Защита прав субъектов финансовых правоотношений в Российской Федерации

Защита прав субъектов финансовых правоотношений в Российской Федерации
Protection of the rights of subjects of financial relations in the Russian Federation

 

Даржаева Аюна Ивановна
Darzhaeva Ayuna Ivanovna
студентка ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск
Darzhaev59@mail.ru
Лебедева Юлия Ильинична
Lebedeva Yuliya Ilyinichna
студентка ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск
Lebedevalulu0011@yandex.ru

Аннотация. В статье идет рассуждение о приоритетности такой задачи как защита прав субъектов финансовых правоотношений в Российской Федерации. О довольно частых возникновениях спорных ситуаций в различных сферах финансовых отношений и применение мер государственного принуждения. Также мы затрагиваем вопрос о существующих коллизиях подведомственности при разграничении компетенции между судами.

Annotation. The article is reasoning about the priority such objectives as protection of the rights of subjects of financial relations in the Russian Federation. On a fairly frequent occurrences of disputes in various spheres of financial relations and the application of measures of state coercion. Also we touch upon the question of existing conflicts of jurisdiction in the delimitation of competence between the courts.

Ключевые слова: Защита, субъект, правоотношения, гарант, механизм, права, интересы.

Keywords: Protection, subject, legal, guarantee, mechanism, rights, interests.

 

На сегодняшний день регулирование финансовых правоотношений в государстве занимает ведущую позицию. В связи с тем, что существует огромное количество правовых норм, регулирующих данные правоотношения, возникает проблема правоприменения в сфере защиты прав субъектов таких правоотношений. Спорные ситуации в финансовых отношениях могут возникать в различных сферах. Например: в сфере налоговых отношений, пенсионного обеспечения, социального страхования, нарушения прав и законных интересов частных лиц, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения физическими лицами и организациями требований финансового законодательства и в случае привлечения к финансовой ответственности за нарушения финансово-правовых норм.

Обеспечение защиты прав и свобод субъектов финансового права – одна из важнейших задач государства. Подавляющее большинство сделок совершаемых в процессе экономической жизни страны, связано с движением денежных средств, появлением новых прав и обязанностей у субъектов, которые от своего имени заключают сделки. Как говорилось выше защита прав субъектов финансового права является одной из приоритетных задач государства и означает выполнение правил закрепленных в финансово-правовых нормах. При нарушении норм финансового законодательства, применяются меры государственного принуждения. С помощью мер государственного принуждения обеспечиваются исполнение субъектами финансового права своих юридических обязанностей, а в необходимых случаях осуществляется восстановление нарушенных прав.

Поэтому государство, будучи официальным представителем и гарантом безопасности всех участников финансовых правоотношений, устанавливает способы защиту нарушенных прав. Соблюдение прав субъектов финансового права обеспечивается государством, и определяется как соблюдение правил, закрепленных в финансово-правовых нормах.

В этих целях законодатель закрепляет применение в сфере финансовых правоотношений мер государственного принуждения, которые являются неотъемлемым элементом механизма правового регулирования отношений данного вида. Использование мер государственного принуждения необходимо не только в отношении между субъектами финансового права, но и в случаях возникновения необходимости защиты и восстановления нарушенных прав и законных интересов субъектов финансового права. В этих целях возможно применять методы убеждения и принуждения.

Первым рассмотрим метод убеждения. Его можно рассматривать как метод психического воздействия на сознание и поведение граждан, проявляющийся в широком комплексе воспитательных, рекомендательных, разъяснительных мероприятий, применяемых в целях обеспечения правомерности поведения, обеспечения организованности и дисциплинированности людей во всех сферах общественной жизни [2].

В финансовом праве метод убеждения определяется как совокупность мер воспитательного характера, осуществляемых для повышения правосознания граждан, недопущения осуществления преступлений и добровольного соблюдения норм финансового законодательства. Исходя их анализа практики применения метода убеждения одной из особенностей данного метода выделено то, что наиболее часто применяемой формой метода убеждения является разъяснительная работа.

Такая форма, как разъяснение позволяет добиться добровольного выполнения требований норм финансового законодательства. В ряде случаев помимо метода убеждения возможно применение такого действенного метода государственного регулирования как метод принуждения.

Государственное принуждение – это осуществляемое на основе закона государственными органами, иными уполномоченными на то организациями, должностными лицами физическое, психическое, имущественное или организационное принуждение в целях соблюдения и исполнения правовых предписаний [3]. Метод принуждения подразумевает под собой применение санкций либо запретительных мер и применяется как карательная мера при нарушении установленных и санкционированных государством правил поведения в области образования, распределения и использования государственных и местных фондов денежных средств.

Н.И. Козюбра подчеркивает, что принуждение выступает сдерживающим фактором для всех незаконопослушных граждан и обеспечивает общую обязанность выполнять правовые нормы [4].

При анализе данных методов было выявлено, что более проблематичным в применении является метод убеждения, и именно применение данного метода является одной из проблем регулирования финансовых отношений. Основной проблематикой его применения является то, что он ориентирован на высокий уровень правосознания субъектов финансовых правоотношений, на высокие моральные ценности и правовую культуру в целом, что является несвойственным на сегодняшний день для определенной части субъектов данных правоотношений и влечет за собой невозможность в полной мере осуществлять регулирование финансовых отношений по способу метода убеждения. Применение метода убеждения в полной мере, для контроля отношений в сфере финансов, возможно лишь при отсутствии правового нигилизма у субъектов финансового права и наличия у них высокого уровня правовой культуры.

Вместе с тем использование мер государственного принуждения необходимо и в случаях возникновения потребностей в защите либо в восстановлении нарушенных прав и законных интересов субъектов финансового права. В настоящее время для защиты прав и законных интересов субъектов, участвующих в финансовых правоотношениях, применяется административный и судебный порядок. В сфере финансовых правоотношений административный порядок, как и судебный, имеет свои особенности.

Юридические лица – субъекты финансового права – вправе обращаться за судебной защитой и в том случае, если оспариваемые финансовые отношения оформлялись договором. В соответствии со ст. 27 АПК РФ [1] арбитражным судам подведомственны дела по экономическим спорам, возникающих из всех видов правоотношений, если сторонами являются юридические лица, Российская Федерация, субъекты РФ.

В настоящее время наиболее распространена проблема нарушения судебной подведомственности. Судебная подведомственность определяет круг дел, входящих в компетенцию суда общей юрисдикции и арбитражного суда. Так при нарушении условной подведомственности (до обращения в суд спор должен быть разрешен в обязательном претензионном порядке) может наступить правовое последствие в виде оставления заявления без рассмотрения. Таким образом, субъект утрачивает своего права на защиту[5].

На сегодняшний день существует немало коллизий подведомственности при разграничении компетенции между судами общей юрисдикции и арбитражными судами. В частности, существуют проблемы разграничения подведомственности по делам, возникающим из публичных правоотношений. Согласно ст. 29 АПК РФ, арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности. Так, арбитражные суды рассматривают ряд категорий дел, указанных в АПК РФ, в том числе дела об оспаривании нормативных правовых актов в разных сферах, перечисленных в п. 1 ч. 1 ст. 29 АПК РФ, а в случаях, предусмотренных федеральным законом, и в иных сферах. Таким образом, такие дела подлежат рассмотрению в арбитражном суде только в тех случаях, когда арбитражный суд прямо назван в федеральном законе в качестве суда, компетентного рассматривать эти дела.

Если говорит о таком показателе как частота применения, то необходимо отметить, что до 90-х годов преобладал административный порядок защиты прав субъектов финансового права, сейчас набирает обороты судебный порядок защиты. Особенностью судебного порядка можно выделить то, что он применялся в основном при защите интересов государства в целях взыскания налогов, а вот граждане свои права защищали в административном порядке. На сегодняшний день в судебной практике количество финансовых споров постоянно возрастает за счет обращений граждан. Это обусловлено стремлением субъектов финансового права отстаивать свои конституционные права и законные интересы. А вот намерение органов государственной власти действовать в финансовой сфере методами, соответствующими конституционно значимым стандартам, развивается гораздо медленнее.

Библиографический список:

  1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 N 95-ФЗ (ред. от 19.12.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017)
  2. Aлeхин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации: учеб. М.: Зерцало, 2005.
  3. Теория государства и права: учеб. / Под ред. В.К. Бабаева. М., 2001.
  4. Ветров Н.И. Профилактика правонарушений среди молодежи. М.: Юрид. лит-ра, 1980.
  5. Чуева А.С., Иваненко И.Н. К вопросу о способах защиты прав субъектов финансово-правовых отношений // Электронный научный журнал. 2015. № 1 (1). С. 376-382.