, русский язык, история, история Иркутской области).

Создание мультидисциплинарных проектов осуществлялось по следующему плану:

  1. Формирование группы обучающихся, распределение лей внутри группы. Постановка цели, определение междисциплинарных связей, построение алгоритма работы.
  2. Теоретическая подготовка. Подбор теоретического материала, его структурное распределение.
  3. Создание проекта. Составление «общей» картины в соответствии с заданными целями и темой. Создание наглядных материалов для публичного представления.
  4. Уровень представления проекта. На этом уровне обучающимся демонстрируются структура выступлений, культура речи, конечный продукт  проектной деятельности. Особое внимание уделяется информативности и эстетической красоте презентации. Следует отметить, что в рамках проектной деятельности обучающимся,  дается творческая свобода, они могут предлагать свои идеи для оформления проектов либо решения для его реализации

Таким образом, актуализация мультидисциплинарной проектной деятельности в обучении способствует развитию множества аспектов, таких, как: познавательная самостоятельность обучающихся, творческая самостоятельность и т.д. Проектная деятельность, организованная своевременно, с учетом возрастных  и познавательных возможностей обучающихся, «способствует объединению процессов воспитания, обучения, мышления и творческой реализации» [3] что , в свою очередь,  позволяет усвоить информацию и приобрести необходимые компетенции на более качествен- ном уровне, чем при знаниевой модели образования.

Библиографический список:

  1. ДанилюкА.Я. Учебный предмет как интегрированная система // Педагогика, 1997. № 4. С.24 — 28.
  2. Проблемы преподавания литературы в средней школе / под ред. Т. Ф. Курдюмовой. – М.: Просвещение, 1985. – 192 с. И. Е. Семенова, С. С. Семенов Актуализация проектной деятельности в аспекте мультидисциплинарного подхода в обучении //Профессиональное образование в России и за рубежом, 2017. №3
  3. Семенова И. Е., Богачева Л. В. Интегрированный урок в аспекте компетентностного подхода // Модернизация исторического образования в школе: опыт, проблемы : сб. ст. Томск, 2009. С. 17.

Петрова М. Г., Хомякова Е. А. Технологии проектной деятельности как способ формирования и повышения профессиональной компетенции обучающихся

Технологии проектной деятельности как способ формирования и повышения

профессиональной компетенции обучающихся

Technologies of project activity as a way of formation and increase of professional competence of students

 

Петрова Марина Германовна

Petrova Marina Germanovna

Преподаватель ОГБПОУ БМК,  г. Братск

Furtuna98@yandex.ru

Хомякова Екатерина Андреевна

Khomyakova Ekaterina Andreevna

Преподаватель ОГБПОУ БМК,  г. Братск

chom@mail.ru

Аннотация. В статье рассмотрен метод проектов, как дополнительный способ обучения студентов СПО, раскрывающий творческий потенциал, развивающий критическое мышление, способствующий формированию профессиональной компетенции.

Annotation. The article deals with the method of projects as an additional way of teaching students SPO, revealing the creative potential, developing critical thinking, contributing to the formation of professional competence.

Ключевые слова: проектная деятельность, современные информационные технологии, развитие критического мышления, формирование профессиональной компетенции.

Keywords: project activity, modern information technologies, development of critical thinking, formation of professional competence.

Информатизация всех сфер деятельности человека требует от каждого из нас высокой информационной культуры. С этой целью практически все государственные стандарты среднего профессионального образования включают дисциплину «Информатика» и «Информационные технологии».

Информатика — это одна из самых молодых из всех дисциплин, и, пожалуй, самая проблемная. В данной статье мы коснёмся некоторых из них. И отметим пути решение этих проблем на базе нашего колледжа.

Преподаватель информатики одна из самых трудных и интересных профессий, перед ним всегда стоит вопрос: «Чему и как учить? Как научить студента ориентироваться в калейдоскопе стремительно развивающихся информационных технологий»

Чему и как учить? В начале внедрения информатики в образовательный стандарт под компьютерной грамотностью понималось умение программировать. Сегодня изменился взгляд на преподавание дисциплины информатика. Сейчас уже практически всеми осознано, что информатика не должна быть курсом программирования.

Основная задача изучения информатики в образовательном учреждении — это освоение учащимися современных информационных технологий и применение полученных знаний на уроках информатики, при подготовке к другим предметам, что повышают свою степень обученности не только по информатике, но и по другим предметам, изучаемых в образовательных учреждениях. Поэтому преподаватель информатики, владея психолого-педагогическими основами и методикой применения технических средств обучения, информационно-коммуникационными технологиями, электронными образовательными и информационными ресурсами, должен заинтересовать студентов своим предметом. Особая сложность преподавания информатики связана с тем, что в чисто технологических вопросах работы с компьютером осведомленность студентов зачастую превышает осведомленность преподавателей. Преподавателю сложно отследить за всеми достижениями науки и техники и физически иметь доступ ко всем новым устройствам и программам. Он вынужден ограничиться базовым уровнем, в который входят основные навыки по приведению компьютера в эксплуатацию и использованию стандартного программного обеспечения. Можно рассматривать это явление как негативный фактор. На самом деле его не следует оценивать ни положительно, ни отрицательно — это просто особенность предмета. [2]

Чтобы успевать за высоким темпом развития средств вычислительной техники, необходимо непрерывное самообразование и самосовершенствование, используя материалы компьютерной периодики и ресурсы интернета. А для профессионального применения вычислительной техники нечто большее — личная целеустремленность и постоянное желание узнавать о том, что происходит в мире информационных технологий.

Преподаватели нашего колледжа стремятся использовать различные инновационные и перспективные технологии, позволяющие заинтересовать студентов своим предметом, своими занятиями. Так родилась идея внедрения методов проектов, которая позволяет реализовать дидактические цели не только на занятиях, но при самостоятельной внеурочной деятельности. Следует также отметить, что использование метода проектов в образовательном процессе соответствует требованиям ФГОС нового поколения.

Работая над проектом, студенты детально прорабатывают  вопрос, и завершается он вполне реальным, осязаемым практическим результатом, оформленным тем или иным образом. Происходит развитие познавательных навыков, совершенствуются умения самостоятельно конструировать свои знания, ориентироваться в информационном пространстве. Развитие критического и творческого мышления происходит на всех взаимосвязанных этапах проектной деятельности: от наличия проблемы (исследовательской, информационной, практической) до представления результатов проекта.[4]

По итогам проектной деятельности студенты представляют не только результаты и выводы, но и описывают приемы, при помощи которых была получена информация, рассказывают о проблемах, возникших при выполнении проекта, демонстрируют приобретенные знания, умения, творческий потенциал. [1]

В современных условиях основными показателями оценки проекта являются следующие: значимость и актуальность рассматриваемого вопроса, адекватность их изучаемой тематике; корректность используемых методов исследования и обработки получаемых результатов; необходимая и достаточная глубина рассмотрения вопроса, привлечение знаний из других областей; доказательность принимаемых решений, умение аргументировать свои заключения, выводы; качество оформления результатов проведенного проекта. Проектная технология включает и возможность коллективного труда, где также оцениваются характер принимаемых решений и взаимодополняемость участников.

Активное применение в образовательном процессе технологии проектной деятельности способствует формированию и повышению профессиональных компетенций студентов, умение использовать достижения  современной информатики для повышения собственного интеллектуального развития в выбранной профессиональной деятельности, самостоятельно формировать новые для себя знания в профессиональной области, используя для этого доступные источники информации, а также готовность и способность к самостоятельной и ответственной творческой деятельности с использованием информационно-коммуникационных технологий. Что соответствует требованиям ФГОС.[3]

Проектирование является тем средством, с помощью которого преподаватель расширяет горизонт своей компетентности, изменяет уровень развития своей личности и конечно, своего профессионализма в контексте обучения планированию студентов и осознания своего места в информационном обществе.

Библиографический список:

  1. Минюк Ю. Н. Метод проектов как инновационная педагогическая технология [Текст] // Инновационные педагогические технологии: материалы Междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2014 г.). — Казань: Бук, 2014. — С. 6-8.
  2. Метод учебного проекта в образовательном учреждении: Пособие для учителей и студентов педагогических вузов. — 3-е изд., испр. и доп. — М.: АРКТИ, 2005. — 112 с.
  3. Шуберт, Н. П. Метод проектов и профессиональная компетентность преподавателей [Текст]/ Н. П. Шуберт// Среднее профессиональное образование.- 2009.- № 11.- С.78–80.

Осипова А. В. Незаконное вознаграждение от имени юридического лица (ст. 19.28 КоАП РФ)

Незаконное вознаграждение от имени юридического лица (ст. 19.28 КоАП РФ)

Illegal remuneration on behalf of a legal entity (Article 19.28 of the Administrative Code of the Russian Federation)

 

Осипова Алла Вадимовна

Osipova Alla Vadimovna

Студентка ИЮИ (ф) УП РФ, г. Иркутск

osipova_alla97@mail.ru

Аннотация. В статье рассматриваются проблемные аспекты административной ответственности за незаконное вознаграждение от имени юридического лица в Российской Федерации. Исследуются статистические данные правоприменительной практики, а также предлагаются пути более эффективного применения административных правонарушений, предусмотренных статей 19.28 Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

Annotation. The article discusses the problematic aspects of administrative liability for illegal remuneration on behalf of a legal entity in the Russian Federation. The statistical data of law enforcement practice are explored, as well as ways are proposed to more effectively detect administrative offenses under articles 19.28 of the Code of Administrative Offenses of the Russian Federation.

Ключевые слова: административное правонарушение, коррупция, юридическое лицо, ответственность, прокурор.

Keywords: administrative offense, corruption, legal entity, responsibility, prosecutor.

В Российской Федерации не предусмотрена уголовная ответственность для юридических лиц. За нарушение установленного порядка управления в сфере противодействия коррупции и коррупционных правонарушений юридические лица привлекают к административной ответственности по ст. 19.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ) [2].

Объективная сторона административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.28 КоАП РФ, состоит в совершении следующих противоправных действий:

  • незаконные передача, предложение или обещание от имени или в интересах юридического лица должностному лицу, лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации денег, ценных бумаг, иного имущества за совершение в интересах данного юридического лица действия (бездействие), связанного с занимаемым ими служебным положением;
  • оказание услуг имущественного характера за совершение в интересах данного юридического лица должностным лицом, лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, иностранным должностным лицом либо должностным лицом публичной международной организации действия (бездействие), связанного с занимаемым ими служебным положением;
  • предоставление имущественных прав за совершение в интересах данного юридического вышеуказанными лицами действия (бездействие), связанного с занимаемым ими служебным положением.

Части 2 и 3 ст. 19.28 КоАП РФ предусматривают ответственность юридических лиц за вышеперечисленные действия, совершенные в крупном и особо крупном размере соответственно.

От имени или в интересах юридического лица могут действовать: уполномоченные совершать такие действия (бездействие) на основании закона, иного правового акта, устава, договора или доверенности; занимающие должность в органах управления или контроля юридического лица; имеющие право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом определять его действия (бездействие) или решения в силу прямого или косвенного участия в уставном (складочном) капитале этого юридического лица, закона, иных правовых актов или договора; иные лица по указанию, с ведома либо одобрения вышеуказанных лиц, действующие в интересах юридического лица.

При этом Федеральный закон «О противодействии коррупции», не исключает возможности одновременного возбуждения уголовного дела в отношении физического лица и дела об административном правонарушении в отношении юридического лица по ст.19.28 КоАП РФ, в интересах которого действовало это физическое лицо [4]. Верховный Суд РФ в «Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2012 года» также указал, что возможность привлечения юридического лица к административной ответственности не должна ставиться в зависимость от наличия обвинительного приговора в отношении физического лица, несмотря на то что противоправные действия фактически совершаются физическим лицом от имени или в интересах юридического лица [6].

Состав данного административного правонарушения взаимосвязан с составами преступлений, предусмотренных ст. 204 и 291 УК РФ, т.к. за совершение указанного деяния руководителем юридического лица должностное лицо подлежит уголовной ответственности, а юридическое лицо – административной. Поводом к возбуждению уголовного дела и дела об административном правонарушении являются данные об одном событии правонарушения.

Полномочие по возбуждению дел о вышеуказанном административном правонарушении принадлежат прокурору, которые активно его используют [1]. Например, в 2016 году было возбуждено 479 дел по ст. 19.28 КоАП РФ и судами наложено штрафов на сумму 654 млн. рублей. В свою очередь, в 2017 году возбуждено 672 дела по ст. 19.28 КоАП РФ и судами рассмотрено 674 дел по ст. 19.28 КоАП РФ [10].

Приказом Генерального прокурора РФ от 28.08.2017 № 590 «О формировании и ведении реестра юридических лиц, привлеченных к административной ответственности по статье 19.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» было указано прокурорам обеспечить ведение и поддержание в актуальном состоянии реестра юридических лиц, привлеченных к административной ответственности по ст. 19.28 КоАП РФ [5]. Это было сделано во исполнение требований пункта 7.1 части 1 статьи 31 Федерального закона от 05.04.2013 № 44 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», которым закреплен запрет на участие в закупках юридического лица, привлеченного в течение двух лет до момента подачи заявки на участие в закупке к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.28 КоАП РФ.

Кроме того, изменениями, внесенными в КоАП РФ от 03.08.2018 юридическое лицо освобождается от административной ответственности за административное правонарушение, предусмотренное ст. 19.28 КоАП РФ, если оно способствовало выявлению данного правонарушения, проведению административного расследования и (или) выявлению, раскрытию и расследованию преступления, связанного с данным правонарушением, либо в отношении этого юридического лица имело место вымогательство (за исключением административных правонарушений, совершенных в отношении иностранных должностных лиц и должностных лиц публичных международных организаций при осуществлении коммерческих сделок) [3].

В заключение, следует отметить, что при квалификации противоправного поведения физического лица, передавшего, предлагавшего или обещавшего материальные блага должностному лицу, необходимо устанавливать мотивы его поведения. Состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.28 КоАП РФ, образуют действия физического лица, совершенные в интересах юридического лица, следовательно, необходимо выяснять, соответствовали ли эти действия интересам юридического лица. Правоохранительным органам, расследующим соответствующие уголовные и административные дела, следует устанавливать то, как действовало физическое лицо: единолично либо вступив в сговор с представителями юридического лица; являлось ли физическое лицо организатором либо исполнителем преступления; как оно получило передаваемые в качестве незаконного вознаграждения средства; какова была цель физического лица – получение преимуществ для себя персонально либо для юридического лица; выступало ли физическое лицо от имени юридического лица, в интересах которого оно действовало?

Кроме того, мы поддерживаем позицию тех авторов, которые считают необходимым привлекать к административной ответственности юридических лиц за нарушение запрета, в течение двух лет с момента привлечения к ответственности по ст. 19.28 КоАП РФ, участвовать в поставке товаров, выполнении работ, оказании услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, в том числе путем мошенничества в сфере компьютерной информации [7, 8, 9].

Библиографический список:

  1. Маматов, М.В., Маслов, И.А. Актуальные вопросы практики осуществления прокурорами административного преследования по ст. 19.28 КоАП РФ [Текст] / М.В. Маматов, И.А. Маслов // Таврический научный обозреватель. – 2017. – № 5. – С. 118–125.
  2. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях [Электронный ресурс]: федер. закон от 30 дек. 2001 г. № 195-ФЗ : [в ред. от 3 авг. 2018 г. № 326-ФЗ] // Официальный интернет-портал правовой информации. – Электрон. текстовые дан. – М., 2005–2018. – Режим доступа: http://pravo.gov.ru/proxy/ips/?docbody&nd=102074277 (03.10.2018).
  3. О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях [Электронный ресурс] : федер. закон от 03 авг. 2018 г. № 298-ФЗ // Официальный интернет-портал правовой информации. – Электрон. текстовые дан. – М., 2005–2018. – Режим доступа: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201808030084?index=0&rangeSize=1 (03.10.2018).
  4. О противодействии коррупции [Электронный ресурс]: федер. закон от 25 дек. 2008 г. № 273-ФЗ : [в ред. от 3 авг. 2018 г. № 307-ФЗ] // Официальный интернет-портал правовой информации. – Электрон. текстовые дан. – М., 2005–2018. – Режим доступа: http://pravo.gov.ru/proxy/ips/?docbody=&nd=102126657 (03.10.2018).
  5. О формировании и ведении реестра юридических лиц, привлеченных к административной ответственности по статье 19.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях [Электронный ресурс] : приказ Ген. прокурора Рос. Фед. от 28 авг. 2017 г. № 590. – Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс».
  6. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2012 года [Электронный ресурс]: утв. Президиумом Верховного Суда РФ от 10 апр. 2013 г. – Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс».
  7. Агапов П.В., Амирбеков К.И., Боголюбова Т.А., Диканова Т.А., Меркурьев В.В., Ображиев К.В., Павлинов А.В., Расторопов С.В., Скляров С.В. и [др.]. Криминология. Особенная часть в 2 т. Том 1. Учебник / Москва, 2017. Сер. 58 Бакалавр. Академический курс (1-е изд.). 312 с.
  8. Евдокимов К.Н. Сравнительно-правовой анализ законодательства России и зарубежных стран, регламентирующего уголовную ответственность за совершение компьютерных преступлений // Юридический мир. 2017. № 3. С. 45-49.
  9. Евдокимов К.Н. Особенности уголовно-правовой квалификации преступлений, предусмотренных статьями 159.6, 272 УК РФ, на стадии возбуждения уголовного дела // Библиотека уголовного права и криминологии. 2017. № 2 (20). С. 161-173.
  10. Официальный сайт Генеральной прокуратуры Российской Федерации [Сайт]. — URL : http://www.genproc.gov.ru (03.10.2018).

Ловцов А.Н. Внедрение демонстрационного экзамена в учебный процесс СПО

Внедрение демонстрационного экзамена в учебный процесс СПО

The introduction of the demonstration exam in the educational process of secondary vocational education

Ловцов Александр Николаевич

Lovtsov Alexander Nikolaevich

Преподаватель  ГБПОУ ИО  ИКАТиДС, г. Иркутск

fma_82@mail.ru

 

Аннотация. В статье представлено теоретическое обоснование актуальности внедрения демонстрационного экзамена в СПО. Обозначены достоинства и недостатки данного вида итоговой аттестации.

Annotation. The article presents a theoretical justification of the relevance of the introduction of the demonstration exam in the ACT. The advantages and disadvantages of this type of final certification are indicated.Ключевые слова: демонстрационный экзамен, Федеральный государственный образовательный стандарт, компетенция.Keywords:   demo exam, Federal State Educational Standard, competence. 

На сегодняшний день в среднем профессиональном образовании ведется подготовка специалистов для работы в области высоких технологий, в социальной сфере и для осуществления других видов деятельности, требующей от работников высокого уровня интеллектуального развития. Подготовка специалистов среднего звена предполагает соответствие их умений и навыков новым профессиональным стандартам.

Острота темы профессиональных квалификаций очевидна сейчас для всех. Безработица, невостребованность большого количества людей трудоспособного возраста, в том числе молодежи, с одной стороны и безуспешный поиск предприятиями работников соответствующей квалификации с другой.

В процессе развития системы государственных учреждений среднего профессионального образования образовательные учреждения получили широкие возможности для адаптации к запросам и потребностям пользователей их образовательными услугами. В частности, внедрение модульного обучения дало возможность адаптировать учебные планы специальностей под требования конкретных работодателей.

Одним из новшеств в системе среднего профессионального образования является продолжающее набирать популярность движение WorldSkills. WorldSkills International (WSI) – это международное некоммерческое движение, целью которого является повышение статуса профессионального образования и стандартов профессиональной подготовки и квалификации по всему миру [3]

Среди шагов, которые сделаны в этом направлении можно назвать разработку Федеральных государственных образовательных стандартов среднего профессионального образования (ФГОС СПО) по 50 наиболее востребованным и перспективным профессиям и специальностям (ТОП-50) под эгидой Министерства образования и науки РФ в соответствии с Комплексом мер, направленных на совершенствование системы среднего профессионального образования, утвержденных 3 марта 2015 г. № 349-р. [1]

Данные образовательные стандарты создавались в процессе тщательного изучения отраслевых тенденций, актуальных профессиональных компетенций, нахождения консенсуса точек зрения образования и бизнеса. Работа организовывалась Федеральными учебно-методическими объединениями в тесном сотрудничестве с представителями отраслей, советами по профессиональным квалификациям. Привлекались эксперты федерального уровня, регионального уровня, эксперты движения Молодые профессионалы (Ворлдскиллз Россия), опытные преподаватели из профессиональных образовательных организаций, которые детально представляют специфику освоения профессии. Впервые были взвешено проработаны общие компетенции, так называемые «софт-скиллз», которые отвечают за высокую адаптируемость и производительность.

Помимо ряда новшеств, которые были введены в макет ФГОС СПО по ТОП-50 и оказали влияние на весь организационный процесс реализации образовательных программ, представлен не применявшийся ранее вид процедуры государственной итоговой аттестации (ГИА) – демонстрационный экзамен.

В данный момент наиболее важная задача определить, как организовать наиболее продуктивным и действенным образом процедуры ГИА в системе профессионального образования.

Сейчас действующим документом по организации ГИА является «Порядок проведения государственной итоговой аттестации», утвержденный приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 16 августа 2013 г. № 968, который определяет формы проведения государственной итоговой аттестации, к которым относятся:

– защита выпускной квалификационной работы (дипломная работа (дипломный проект);

– государственный экзамен. [2]

ФГОС СПО по ТОП-50 конкретизирует данные позиции. По программам специальностей новый вид экзаменационных процедур — демонстрационный экзамен — включается в выпускную квалификационную работу или проводится в виде государственного экзамена. Для выпускников образовательных программ по профессиям защита выпускной квалификационной работы проводится в виде демонстрационного экзамена. При проектировании нового макета образовательного стандарта предполагалось, что демонстрационный экзамен будет направлен на моделирование реальных производственных условий для решения выпускниками практических задач профессиональной деятельности в течение определенного времени на экзамене. Сейчас необходимо уточнить требования к демонстрационному экзамену, дать четкие рекомендации по методике его проведения.

Международное движение WorldSkills International, годом основания которого принято считать 1953 год, подхватившее инициативу Испании проводить конкурсы по профессионально-технической подготовке для поднятия популярности рабочих профессий, официально представлено в Российской Федерации Союзом «Агентство развития профессиональных сообществ и рабочих кадров «Молодые профессионалы (Ворлдскиллс Россия)». Учредителями Союза выступили Министерство образования и науки Российской Федерации и Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации совместно с АНО «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов». Союз «Молодые профессионалы» (Ворлдскиллс Россия) является оператором конкурсов профессионального мастерства на территории России. [3]

Международный конкурсное движение обладает бесценным опытом и харизмой, предлагает реальные практики оценки выполнения конкурсных заданий, которые базируются на профессиональных умениях и знаниях.

В соревнованиях по методике Ворлдскиллс, которые предлагаются для применения в процедурах ГИА, задания базируются на техническом описании компетенции. В этом случае «компетенция» — это номинация в конкурсе. Такая компетенция —  отдельные задачи квазипрофессиональной деятельности, позволяющий зрелищно представить определенный вид работ в условиях соревнований. Союз «Молодые профессионалы» (Ворлдскиллз) предлагает методику проведения демонстрационного экзамена как выполнение одинакового для всех выпускников задания, разработанного на базе заданий финала национального чемпионата по компетенции. Длительность проведения 2-3 дня (до 18 часов рабочего времени).

Основная нестыковка – описание профессиональных задач в образовательном стандарте по профессии (специальности) и техническом описании компетенции коррелируют в небольшом проценте случаев. Кроме того, если итоговая аттестация по образовательным программам ориентируется на задачи разной сложности для рабочих и специалистов, то компетенции Ворлдскиллс не разделяются по уровням квалификации.

Документы, которые выдаются по итогам процедур оценки в разных системах имеют разную область действия. Диплом об образовании является юридическим документом, он действует бессрочно и повсеместно на территории Российской Федерации. Паспорт компетенций Ворлдскиллс (Skills Passport) не имеет юридической силы, но может быть расценен как свидетельство профессиональных достижений. При успешной сдаче профессионального экзамена в центре оценки квалификации соискатель получает свидетельство о квалификации, занесенное в Реестр независимой оценки квалификаций. Это свидетельство действует в течение определенного срока (3-5 лет) на всей территории Российской Федерации. Отраслевые системы сертиикации персонала выдают как срочные, так и бессрочные сертификаты.

Союз «Молодые профессионалы» (Ворлдскиллз) предлагает методику проведения демонстрационного экзамена как выполнение одинакового для всех выпускников задания, разработанного на базе заданий финала национального чемпионата по компетенции. Длительность проведения 2-3 дня (до 18 часов рабочего времени).

Немаловажный вопрос кто является экспертом, осуществляющим оценку и какие оценочные средства применяются. Демонстрационный экзамен по методике Ворлдскиллз предусматривает наличие   сертифицированных в системе движения Ворлдскиллз экспертов. При этом оценку участника демонстрационного экзамена проводит, как правило, один эксперт.

Что касается стоимости процедур, то затраты образовательной организации при организации демонстрационного экзамена по методикам Ворлдскиллс расходы на его проведение многократно возрастают, хотя состав расходов примерно совпадает по всех системах оценки:

 – оснащение площадки согласно инфраструктурному листу (оборудование – приобретение и обслуживание, расходные материалы, инструменты);

– обучение экспертов;

– оплата труда, транспортных расходов, проживания и питания внешних экспертов.

Отдельная статья расходов – разработка контрольно-измерительных материалов, но эти расходы впрямую не отнесены на стоимость оценочных процедур.

По результатам рассмотрения различных аспектов систем оценки профессиональных умений и знаний можно предположить, что для организации действенной процедуры демонстрационного экзамена по итогам освоения программ среднего профессионального образования, было бы  исключительно продуктивно использовать опыт и подходы различных систем оценки и по возможности вырабатывать консолидированные подходы, используя опыт экспертов разных систем оценки, поддерживая интересы всех заинтересованных сторон: государства, работодателя и обучающегося. Взаимодействие Федеральных учебно-методических объединений СПО, Союза «Молодые профессионалы» (Ворлдскиллс) и советов по профессиональным квалификациям может здесь стать залогом успеха. 

Таким образом, повышение престижа рабочих специальностей и развитие профессионального образования в колледжах, в том числе,  проводят посредством участия в конкурсах профессионального мастерства, в том числе и участием в международном некоммерческом движение WorldSkills. Внедрение демонстрационного экзамена в качестве итоговой государственной аттестации станет несомненным конкурентным преимуществом выпускников колледжа, что позволит находить потенциальных работодателей еще в процессе обучения в колледже. Для образовательного учреждения внедрение демонстрационного экзамена позволит участвовать в рейтинге образовательных организаций по качеству подготовки кадров.

Основные требования к проведению демонстрационного экзамена по стандартам WorldSkills:

  1. Контрольно — измерительные материалы на основе заданий Финала IV Национального чемпионата «Молодые профессионалы» (WSR) по компетенциям, входящим в ТОП — 50 профессий и специальностей, включая все модули.
  2. Организация и проведение демонстрационного экзамена сертифицированным экспертом Союза «Worldskills Russia»
  3. Соответствие площадок проведения требованиям WSR.
  4. Использование системы оценивания CIS.
  5. Недопустимость оценки выполнений заданий экспертами, представляющими с экзаменуемым одну образовательную организацию.
  6. Не допускается проведение экзамена в группах, сформированных из разных учебных групп. Количество участников ДЭ должно быть не менее 70% от количества студентов учебной группы.

Библиографический список:

  1. Приказ Минтруда России от 02.11. 2015 № 831 «Об утверждении списка 50 наиболее востребованных на рынке труда, новых и перспективных профессий, требующих среднего профессионального образования» [Электронный ресурс] // Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации.
  2. Приказ Минобрнауки России от 14.06.2013 № 464 (ред. от 15.12.2014) «Об утверждении Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по образовательным программам среднего профессионального образования» (Зарегистрировано в Минюсте России 30.07.2013 № 29200) [Электронный ресурс] // Московский центр образовательного права. URL: http://mcop.dogm.mos.ru/legislation/lawacts/1477500/.
  3. Шомин И. И. Инновационная форма проведения квалификационного экзамена с использованием стандартов WorldSkills // Профессиональное образование и рынок труда. — 2018. — № 1. — С. 61–67.

Краснеева И. В. Создание условий для формирования профессиональных компетенций у обучающихся по профессии «Повар, кондитер» в период учебной и производственной практики

Создание условий для формирования профессиональных компетенций у обучающихся по профессии «Повар, кондитер» в период учебной и производственной практики

Creating conditions for the formation of professional competencies of students in the profession of «Cook, confectioner» during training and practical training

Краснеева Ирина Васильевна

Krasneeva Irina Vasilievna

ГБПОУ ИО БТТТ, г. Братск

krasneeva2017@mail.ru

Аннотация. Представлены основные аспекты понятия профессиональной компетенции, особое внимание уделено формированию профессиональных компетенций на учебной и производственной практике.

Annotation. The main aspects of the concept of professional competence are presented, special attention is paid to the formation of professional competencies in educational and industrial practice.

Ключевые слова: профессиональные компетенции, общие компетенции, компетентность.

Key words: professional competence, General competence, competence.

Главной задачей мастера п/о при реализации ФГОС СПО по программе подготовки квалифицированных рабочих и служащих (далее ППКРС) по профессии Повар, кондитер является формирование профессиональных и общих компетенций в период прохождения всех видов практики.

Учебная и производственная практика представляет собой вид учебной деятельности, направленный на формирование, закрепление, развитие практических навыков и компетенций в процессе выполнения определенных видов работ, связанных с будущей профессиональной деятельностью.

Термин «компетентность» в переводе с латинского означает – круг вопросов, относительно которых человек хорошо осведомлен, обладает умениями, знаниями и опытом.

Рассмотрим понятие «компетенция» c точки зрения профессиональной деятельности.

  • работодателю необходимы специалисты, обладающие способностью решать конкретную производственную проблему, что будет использовать специалист при этом (знания, умения, опыт и т.д.) для работодателя неважно, т.к. его интересует не процесс решения проблемы, а конкретный результат. Но с точки зрения достижения конкретного результата важна не способность применения знаний, умений и опыта, а степень (уровень) готовности к выполнению должностных обязанностей (основных функций).

Таким образом, компетенция это не способность применять знания, умения, использовать опыт, а сами знания, умения, опыт, ответственность и т.д. При этом нужно особо подчеркнуть комплексный взаимосвязанный характер профессиональных и личностных качеств, заключающийся во взаимном сочетании необходимых знаний, умений, опыта, ответственности и т.д.

Актуальность выбранной темы определяется следующими аспектами:

  • необходимостью подготовки компетентного специалиста, способного оперативно реагировать на качественные преобразования характера и содержания труда;
  • переходом к компетентностной модели обучения в среднем профессиональном образовании, обусловленной необходимостью обеспечения уровня профессиональной подготовки выпускников, отвечающей требованиям работодателей.

Профессиональная компетенция – способность успешно действовать на основе практического опыта, умения и знания при решении задач профессионального характера, принимать эффективные решения при осуществлении профессиональной деятельности.

Профессиональные компетенции обучающихся это:

  • готовность использовать в профессиональной деятельности знания.
  • умение проводить анализ современного рынка труда.
  • высокое профессиональное мастерство и качество труда.
  • способность самостоятельно планировать, осуществлять и контролировать свою трудовую деятельность.

Профессиональные компетенции формируются в процессе деятельности обучающегося. Чтобы сформировать то или иное умение, необходимо многократное повторение действий, упражнений, тренировка. Чтобы обеспечить выполнение обучающимися задач, в процессе решения которых они овладевают профессиональными компетенциями, применяются современные педагогические технологии[1].

Формирование профессиональных компетенций осуществляется на протяжении всего процесса обучения: в период введения в профессию, в период овладения профессией, а так же на заключительном этапе обучения. Первоначальный интерес к профессии возникает тогда, когда обучающийся получает самые первые сведения о ней, это происходит в период знакомства с профессиональной образовательной организацией. Для более четкого профессионального самоопределения проводятся различные мероприятия, например классный час «Дорога длиною в жизнь», где представлен рассказ о профессии «Повар», о наших выпускниках, добившихся успеха в профессиональной деятельности, о перспективах карьерного роста. Начальное формирование профессиональных компетенций обучающихся происходит в учебной лаборатории (рис.1).

Рисунок 1.  Учебная лаборатория

Где они последовательно осваивают технологические приемы, операции. С первых дней учебной практики организовывают рабочее место, взвешивают сырье, работают с технологической картой, проверяют органолептическим способом качество продуктов, выбирают производственный инвентарь. В учебной лаборатории формируются профессиональные компетенции обучающихся в процессе выполнения учебно-производственных работ с применением типичных для данной профессии инструментов: мясорубка, миксер, весы, блэндер, венчики, выемки, фритюрница. Самостоятельно взвешивают сырье с целью научиться работать с весами, развивая глазомер, память, внимание. Здесь обучающиеся формируют умение организации труда и рабочего места, приучаются к трудовой культуре, рациональному использованию рабочего времени, соблюдению требований и норм безопасности, соблюдению производственной и технологической дисциплины. На каждом учебном занятии работают со сборником рецептур блюд и кулинарных изделий, выполняют задание на расчет сырья, составляют в опорных конспектах технологические карты, технологические схемы приготовления блюд [2].

На вводном инструктаже для актуализации опорных знаний и определения уровня подготовки применяются модульные мультимедиа системы (ОМС), объединяющие электронные учебные модули трех типов: информационные, практические и контрольные (рис.2).

Рисунок 2. Модульные мультимедиа системы (ОМС)

Для проверки усвоения знаний используется компьютерное тестирование в программной оболочке МуТеst.

При приготовлении блюд обучающиеся самостоятельно доводят их до вкуса, пользуются специями, пряностями. При выполнении практического задания работают с инструкционно-технологическими картами, где описаны поэтапно дальнейшие действия, выполнена технологическая схема блюда, технологическая карта, представлено изображение блюда, т.е. конечный результат [3].

На втором этапе обучающиеся уже обладают основными умениями ведения технологического процесса приготовления блюд и изделий, основными приемами и навыками работы в учебной лаборатории, в связи с чем появляется интерес к выполнению определенных технологических операций, а также демонстрация своих умений (рис.3).

Рисунок 4. Демонстрация обучающимися основными умениями, приемами и навыками работы в учебной лаборатории

Заключительный период характеризуется усилением работы по становлению профессионального интереса, в результате чего он становится чертой личности современного молодого рабочего[4]. На данном этапе обучающиеся увереннее работают на производственной практике, быстро ориентируются в производственной деятельности, владеют технологией приготовления блюд и изделий и могут самостоятельно выполнять не только технологические операции, но и технологический процесс в целом.  На данном этапе можно сказать, что обучающиеся овладели видом профессиональной деятельности. Благодаря сформированным компетенциям обучающиеся проявляют свое творчество, воплощают идеи при оформлении блюд и изделий.

Расширение роли производственной практики как этапа индивидуальной целевой подготовки обучающегося в интересах реального производства можно рассматривать как источник для формирования профессиональных компетенций и стимул для профессионального роста.

Библиографический список:

  1. Кругликов Г.И. Настольная книга мастера профессионального обучения: учеб. пособие / Г.И. Кругликов. — М.: Академия, 2006. — 304 с.
  2. Сергеева Т.А., Проектирование учебного занятия: учеб. пособие/ Т.А. Сергеева, Н.М. Уварова. — М.: 2003, — 129 с.
  3. Скакун В.А. Организация и методика профессионального обучения: учеб. пособие/В.А. Скакун.-М.:ФОРУМ-ИНФА-М,2007.-320с.
  4. Шуберт Ю.Ф., Андреешева Н.Н Формирование у студентов профессиональных компетенций/ Среднее проф. образование.- М.,2009.

Игнатьева И. В., Игнатенко В. А., Кузнецова Т. Е. Законодательное регулирование вопросов киберпреступности

Законодательное регулирование вопросов киберпреступности

Legislative regulation of cybercrime issues

 

Игнатьева Ирина Валентиновна

Ignateva Irina Valentinovna

к.э.н., доцент ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

irina.090@mail.ru

Игнатенко Виктория Андреевна

Ignatenko Victoria Andreevna

Студентка ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

vikignatenko451@yandex.ru

Кузнецова Татьяна Евгеньевна

Kuznetsova Tatiana Evgenyevna

Студентка ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

TATIANA.KUZ@BK.RU

Аннотация. В данной статье рассматривается понятие «киберпреступности». Проводится сравнительный анализ законодательного регулирования на международном и внутригосударственном уровнях.

Annotation. This article discusses the concept of «cybercrime». A comparative analysis of legislative regulation at the international and domestic levels is carried out.

Ключевые слова: Киберпреступность, правовое регулирование, кибербезопасность, нормативные правовые акты, международные отношения

Keywords:  Cybercrime, legal regulation, cybersecurity, regulations, international relations

Практически всё мировое сообщество давно уже вступило в эпоху высоких телекоммуникационных технологий. На данный период, любой современный индивид неотрывно, так и или иначе, связан со сферой телекоммуникации, будь то просмотр телевизора, или же присоединение к сети электроэнергии. 

Данный факт повлек за собой перестройку политики в отношении укрепления государственной безопасности, так как все мы понимаем, что агрессия по отношению к государству теперь может быть выражена не только вооруженным конфликтом, а куда более опасными способом, например, посредством кибератаки.

Стремительное развитие телекоммуникаци, глобальных компьютерных сетей, расширило сферу информационного поля, что породило собой новый объект преступного посягательства и сформировало новый опасный вид преступления – трансграничное компьютерное преступление, или, проще говоря, киберпреступность.

Для того, чтобы понять, что такое киберпреступление, нужно проследить тенденцию развития законодательного закрепления данной сферы отношений.

На выступлении на Саммите по вопросам кибербезопасности заместитель Секретаря Совета Безопасности Российской Федерации О.В. Храмов сказал: «Еще 19 лет назад, осенью 1998 года на сессии Генеральной Ассамблеи ООН Россия представила проект резолюции, в котором обращала внимание всего мирового сообщества на вызовы и угрозы в информационной сфере…  Однако этот призыв не был услышан. Наши подходы подверглись критике со стороны ряда ведущих западных государств… Только спустя 12 лет в 2010 году в докладе Группы правительственных экспертов ООН по достижениям в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности была зафиксирована упомянутая «триада» угроз». [1]

Таким образом, в такой большой промежуток времени, когда сфера общественных отношений, только начала формироваться, мы не смогли разработать ни один трансграничный акт, регламентирующий данные вопросы, а это означает, что данная сфера отношений на международном уровне никак не была урегулирована очень большое количество времени.

Далее О.В. Храмов говорит о внесение государствами – членами Шанхайской организации сотрудничества в сентябре 2011 года в качестве официального документа 66-й сессии Генассамблеи ООН Правил поведения в области обеспечения международной информационной безопасности. Но данная инициатива также не была поддержана западными партнерами. Такая же картина развернулась и в 2016-2017 гг., когда Россия и некоторые её партеры предложили выработать рамках Группы правительственных экспертов ООН доклад, основу которого составили бы Правила ответственного поведения государств в информационном пространстве в контексте международной безопасности. Конечным результатом работы Группы могло бы стать внесение предложения о принятии Генеральной Ассамблеей ООН резолюции, закрепляющей эти Правила. Однако и эта инициатива не нашла у Западных стран должного отклика.

Из этого мы делаем вывод, что окончательного концептуального закрепления данная категория отношений не получила. Единственный вопрос, который встает перед нами: почему западные страны, так усердно поднимают вопрос о безопасности национальных интересов в сфере киберпространства, но не предприняли ни одну попытку по международному взаимодействию и закреплению норм о сотрудничестве? Ведь как мы продемонстрировали выше, со стороны многих стран, в том числе, России, инициатива была достаточно высокой, но не нашла должного отклика. Единственно верным ответом на данный вопрос может служить только то, что западным странам будет невыгодно принятие трансграничного акта, который бы закреплял на уровне не только защиту прав государства в данной сфере, но и ответственность за совершение ряда действий в сфере киберпреступлений.

Как уже упоминалось, даже если не была создана концепция Конвенции ООН, которая была бы универсальна в решении вопросов киберпреступности, на данный момент существует множество нормативно-правовых актов, которые регулируют отдельные вопросы. Багдеевой В.А. высказывает свое мнение относительно данного вопроса, она считает, что «терминологическое закрепление понятия киберпреступности и правовое регулирование отношений в киберпространстве должны быть достигнуты только путем создания и ратификации универсальной Конвенциии по борьбе с киберпреступностью. ООН обладает единственным потенциалом для реализации такой универсальной меры» [2]. Мы полностью поддерживаем данное мнение, и считаем, что только данный акт может полностью и структурировано регулировать такую сферу отношений.

Западные страны активно отказывались от Конвенции, которая была бы принята ООН, однако, уже в 2001 году Совет Европы создал Конвенцию «О киберпреступности». Российская Федерация не вошла в состав стран, принявших эту конвенцию, а в 2008 году отказалась снова в подписании данного акта, хотя мы и является членом Совета Европы. Казалось бы, что в данной ситуации именно Россия уходит от ратификации такого важного акта, а уже не западные страны. Но стоит указать на то, в данной Конвенции есть статья 32 пункт «b», в которой говорится, что «одна Сторона без согласия второй стороны может получать через компьютерную систему на своей территории доступ к хранящимся на территории другой Стороны компьютерным данным или получать их, если эта Сторона имеет законное и добровольное согласие лица, которое имеет законные полномочия раскрывать эти данные этой Стороне через такую компьютерную систему» [3]. Данная статья прямо противоречит нормам Российского законодательства и именно поэтому, Россия сохранила за собой право подписания данной Конвенции, при условии, что данный пункт будет пересмотрен.

Подходя ближе к актам, которые регулируют внутригосударственные отношения в данной сфере, стоит обратиться, в первую очередь, к тому, что в 2013 году утверждены «Основы государственной политики Российской федерации в области международной информационной безопасности на период до 2020г.»

На данный момент на территории РФ действует Указ Президента РФ от 05.12.2016 №646 «Об утверждении Доктрины об информационной безопасности». (Далее — Доктрина)

В Доктрине законодатель указывает понятие информационной угрозы, которая по своей сущности является синонимом термину «киберпреступность». Информационной угрозой признается совокупность действий и факторов, создающих опасность нанесения ущерба национальным интересам в информационной сфере. [4]

Также и в Уголовном Кодексе РФ (Далее – УК РФ) понятия «киберпреступления» нет. Но, глава 28 УК РФ в статье 272-273 определяет их как «Преступления в сфере компьютерной информации», и также дает определение составу преступления как «неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации или «создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ». [5]

По мнению М. Б. Касеновой, такие различия в употреблении данных терминов заключается в правовом значении и содержательных характеристиках обусловлены релевантностью их перевода с английского на национальные языки. [6]

Таким образом, даже если понятие «киберпреступности» и «киберпреступления» не закреплено законодательно, но это не означает, что таких преступлений нет. Они регламентируются под другим названием, но не утрачивают своего сущностного содержания.

Подводя итоги вышесказанного, стоит сказать, что Российская Федерация не единожды являлась инициатором принятия Конвенции ООН, которая бы закрепляла основные вопросы киберпреступности и безопасности. Однако, западные страны не были согласны с данным предложением, а Конвенция Совета Европы не может действовать на территории РФ, так как она бы нарушала права и свободы человека и гражданина.

Таким образом, проанализировав состояние законодательной базы относительно киберпреступности, мы пришли к выводу, что данная сфера отношений недостаточно урегулирована.

Библиографический список:

  1. Выступление заместителя Секретаря Совета Безопасности Российской Федерации О.В.Храмова на Саммите по вопросам кибербезопасности, Тель-Авив, 28 июня 2017 года URL: ru [дата обращения: 13.10.2018].
  2. Багдеева В. А. Проблемы международной киберпреступности // Актуальные проблемы российского права. 2009. №3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/problemy-mezhdunarodnoy-kiberprestupnosti [дата обращения: 13.10.2018].
  3. Европейская Конвенция по киберпреступлениям (преступлениям в киберпространстве) Будапешт, 23 ноября 2001 года. URL: http://mvd.gov.by/main.aspx?guid=4603 [дата обращения: 19.10.2018].
  4. Указ Президента РФ от 05.12.2016 № 646 «Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации» URL: http: // www. consultant/ru [дата обращения: 19.10.2018].
  5. Уголовный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 03.10.2018) (с изм. и доп., вступ. в силу с 21.10.2018) // Российская газета – 1996. –№ 113.
  6. Протасевич А.А., Л.П. Зверянская. Борьба с киберпреступностью как актуальная задача современной науки // Криминалогический журнал БГУЭП. URL: https://cyberleninka.ru/article/v/borba-s-kiberprestupnostyu-kak-aktualnaya-zadacha-sovremennoy-nauki [дата обращения: 13.10.2018].

Зедгенизова И. И., Коваленко А. В. Коллизии в административном праве

Коллизии в административном праве

Contradictions in аdministrative law

 

Зедгенизова Ирина Ивановна

Zedgenizovа Irina Ivanovna

к.э.н., доцент ВСФ ФГОУ ВО РГУП,  г. Иркутск

54irina@bk.ru

Коваленко Алина Витальевна

    Kovalenko Alina Vital’evna

Студентка ВСФ ФГБОУ ВО РГУП г. Иркутск

   alina1236@list.ru

       Аннотация. В основе статьи заложен сравнительно-правовой анализ коллизий административно-правового законодательства. Рассмотрены их виды, сущность, а также предпосылки возникновения. Выявлены конкретные нормы КоАП РФ, содержащие коллизии, и приведены пути преодоления противоречивости норм административно-правового института.

Annotation. The article is based on the comparative legal analysis of conflicts of administrative law. Their types, essence, and also preconditions of emergence are considered. The specific rules of the administrative Code containing conflicts are revealed, and the ways to eliminate the inconsistency of the rules of administrative law Institute are given.

Ключевые слова: коллизии, анализ, административно-правовое законодательство, нормы, право, статья, нормативно-правовой акт.

Keywords: conflict, analysis of administrative-legal legislation, regulations, law, articles, legal act.

При анализе норм административного права и соотношении их с действующим законодательством Российской Федерации можно заметить наличие некоторых несоответствий. Такое явление называют юридическими коллизиями, под которыми понимают расхождения или противоречия между отдельными нормативно-правовыми актами, регулирующими одни и те же либо смежные общественные отношения или возникающие в процессе правоприменения и осуществления компетентными органами и должностными лицами своих полномочий. [1]

Кандидат юридических наук, Н.В. Макарейко, писал: «Проблема коллизий в праве, вне всякого сомнения, относится к числу актуальных. Бурное развитие общественных отношений за последнюю четверть века, отсутствие опережающего правотворчества, дефекты принимаемых нормативных правовых актов, предопределили возникновение коллизий и необходимость их преодоления и устранения. В этой связи внимание исследователей, как на общетеоретическом, так и отраслевом уровнях обращено на освещение вопросов коллизий в праве». [2]

Я не могу не согласиться с его мнением. Действительно, эта проблема особенно обострилась в современной России, ее масштаб увеличивается, а новые нормы, принятые законодателем, действуют не полноценно, а лишь частично, создавая тем самым новые коллапсы в праве.

Как и любое подобное явление коллизии имеют как объективные, так и субъективные предпосылки возникновения, на что указывал выше Макарейко, а так же свою классификацию. Существует множество разновидностей коллизий по различным основаниям, но я предлагаю рассмотреть одну наиболее распространенную в юридической практике:

  1. между конституцией и другими актами (коллизия разрешается в пользу конституции в силу ее правовых свойств — она обладает высшей юридической силой).
  2. между законами и подзаконными актами (коллизия решается в пользу закона).
  3. между федеральными актами и актами субъектов Российской Федерации (акты субъектов Российской Федерации не должны противоречить федеральному законодательству).
  4. между актами одного и того же органа, но изданными в разное время (применяется позже принятый акт).
  5. между актами, принятыми разными органами (применяется акт, обладающий более высокой юридической силой).
  6. В случае коллизии между общим и специальным актом, если они приняты одним органом, действует второй, а если они приняты разными органами,

то действует первый. [3]

Насчет коллизий в науке сформировалось двоякое мнение: в основном наличие противоречий  в праве оценивается как негативное явление, но есть и такие ученые, которые отмечают его позитивность. Например, позиция профессора В.М. Баранова, по мнению которого коллизии норм — это катализаторы совершенствования законодательства, без которых практически невозможно представить процесс правотворчества. [4] Ю.А. Тихомиров также отмечает положительность расхождений в нормах, т.к. они «служат свидетельством нормального процесса развития, или же выражают законное притязание на новое правовое состояние». [5]

О возможности существования a priori коллизий в административно-правовом законодательстве говорит п. «к» ст. 72 Конституции РФ:  предметом совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов является административно-правовое и административно-процессуальное законодательство [6]. Эта норма была конкретизирована ч. 1 ст. 1.1 «Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (от 30.12.2001 г. №195-ФЗ), определяющей, что законодательство об административных правонарушениях состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях. [7]

Рассмотрим несколько конкретных примеров проявления коллизий в административном праве:

  1. противоречие между федеральным и региональным законодательством (ст. 1.3 КоАП РФ).

Законодатель изначально акцентировал внимание на характеристику предмета ведения Федерации, а полномочия субъектов Российской Федерации определялись по остаточному принципу, которые не были закреплены в ст. 1.3 КоАП РФ как вопросы исключительного ведения Федерации. Для преодоления противоречий КоАП РФ был дополнен ст. 1.3.1, конкретизирующей предмет ведения субъектов Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях.  Это дополнение сработало неполноценно: из всей системы административных наказаний могли быть реализованы только предупреждение и административный штраф, а другие виды устанавливались и применялись исключительно на федеральном уровне.

Так же стоит отметить, что на федеральном уровне КоАП РФ — не единственный нормативный правовой акт, регулирующий административную ответственность (так же содержат данную норму  НК РФ, ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», АПК РФ, ГПК РФ, УПК РФ и некоторые другие). Но законодатель понимает, что возможность регулировать административное законодательство должна быть характерна только для КоАП РФ, т.к. возможен коллапс в правовом регулировании. Наличие правовых норм, устанавливающих административную ответственность на федеральном уроне, за границами КоАП РФ порождает серьезные проблемы: децентрализация нормативного правового регулирования, «размывание» объекта правовой охраны, использование различных видов наказания и пр. В связи с  этим, например, последние изменения, одновременно внесенные в КоАП РФ и ТмК РФ, демонстрируют отказ ТмК РФ в регулировании вопросов административной ответственности, как это было ранее.

Коллизии были заложены и при закреплении механизма назначения административных наказаний (гл. 4 КоАП РФ). Ст. 4.1 КоАП РФ содержит общие правила назначения административных наказаний: при назначении административных наказаний учитываются обстоятельства, смягчающие (ст. 4.2 КоАП РФ) и отягчающие (ст. 4.3 КоАП РФ) административную ответственность. Наряду с этим, отсутствует императивный механизм учета названных обстоятельств. На практике это может привести к игнорированию правоприменителя.

Установление длительных сроков данности привлечения к административной ответственности (ст. 4.5 КоАП РФ) также имеет противоречивый характер. Так, за нарушение законодательства РФ о противодействии терроризму (ст. 15.27.1 КоАП РФ) и законодательства РФ о противодействии коррупции в шесть лет со дня совершения административного правонарушения (ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ), что сопоставимо со сроком давности привлечения к уголовной ответственности за совершение преступлений средней тяжести.

  1. Коллизии между нормами законодательства об административных правонарушениях и законодательством, регулирующим позитивные (охраняемые) отношения, то есть внешние коллизии (т.к. подавляющее большинство норм Особенной части КоАП РФ носят бланкетный характер). Например, Ю.Л. Смирниковой, доктором юр. наук, отмечен ряд коллизий между ст. 15.25 КоАП РФ и валютным законодательством. Например, валютная операция, совершаемая при получении российским физическим или юридическим лицом от иностранного гражданина либо организации в счет передачи товаров, выполнения работ, оказания услуг наличных денежных средств в валюте РФ, не запрещенная законом, не может быть отнесена к категории незаконных валютных операций, совершение которых образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ. [8]

К числу коллизий относятся и  нормы, регулирующие производство по делам об административных правонарушениях. Учитывая высокий уровень латентности ряда административных правонарушений, следует предусмотреть применение такого процессуального действия как осмотр места совершения административного правонарушения, что позволило получить необходимую информацию для решения вопроса о возбуждении дела об административном правонарушении. Вместе с тем, в соответствии со ст. 28.1.1 КоАП РФ данное процессуальное действие юридически может быть совершено и оформлено исключительно при совершении административных правонарушений, предусмотренных ст. 12.24 или ч. 2 ст. 12.30 КоАП РФ, что лишает правоприменителя в ряде случаев возможности получить заблаговременно необходимую информацию.

Нельзя не отметить противоречия между институтом административной и уголовной ответственности. Отсутствие уголовной ответственности юридических лиц приводит к необоснованному установлению административной ответственности, что наиболее очевидно на примере норм глав 14—16 КоАП РФ. Очевидно, что такой подход не способствует эффективному противодействию экономическим правонарушениям.

Подводя черту вышеизложенному, можно сделать следующий вывод. Коллизии в административном праве носят как положительный, так и отрицательный характер. Их число продолжает расти. Для преодоления расхождений в праве законодатель должен комплексно реформировать административно-правовой институт с учетом целей административной ответственности и при выстраивании действенного механизма защиты субъектов от необоснованного применения мер административной ответственности. [9]

На сегодняшний день перед административно-правовой наукой стоит сложная задача по формированию научно обоснованных рекомендаций и устранению коллизий института административной ответственности путем: совершенствования законодательства; укрепления правопорядка и законности; повышения уважения к закону и праву в целом; повышения престижа правовых ценностей в обществе; развития общественного, группового и индивидуального право­сознания, повышение правовой культуры.

Библиографический список:

  1. Матузов Н.И. Коллизии в праве: причины, виды и способы разрешения // Издание вузов. Правоведение. 2000. № 5. С. 225—236
  2. Макарейко Н.В. Коллизии института административной ответственности: [Электронный ресурс] — http://modernlib.net/books/makareyko_n/administrativnoe_pravo/read/ — [Дата обращения: 18.10.2018]
  3. Понятие и виды юридических коллизий: [Электронный ресурс] — http://www.grandars.ru/college/pravovedenie/yuridicheskaya-kolliziya.html — [Дата обращения: 17.10.2018]
  4. Баранов В.М. Судебные ошибки в процессе развития форм российского права // Судебная власть в России. Роль судебной практики: учебное пособие. М., 2002. С. 40—53
  5. Тихомиров Ю.А. О коллизионном праве // Журнал российского права. 1997. N 2
  6. «Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФЗК, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ): [Электронный ресурс] — http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/c6e42f15d1b028b04b556f3f9ca32433ae2cc969/ — [Дата обращения: 17.10.2018]
  7. «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 02.10.2018): [Электронный ресурс] — http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=308097&fld=134&dst=1000000001,0&rnd=0.6067647627062989#07597218581385026 – [Дата обращения: 17.10.2018]
  8. Смирникова Ю.Л. Административная ответственность за нарушения валютного законодательства: коллизии правового регулирования и проблемы правоприменения // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. № 3. С. 23—26
  9. Коллизии в праве. Юридическая конфликтология: [Электронный ресурс] — https://lawbook.online/gosudarstva-prava-teoriya/lektsiya-kollizii-prave-30459.html — [Дата обращения: 18.10.18]
1 2 3 31