Вячина Т. В. Некоторые вопросы квалификации незаконного предпринимательства

Некоторые вопросы квалификации незаконного предпринимательства

Some issues of qualification of illegal entrepreneurship

                                                                                             

Вячина Тамара Викторовна

                                                                                            Vyachina Tamara Viktorovna

                                             магистрант ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

                                                                                                      toma.vyachina@mail.ru

Аннотация. В данной статье рассмотрены вопросы, квалификации незаконного предпринимательства, способствующие разграничению конкуренции норм.

Annotation. In this article, issues, qualifications of illegal entrepreneurship, promoting the delineation of competition rules will be considered.                     

Ключевые слова: незаконная предпринимательская деятельность, Уголовный Кодекс РФ, Постановление Пленума ВС РФ.

Key words: illegal entrepreneurial activity, Criminal Code of the Russian Federation, Decree of the Plenum of the RF Armed Forces.               

Специфика квалификации незаконного предпринимательства заключается в разграничении правомерной предпринимательской деятельности и использования лицом своего гражданского права исключительно во вред государству и другим лицам.

Зачастую действия, которые по своей сущности посягают на общественные отношения в области ведения предпринимательской деятельности связаны с другими сопутствующими преступлениями.

На основании статьи 171.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации следует отметить, что производство/покупка, реализация, транспортировка продукции, которая относится к немаркированной, может производиться исключительно субъектами хозяйственной деятельности, которые в свою очередь, выполнили все требования регистрации и лицензирования конкретного товара, согласно нормам законодательства России. [1]

В случае, если субъектом предпринимательской деятельности проводится в крупном или особо крупном размере производство, покупка, реализация, транспортировка немаркированной продукции, которая подлежит маркировке акцизным знаком, знаком соответствия товаров, знаком, защищающий от подделки и так далее, то такая деятельность подпадает под действие статей 171 и 171.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

В случае, если предприниматель использует маркировку чужой торговой марки, знаки соответствия, обозначения происхождения товара, а также другие возможные обозначения, которые принадлежат другому производителю схожих товаров, то данное преступление следует квалифицировать на основании статей 180 и 171 Уголовного Кодекса РФ в совокупности.

При возникновении ситуаций, где предпринимательская деятельность была связана с производством, приобретением, реализацией. Хранением, транспортировкой с целью продажи продукции, услуг, товаров, которые не соответствуют нормам безопасности здоровья покупателей, безопасности для жизни потребителей, то данное преступление  подпадает под действие статей 171 и 238 Уголовного Кодекса Российской Федерации в совокупности.

В случае, если субъект предпринимательской деятельности производит, приобретает, реализует, хранит и транспортирует продукцию, которая имеет поддельную маркировку государственных обозначений, то данное преступление классифицируется согласно статей 171 и 181 Уголовного Кодекса Российской Федерации и обозначается, как преступление, совершенное из корыстной заинтересованности. [5]

Преступления именно в предпринимательстве имеют ряд отличий от других смежных составов преступления. К данным признакам стоит отнести:

Способ совершения правонарушения;

Особый субъект предпринимательской деятельности;

Содержание мотива и умысла совершенного преступления.

На практике возникают сложности в разграничении преступлений субъектов предпринимательской деятельности и мошенничества. Не смотря на наличие большого количества схожих черт, эти два определения имеют ряд основных отличий, согласно которым можно разграничить мошенничество и предпринимательские преступления.

При незаконной предпринимательской деятельности осуществляются такие незаконные действия, которые влекут за собой недействительность сделки, а в случае, если речь идет о мошенничестве, то целью данных незаконных действия является завладение чужим имуществом, с помощью обмана, на основании фиктивной сделки. Таким образом, в качестве вывода к вышеуказанному стоит отметить, что целью мошенничества является завладение чужим имуществом с помощью обмана единоразово, а незаконного предпринимательства – получение дохода от незаконной деятельности на регулярной основе.

Конкуренция между незаконным правонарушением и уклонением от уплаты налогов разрешается, учитывая при этом характер субъективной стороны состава преступления. Стоит отметить, что незаконное предпринимательство является общей нормой в отношении уклонения от уплаты налогов (согласно статей 198 и 199 Уголовного Кодекса РФ).   Поэтому, если был установлен факт уклонения от уплаты налогов, то данное правонарушение должно быть квалифицированно согласно статей 198 и 199 Уголовного Кодекса РФ, во избежание двойной ответственности за одно преступление.                                 

Содержание статьи 171 Уголовного Кодекса РФ ощутимо сужает понятие «незаконного предпринимательства». Это и не позволяет определить данные составы преступления как общие и специальные по отношению одного к другому. Таким образом объем одно состава не может быть перекрыто объемом другого. Ранее, согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. № 8 действия виновного, занимающегося предпринимательской деятельностью без регистрации или без лицензии и уклоняющегося от уплаты налога с доходов, полученных в результате такой деятельности, надлежало квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст.ст. 171 и 198 УК РФ. [3]

Данная формулировка вызвала критику от ряда авторитетных специалистов в сфере правоведения и уголовного законодательства. Они считают, что в ущерб от незаконной предпринимательской деятельности стоит также включать неуплату налогов за определенный период времени, а также уклонение от уплаты других обязательных платежей во внебюджетные фонды.         Как указывает А. Р. Сиюхов, «осуществление предпринимательской деятельности без регистрации в соответствующих государственных органах неминуемо влечет за собой уклонение от уплаты налогов с различных объектов налогообложения, возникающих в результате предпринимательской деятельности. Однако подобное деяние образует объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ. Незаконное предпринимательство является преступлением само по себе. [6] Следовательно, доход, полученный в результате этой преступной деятельности, также является преступным, а потому должен изыматься в доход государства, а не облагаться налогом. По этой причине идеальной совокупности уклонения от уплаты налогов и незаконного предпринимательства быть не может».     Под напором авторитетного мнения большинства правоведов, пленумом Верховного Суда Российской Федерации 18 ноября 2004 года выло вынесено постановление, в котором было сказано «Деятельность лица, который признан виновным в осуществлении незаконного предпринимательства и который уклонялся от уплаты налоги и (или) обязательные сборы с доходов от осуществления своей деятельности, в полном объеме охватывается составом преступления, который предусмотрен в статье 171 Уголовного Кодекса Российской Федерации» . [2]

Данное постановление является абсолютно верным. Однако, стоит сказать о том, что при наличии двух абсолютно противоположных разъяснений высшей инстанции судов, при отсутствии значимых изменений в законодательстве государства, можно говорить о том, что оно является достаточно негативным фактором. Таким образом, в период действия данного постановления было не ясно, как поступить по отношению к  лицам, которые были осуждены по совокупности за незаконное предпринимательство и уклонение от уплаты налогов. Всё это связано с тем, что нормы о декриминализации не регулируют данные отношения в силу ненормативного характера Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации.   Также неясным представлялось то обстоятельство, почему Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. № 8 даже после принятия Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г. № 23 так и не были внесены изменения. Фактически на протяжении более двух лет, до принятия действующего Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г. № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» который разрешил данную коллизию, существовало два, имеющих силу, но противоположных по смыслу, акта Верховного Суда РФ. [4]

Библиографический список:                                                                                             

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63 –ФЗ(в ред. от 23.04.2018) Собрании законодательства Российской Федерации. –   –  № 25. –  Ст. 2954
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г. № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве» (в ред. от 07.07.2015) // Бюллетень     Верховного Суда Российской Федерации, февраль 2004 г., № 2                
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов» (утратило силу)                         
  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» // Бюллетень Верховного Суда РФ, март 2007 г., № 3   
  5. Андреев В. К. Предпринимательское законодательство России : научные очерки. – М., 2014. – 198 с.                                                                                  
  6. Налоговые преступления: проблемы квалификации. – М., 2008; Сиюхов А.Р.: автореф. дис. … к-та юрид. наук. – К., 2012.