Уклонение от уплаты налогов, как основание не применения к должнику правил об освобождении его от обязательств

Уклонение от уплаты налогов, как основание не применения к должнику правил об освобождении его от обязательств

Tax evasion as a basis for not applying to the debtor the rules on its release from obligations

Демина Татьяна Ивановна

 Demina Tatyana Ivanovna

Магистрант ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

demina_tanya03.03.1995@mail.ru

Аннотация: данная статья посвящена рассмотрению вопроса уклонения от уплаты налогов, как основания не освобождения должника (банкрота) от исполнения обязательств.

Annotation. this article is devoted to the consideration of the issue of tax evasion as a reason not to release the debtor (bankrupt) from the performance of obligations.

Ключевые слова: уклонение от уплаты налогов, правило об освобождении должника от уплаты налогов, Закон о банкротстве.

Keywords: tax evasion, the rule on the debtor’s exemption from taxes, the bankruptcy Law.

Законодательство Российской Федерации, регулирующее несостоятельность (банкротство) физических лиц и индивидуальных предпринимателей носит реабилитационный характер, направлено на защиту интересов самого банкрота (должника) и его кредиторов.

С целью соблюдения основной задачи, введения института банкротства физических лиц, а так же баланса интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, законодатель ввел возможность применения правил об освобождении должника от обязательств, при рассмотрении ходатайства о завершении процедуры реализации имущества.

Правило об освобождении должника от исполнения гражданско-правовых обязательств представляет собой один из важнейших элементов законодательства о банкротстве. Правило об освобождении от обязательств имеет двойственную природу, заложенных в него функций: социально-реабилитационная и восстановительная.

По ходатайству финансового управляющего, кредиторов суд может не применить к должнику правила об освобождении, как при рассмотрении вопроса о завершении процедуры реализации имущества должника, так и после завершения процедуры (в порядке пересмотра судебного акта по новым и вновь открывшимся обстоятельствам).

Не применение к должнику при завершении процедуры реализации правил об освобождении скорее является исключением, чем правилом. Что свидетельствует о необходимости буквального толкования положений Закона, регламентирующих основания не применения правил об освобождении, не допуская расширительного.

Абзац  3 пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве содержит следующие основания не освобождения должника от обязательств:

вступившим в законную силу судебным актом гражданин привлечен к уголовной или административной ответственности за неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное или фиктивное банкротство при условии, что такие правонарушения совершены в данном деле о банкротстве гражданина;

гражданин не предоставил необходимые сведения или предоставил заведомо недостоверные сведения финансовому управляющему или арбитражному суду, рассматривающему дело о банкротстве гражданина, и это обстоятельство установлено соответствующим судебным актом, принятым при рассмотрении дела о банкротстве гражданина;

доказано, что при возникновении или исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор или уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве гражданина, гражданин действовал незаконно, в том числе совершил мошенничество, злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности, уклонился от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, предоставил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита, скрыл или умышленно уничтожил имущество. [1]

Рассмотрим уклонение  от уплаты налогов, сборов в качестве основания не освобождения.

Конституционный суд Российской Федерации, указал на правомерность закрепления данного положения, так как цель —  недопущение прикрытия противоправных действий должника, путем применения правил об освобождении от обязательств, а так же защита интересов кредиторов. [2].

Исходя, с теоретической точки зрения данное основание является наиболее удобоваримым для доказывания, в случаях заявления ходатайств о не освобождении. Однако, анализ практики, позволяет сделать вывод о не применении данного основания при рассмотрении вопроса о завершении процедуры реализации.

Это объясняется тем, что ни Закон о банкротстве, ни Постановления Пленума, ни обзоры судебной практики по делам о банкротстве не содержат сведении о том: — что понимать под уклонением от уплаты налогов, — какой размер задолженности является достаточным для применении правил об освобождении, — какой минимальный размер задолженности необходимым для не применения правил об освобождении, — достаточно ли самого факта наличии не оплаченной задолженности для толкования в качестве уклонения от уплаты долгов. Что говорит о неопределенности самой формулировки содержащейся в Законе, о возможности ее расширительного толкования.  Неопределенность формулировки обладает негативными свойствами, а именно субъективизм их толкования, отсутствие рамок толкования.

Возникает вопрос, можно ли говорить, что в любом деле при наличии включенной в реестр требований кредиторов задолженности по налогам и сборам (при наличии соответствующего ходатайства)? Конечно, нельзя уравнивать наличие неоплаченной задолженности с уклонением от уплаты. Хотя нормы права не содержит каких-либо оснований разграничений этих двух понятий.  

Некоторые авторы говорят, что для применения уклонения от уплаты обязательных платежей (налогов, сборов), в качестве основания, не позволяющего применить правила об освобождении должника от дальнейшего исполнения обязательств необходимо подтверждение намерения уклониться от уплаты обязательных платежей.  Данные обстоятельства могут быть установлены как в деле о банкротстве, так и вне рамок банкнотного дела.

Правоприменители полагают, что для подтверждения уклонения от уплаты налогов необходимо наличие судебного акта (вступившего в законную силу) или акта налоговой инспекции (не обжалованного в вышестоящие инстанции), в которых содержаться сведения о занижении налогоплательщиком налоговой базы, либо недостоверность сведений, содержащихся в налоговой и иной документации, либо иных сведений, подтверждающих намерение должника уклониться от уплаты налогов. [3].

Так же в практике встречаются случаи не освобождения от обязательств, при наличии постановления следователя о прекращении уголовного дела в связи с нереабилитирующим основаниями (истечение срока привлечения к ответственности). [4].

Реже, встречаются случаи из практики, когда за должником сохраняются обязательства (без наличии актов других органов) в случае установления судом имеющейся финансовой возможности для полной или частичной оплаты обязательств в срок. [5].

Встречаются и примеры из практики, когда должник не освобождался от обязательных платежей в связи с неоплатой налогов и сборов при отсутствии выше перечисленных случаев.

Так суд не освободил должника от обязательств, ссылаясь на уклонение от уплаты налогов, что подтверждено реестром требований кредиторов, определениями о включении в него требований ФНС. Кроме того суд, указал на то, что уполномоченным органом выставлялись требований о взыскании налогов, решения по статьям 46 и 47 Налогового кодекса Российской Федерации, а так же постановления. ФНС были начислены пени и штрафы в связи с неоплатой налогов и сборов, что свидетельствует об уклонении от уплаты налогов. [6].

Исходя, из вышеизложенного, нужно, обратить внимание, на необходимость подготовки разъяснений в части рассмотренного основания не освобождения должника (физического лица или индивидуального предпринимателя) от дальнейшего исполнения обязательств. Законодательно закрепить: — что понимать под уклонением от уплаты налогов в рамках вопроса об освобождении, — какой суммы задолженности достаточно или же необходимо для не применения правила об освобождении, — какой срок неоплаты достаточен для не освобождения.

Неопределенность формулировок, отсутствие разъяснений в части толкования норм по вопросам данного основания не освобождения от обязательств особенно не правильно в правовых нормах, связанных с основаниями ответственности. Это подтверждается рекомендацией и тем, что «количество оценочных понятий должно сокращаться в той сфере, где уголовный закон устанавливает основания ответственности». Эта рекомендация по аналогии подходит и для гражданского правовой — ответственности.

Библиографический список:

  1. Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ (ред. от 03.07.2019) «О несостоятельности (банкротстве)» (с изм. и доп., вступ. в силу с 03.07.2019). [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru/10103670/.
  2. Определение Конституционного Суда РФ от 23 ноября 2017 г. № 2613-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гольма Евгения Владимировича на нарушение его конституционных прав абзацем четвертым пункта 4 статьи 213.28 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru/10103670/.

3 Постановление АС Центрального округа от 01.03.2017 № Ф10-499/2017 по делу №А48-4550/2015. [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru/10103670/.

  1. Постановления АС Северо-Западного округа от 19.04.2017 № Ф07-3110/2017 по делу № А26-687/2016. [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru/10103670/.
  2. Постановление АС Северо-Западного округа от 05.09.2017 № Ф07-9418/2017. [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru/10103670/.
  3. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 12.10.2018 №Ф04-4047/2018 по делу № А03-8447/2017. [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru/10103670/.