Савенко Я. Г. Институт судебной защиты в уголовном судопроизводстве

Институт судебной защиты в уголовном судопроизводстве

Institute of judicial protection in criminal proceedings

 

Савенко Яна Геннадьевна
Savenko Yana Gennadievna

Магистрант ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, Иркутск

yagsh@mail.ru

               

Аннотация.  В данной статье рассматривается сущность судебной защиты в уголовном судопроизводстве, основы её нормативного закрепления в праве России, а также иные аспекты реализации института судебной защиты в рамках уголовного процесса. Изучается перечень лиц, обладающих правом на защиту в уголовном процессе.

 Annotation. This article deals with the essence of judicial protection in criminal proceedings, the basis for its normative consolidation in the law of Russia, as well as other aspects of the implementation of the institution of judicial protection in the criminal process. The list of persons who have the right to protection in criminal proceedings.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, право на защиту, судебная защита, обвиняемый, подозреваемый, правосудие.

Key words: criminal proceedings, the right to defense, judicial protection, accused, suspect, justice.

Сегодня судебная защита стала наиважнейшей гарантией прав и свобод всех гражданин.

Право на защиту, в том числе и судебную, регламентировано основным нормативным документом нашей страны — Конституцией РФ [1], в ст. 52 которой прямо регламентировано, что государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Данное положение обеспечивает соблюдение прав и свобод граждан, связанных с защитой от противоправных посягательств; в механизме судебной защиты реализуется охранительная функция государства.

Конституция РФ прямо устанавливает в ч. 1 ст. 46: каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Безусловно, государственная защита прав и свобод граждан может проявляться и в других (внесудебных) формах реализации.

Но, как указывает Г.Ю. Вишнякова [2], в отличие от иных органов государственной власти (в том числе и правоохранительных), исключительно суд в качестве своей наиглавнейшей задачи имеет охрану прав и свобод граждан.

Судебная защита прав и свобод — основополагающая функция судебной власти.

По словам В.А. Боркуновой [3], указанная функция может быть реализована только в условиях разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, так как только в этом случае будет в полной мере обеспечено «равновесие» всех ветвей власти в государстве.

Только при таких условиях справедливый и независимый от иных властей суд сможет эффективно защитить права и свободы каждого человека.

Право на судебную защиту регламентировано многими нормативными документами, относящихся к различным сферам общественных отношений.

Судебная защита, соответственно, может реализоваться в  рамках каждой из таких сфер. По данному вопросу В.А. Лазарева указывает следующее: «Судебная защита прав и свобод личности реализуется путем осуществления правосудия в конституционном, гражданском, административном и уголовном судопроизводствах, однако в уголовном процессе происходит защита наиболее значимых для человека благ, в том числе жизни и свободы». [4]

В данной статье будет рассматриваться сфера уголовно-процессуального права, с учётом которой реализуется право на судебную защиту.

Судебная защита как неотъемлемая функция государства закрепляется как в Конституции РФ, так и в нормативных документах меньшей юридической силы, но значимых для системы права нашей страны.

Так, в ст. 16 УПК РФ [5] одним из принципов уголовного судопроизводства, действующих во всех его стадиях является обеспечение права на защиту.

Возникает вопрос, а кто же обеспечивает судебную защиту? Безусловно, это прерогатива государства, которое посредством установления соответствующих норм закона через систему судебных органов предоставляет возможность реализовать право на судебную защиту, в том числе и в рамках уголовного судопроизводства.

Круг лиц, которые обладают правом на судебную защиту в уголовном процессе, очерчен Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» [6], в котором указывается, что правом на защиту в уголовном процессе обладают следующие категории лиц:

— лицо, в отношении которого осуществляются затрагивающие его права и свободы процессуальные действия по проверке сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ; подозреваемый; обвиняемый; подсудимый; осужденный; оправданный; лицо, в отношении которого ведется или велось производство о применении принудительных мер медицинского характера; несовершеннолетний, к которому применена принудительная мера воспитательного воздействия; лицо, в отношении которого уголовное дело или уголовное преследование прекращено; лицо, в отношении которого поступил запрос или принято решение о выдаче; а также любое иное лицо, права и свободы которого существенно затрагиваются или могут быть существенно затронуты действиями и мерами, свидетельствующими о направленной против него обвинительной деятельности, независимо от формального процессуального статуса такого лица (обвиняемый).

Таким образом, судебная защита в рамках уголовного судопроизводства обеспечивается лицам, в отношении которых применяются меры, связанные с деятельностью правоохранительных органов при расследовании преступлений (а также при проверке сообщения о преступлении).

Право на судебную защиту выступает в виде особого правоотношения, возникшего в рамках уголовного процесса, на одной стороне которого находится лицо, обратившееся за защитой (например, обвиняемый, подозреваемый и т.д.), а на другой — суд, обязанный рассмотреть жалобу этого лица и принять законное и обоснованное решение (к примеру, в случае обжалования решения суда). 

Сущность судебной защиты раскрывает Т.С. Каледа, которая указывает: «Гарантия реализации права на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство предусматривает обеспечение реального доступа граждан к правосудию, неукоснительное соблюдение процедуры судебного разбирательства, обеспечение предусмотренных прав и гарантий участников судебного процесса, а также установленные законом возможности обжалования судебных решений. При этом справедливость понимается как обеспечение». [7]

По мнению Т.С. Каледа, сначала закон предусматривает наличие самого права на защиту, затем прописывает основы обеспечения реального доступа к правосудию, далее соблюдение всех процессуальных норм при реализации уголовного судопроизводства и, наконец, право обжаловать судебные решения (приговоры), что говорит о возможности максимально использовать свои права на судебную защиту, на законность, обоснованность и справедливость её реализации.

Законность, обоснованность и справедливость — крайне важные составляющие уголовного судопроизводства.

А уровень судебной защиты, в свою очередь, важнейший показатель правового характера государства и демократичности общества. 

Библиографический список:

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года) (ред. от 21.07.2014) // Российская газета. – 1993. — 25 дек. — № 237.
  2. Вишнякова Г.Ю. Понятие и сущность судебной защиты в уголовном процессе // Молодой ученый. — 2015. — №7. — С. 544-547.
  3. Боркунова В.А. Судебная защита прав и свобод граждан в российской федерации // Международный научно-практический журнал «Форум молодых ученых». — № 3 (3) [Электронный ресурс]. — Режим доступа [Дата обращения: 24.01.2018 г.]
  4. Лазарева В.А. Судебная защита в уголовном процессе РФ: Проблемы теории и практики: дис. док. юрид. наук / В.А. Лазарева. — Самара, 2000. — 420 с.
  5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 31.12.2017) // Российская газета. — 2001. — 22 дек. — № 249.
  6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» // Российская газета. — 2015 г. — 10 июля. — № 150.
  7. Каледа Т.С. Судебная защита в уголовном процессе: проблемы, теории и практики // Проблемы современной науки и образования. — 2013. — № 2 (16). — С. 134-136.